Из дивногорцев в киришане – за полмесяца

личное

Возвращение из родного края в Ленинградскую область представлялось мне куда более тяжёлым и беспокойным, чем вышло на самом деле. 15 апреля я провёл со своими маленькими актёрами последнее занятие в стенах Дома детского творчества, забрал трудовую и медицинскую книжки, на следующее утро освободил ставшую ненавистной квартирку на дивногорской Набережной, передав ключи новому владельцу, затем отправился по родственникам на прощальные посиделки, заночевал в Красноярске у своего тёзки, живущего напротив – нарочно не придумаешь! – моего бывшего дома в Покровском микрорайоне, а уже 17-го в обед прилетел в Санкт-Петербург, откуда мы вместе с лучшим другом выдвинулись в Кириши.

Самым сложным оказался поиск квартиры для временного проживания. За шесть-семь часов того же дня нам показали с десяток хаток – одна другой хуже, ещё и за баснословные суммы: где-то ни намёка на ремонт, где-то тараканы неприветливо встречали, где-то всё более-менее сносно, но… грязно. Последнюю и пришлось хватать. Несмотря на то что двухкомнатная (куда мне столько пространства всего-то на месяц?). Лишь бы только не на улице ночевать. Час упражнений с тряпкой – стало почище. Но всё равно неуютно. Поэтому оставалось надеяться на то, что за пару-тройку недель найдётся подходящий вариант для покупки. Рынок недвижимости, как назло, был почти пуст.
На следующий же день я обнаружил на полке шкафа в съёмной квартире книгу «Большое кочевье». Земля оказалась круглой до такой степени, что никакая геометрия не опишет. Автор упомянутого произведения – Анатолий Буйлов, с которым мы несколько лет жили в соседних – первом и третьем – домах на улице 30 лет Победы в Дивногорске.
Начав читать роман земляка, поймал себя на мысли, что и квартира, в которой нахожусь, напоминает о родном городе времён детства. Номер на ней был идентичен тому, что красовался на нашей входной двери по вышеупомянутому адресу. Да и бульвар Молодёжный – тоже совпадение, ведь после размена с родителями я переехал в одноимённый посёлок между Дивногорском и Красноярском. Ещё и номер дома – 22: моё любимое число. Может, очередной знак?
Так или нет, но уже через пять дней я вышел на сделку, присмотрев себе симпатичную двухкомнатную квартиру (после унылой дивногорской однушки с бичами и зеками по соседству) в кирпичном доме недалеко от железнодорожного вокзала Киришей. И в тот же вечер перебрался в своё новое жилище. Получилось, что на Молодёжном бульваре не пробыл даже недели. Зато 16 тысяч рублей – как с куста.
Наконец, в заключительный апрельский денёк в моём паспорте появился штамп с пропиской. Таким образом, не прошло и двух недель с момента перелёта, как я стал полноправным киришанином. Оставалось дождаться личных вещей, которые уже ехали на Северо-Запад из Сибири, и решать иные – менее значимые – документально-жилищные вопросы.
Из дивногорцев в киришане – за полмесяцаЗа это время удалось обойти новый город вдоль и поперёк. И убедиться в том, что выбор сделан правильный: здесь мне будет комфортнее, чем на родине. На это указывали многие факторы: наличие ледовой арены, где можно круглогодично играть в хоккей; центра водного спорта, в котором проводят свои домашние матчи несколько команд мастеров по водному поло; бессчётное количество торговых центров и сетевых магазинов; не менее симпатичная набережная, пускай и без гор по другую сторону реки; максимально подходящий мне рельеф, чтобы сердечко с суставами не напоминали о себе так же часто, как в Дивногорске. А главное – до Санкт-Петербурга всего два часа на электричке!
Кстати, Кириши имеют немало общего с Красногвардейским районом Питера, где я жил два с небольшим года. Некоторые места показались схожими с Предмостной площадью Красноярска и новой частью Минусинска. О Дивногорске же ничего, кроме реки, не напомнило. Может, оно и к лучшему. Не нужна мне такая ностальгия. Хватит метаться.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Комментировать
Adblock
detector