Томск

Едва заехали в город, он мне сразу напомнил Абакан. В тот же день пошли гулять по томским улочкам, и я стал находить немало сходств уже с Красноярском. Но всё-таки у Томска, по большей части, своё лицо. И поводов для удивления, как приятных, так и не особо, хватало. Больше всего времени мы протусили по улице Ленина. Поразило количество ПАЗов, курсирующих по Томску. Ещё и с газовыми баллонами на крышах. У нас, в Красноярске, селёдочные бочки уже давно не в почёте, если рассматривать транспортный вопрос масштабно.

При этом дорожные заторы никто не отменял. В пятницу в послеобеденное время колонна автобусов образовала в центре Томска гигантскую пробку. Знакомо, не правда ли?
Стоимость же проезда там чуть поменьше, чем в городе на Енисее. Чтобы прокатиться в томской маршрутке, необходимо заплатить 12 рублей. Пенсионерам, при предъявлении пенсионного удостоверения и паспорта, – вообще восемь. Никаких электронных карт, как я понял, нет. С кондукторами тоже напряжёнка. По крайней мере, в ПАЗиках.
Отмечу, что во время пешей прогулки нам на глаза не попадались лица кавказской национальности. Таковых мы обнаружили только среди таксистов. Зато молодёжи – не сосчитать. Говорят, что едва ли не половина населения Томска – студенты. Если это так, то гранит науки в старинном городе грызут свыше трёхсот тысяч человек! Охотно верю, потому как количество вузов, увиденных нами (не говоря о тех, которые в поле нашего зрения не попали), было просто огромным.
Библиотек, к слову, тоже много. А книжных магазинов – в разы больше, чем в Красноярске. Вот куда надо ехать своё творчество продвигать. Отмечу и то, что в Томском госуниверситете факультеты филологии и журналистики не составляют единое целое, как это было в красноярском вузе, когда я в нём учился. А ещё на томском филфаке гораздо больше отделений. Среди них меня особо заинтересовало «Литературное творчество». Но поступать туда я, естественно, не собираюсь. От одного слова «учёба» становится не по себе.
А вот перекусить в Томске – целая проблема. Во время двухчасовой прогулки мы с трудом отыскали какую-то восточную кафешку, где можно было заказать салатик, супчик и т.п. Кто привык употреблять фастфуд и прочую незатейливую пищу, может не париться. От одного количества блинных у меня чуть шар не выпал.
Понравилась архитектура. Домики красивые, причём как современные, так и старенькие. Удивился, наткнувшись на несколько деревянных трёхэтажек. Может, они и в Красноярске есть, просто я не в курсе. Но наибольшее впечатление на меня произвёл дом по улице Елизаровых, в котором мы три дня проживали. Кирпичная шестиэтажка с ухоженными подъездами, оригинальными в плане облицовки стенами и уютным двориком, пускай и без детской площадки. Можно было смело там оставаться. Если бы лишние деньги водились…
Фонтанов, к слову, не меньше, чем в Красноярске. Во всяком случае, в центре Томска. Повсюду памятники и мемориальные таблички. Даже рубль увековечен. Но дольше всего я простоял на набережной реки Томь, возле бронзового Антона Павловича Чехова. Не мог отказать себе в удовольствии сфотографироваться с великим писателем. Заодно и магнитик себе с мини-копией карикатурного памятника приобрели. Карикатурного, потому что местные жители таким вот образом отомстили Чехову за его нелестные высказывания о городе: «Томск гроша медного не стоит… Скучнейший город… и люди здесь прескучнейшие… Город нетрезвый… Грязь невылазная… на постоялом дворе горничная, подавая мне ложку, вытерла её о зад… Обеды здесь отменные, в отличие от женщин, жёстких на ощупь…».
В общем, наша поездка удалась. И хотя в слегка грязноватом (соглашусь с Чеховым) Томске было хорошо, дома, как известно, лучше. Особенно в родной кровати, из которой я полдня не вылезал сразу по прибытии в Красноярск.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий