Малая Тумна

На территории Балахтинского района Красноярского края всего один населённый пункт расположен в непосредственной близости к федеральной автодороге Р-257. Это деревня Малая Тумна, проблем в которой, напротив, не так уж и мало. Рассказывая о своей жизни здесь, местные жители все как один упоминают петли с удавками и яростно матерятся, хая власть. О безнадёжности и отсутствии веры в день завтрашний красноречиво говорит уже состояние подавляющего большинства дома – прохудившихся, покосившихся, вросших в землю. При этом детворы в деревне много, и сами пацаны уверяют, что часто играют в футбол двумя полноценными командами – на заросшей поляне с воротами без сетки. Но где-либо ещё проводить время чумазым школьникам, которые учатся в Огуре, попросту негде. Клуб в Малой Тумне почти всегда закрыт, а детская площадка на заднем его дворе настолько стара, что игры на ней опасны для здоровья.

С работой, на первый взгляд, не так уж всё и плохо. В деревне работает контора ЗАО «Сибирь», поставляющая молочную продукцию в крупные торговые сети региона. На въезде в Малую Тумну находится придорожный кемпинг с отелем и кафешкой. Правда, качество еды в последней, мягко говоря, не впечатлило.

Так или иначе, в перечисленных местах работают деревенские жители. И работают так, насколько им позволяет образование (а где его получать?) и настроение (откуда ему здесь взяться?). Чуть меньше полусотни человек имеют возможность зарабатывать какие-то деньжата, никуда не мотаясь, – уже неплохо. Однако в деревне живёт в пять раз больше людей. И куда пристроить хотя бы каждого второго – вопрос.

Совсем другое дело – советские годы, когда в Малой Тумне функционировал совхоз. Тогда здесь были и школа с детсадом, и людей жило гораздо больше. Перестройка всё сгубила, вынудив людей выживать, а кого-то – откровенно доживать.
Сейчас в деревне всего один магазин. Находится он в убогом вагончике. Открывается не так уж и часто. Ассортимент реализуемой продукции очень скудный. В Огуре, Приморске или Балахте тоже особо не затоваришься. Приходится уповать на собственное хозяйство. Но местные жители, по их же словам, скотину почти не держат. Выручают огороды. А кого-то – сердобольные соседи.

Перед поездкой в Малую Тумну я случайно узнал про тамошнюю бабульку, которая бродит по местным улицам с топором и нередко выходит даже на трассу. В деревне подтвердили, что такая действительно есть, причем не только с топором разгуливает, но и с колуном, и с другими опасными штуковинами. Показали даже дом, в котором она живёт. Объяснили, что у неё какая-то опухоль и, соответственно, проблемы с головой. Но успокоили: легендарная бабуля никого ещё не зарубила.
Впрочем, в деревню я ехал не ради встречи с потенциально опасным человеком. В одно время здесь случайно побывал красноярский прозаик Александр Щербаков – мой многоуважаемый коллега по Союзу писателей России. Из его рассказа о малотумнинской старушонке Ильинишне, едва не окочурившейся после напасти в лесу, но спасённой мимо проезжавшими на уазике мужиками, мне как раз и довелось впервые узнать небольшие подробности об этом населённом пункте. Впрочем, в отличие от Александра Илларионовича, я по Малой Тумне походил с полчаса и увидел в разы больше, чем он. И назвать деревеньку «богохранимой», как это сделал Щербаков, увы, не могу.

Степан РАТНИКОВ.

Поддержать автора можно здесь.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий