«Давай поженимся!» Анастасии Астафьевой

«Давай поженимся!» Анастасии Астафьевой

От рассказа дочери Виктора Астафьева веет жуткой безнадёгой. Как бы читатель ни относился к персонажам – с сочувствием ли, с жалостью, с отвращением или презрением, поверить в счастливую концовку невозможно. На молодой матери, психологически сломавшейся после кровавой сцены с крушением поезда, можно ставить крест сразу, ибо начала квасить, гулять и плюнула на собственного ребёнка, что – ни в какие ворота. Не видать счастья в личной жизни и молодому отцу, который устал воспитывать сына в одиночку и пришёл на телевидение искать себе невесту, но перед писаными красавицами быстренько осознал свою никчёмность. А о замкнувшемся в себе ребёнке, потерявшем всякое доверие не только к женщинам, но и людям вообще, даже говорить нечего.

Авторский язык не шибко витиеват или мудрён, чего не скажешь о произведениях отца Анастасии Астафьевой, с которым она вместе не жила (выросла в Вологде, а в 28 лет переехала на ПМЖ в Петербург). Тем не менее в целом «Давай поженимся!» воспринимать тяжеловато. Есть о чём поразмышлять на тему женского алкоголизма, мужского терпения, а также человеческих комплексов с корнями из глубокого детства.
Аналогичная закваска и у рассказа «Хуже татарина» (оба произведения опубликованы в журнале «День и ночь», № 5 за 2018 год). Там тоже пропадает человек – женщина в возрасте – и тоже по собственной прихоти, как бы ни пытались ей помочь сердобольные незнакомцы или сын, от которого свихнувшаяся мамаша скрывается, бесцельно накапливая пенсию на банковской карте и живя за счёт случайных встречных. Правда, персонаж этот пропадает исключительно в чужих глазах, а потому, гордо задрав голову, какого-либо спасения не ищет. Причём концовка рассказа опять-таки открыта – в лучших литературных традициях: читатель склонен сам наклеивать ярлыки и додумывать продолжение, но в дураках не оставлен и не задаётся вопросами, мол, зачем автор это написал и зачем я сам это прочитал.

Степан РАТНИКОВ.

Комментарии:

Добавить комментарий