Душою болел за родную команду

Был просто ошеломлён сегодняшней новостью о скоропостижной кончине гендиректора волейбольного «Енисея» Эдуарда Носкова. Во-первых, человеку всего-то 40 лет было. Во-вторых, Эдуард Александрович являлся одним из самым уважаемых мною людей в красноярской спортивной отрасли.

Этот человек всегда душою был с командой, за которую сам когда-то выступал (тогда ещё в «Дорожнике») и в качестве капитана выводил её в Суперлигу. В последние годы он не просто присутствовал на всех домашних матчах клуба, сдержанно, зато искренне радуясь за выигранные концовки партий, но даже на гостевые игры частенько ездил. Я был удивлён, когда впервые пришёл в Санкт-Петербурге на мало что значившую встречу местного «Автомобилиста» и «Енисея» и увидел там, в Академии волейбола Платонова, Эдуарда Александровича.
При этом он никогда не позволял себе вмешиваться в работу наставников по ходу матчей, чем нередко грешат иные руководители, – все вопросы и претензии были исключительно после игр. Что же касается частых изменений в составе и тренерском штабе «Енисея» (за последние лет пять), то это, на мой взгляд, было связано с тем, что Эдуард Носков всегда хотел видеть свою родную команду на верхних строчках турнирной таблицы, не являясь сторонником принципа «да пускай себе играют, как играют». Оттого-то частенько и летели головы наставников и игроков – чтобы попытаться выправить ситуацию, спасти сезон, улучшить атмосферу в команде. Иными словами, ни за что не поверю, что с Эдуардом Александровичем не уживались, и с кем-то приходилось расставиться из-за личной неприязни.
Могу судить об этом по себе: как бы жёстко и критично мне ни приходилось писать о красноярской волейбольной команде, в том числе в провальных для неё чемпионатах, гендиректор «Енисея» ни разу не позволил себе бросить хотя бы малейшую угрозу в мой адрес, предъявить претензию или даже намекнуть на то, что статейку надо было бы повеселее, оптимистичнее сделать. «Сами проиграли, на кого уж тут обижаться», – нередко давал он понять мне в наших очных беседах.
Эдуард Александрович всегда был открыт для интервью и как настоящий профессионал отвечал на все мои вопросы, какими бы провокационными они ни были. И если в том же хоккейном «Соколе» меня и за шкирку хватали, и пинали, и прилюдно оскорбляли, и проход на матчи пытались перекрывать, а игрокам так вообще запрещали со мной общаться под угрозой увольнения (просто за то, что не умалчивал о крупных поражениях, проводил глубокий анализ игр и сезонов, рассуждал о тех или иных изменениях в клубе), то в волейбольной команде никогда подобного не происходило. Хотя, казалось бы, в хоккей я сам с детсадовского возраста играю и прекрасно осознаю, о чём и как пишу; тогда как в волейболе, к которому пристрастился лишь в середине 2000-х, даже подачу нормально не выполню. О чём это говорит? Об уровне адекватности руководителей и их уважении ко всем участникам спортивного процесса, включая журналистов, помогающих сделать тот или иной вид спорта более популярным, медийным и тем самым привлечь дополнительных болельщиков на трибуны.
Добавлю также, что около пяти лет назад Эдуард Александрович предлагал мне стать пресс-секретарём красноярского волейбольного клуба. Но я тогда работал в редакции газеты «Спорт на Енисее» и, учитывая одинаковый уровень зарплат и там, и там, решил не прыгать с места на место. Отказался (наверное, всё-таки зря) и на полставки трудиться, решив, что не потяну сразу в двух организациях, особенно с учётом отсутствия выходных дней. Тем не менее по сей день помню о тогдашнем предложении и считаю его большим комплиментом в свой адрес.
Земля Вам пухом, Эдуард Александрович! Вы были отличным, неравнодушным руководителем и мудрым человеком. Надеюсь, новый гендиректор волейбольного «Енисея» будет следовать тем же принципам в своей работе, которых придерживались Вы (представителям других красноярских клубов тоже, кстати, не помешало бы поучиться).
Невосполнимая утрата. Скорблю. Помню. И очень ценю то, что был знаком лично с таким человеком.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий