Иркутск

На протяжении многих лет Иркутск бьётся – с Новосибирском и Красноярском – за неофициальное звание столицы Сибири. И неспроста. В городе есть всё необходимое (кроме метрополитена) из того, что может пожелать душа простого рабочего, творца, студента, пенсионера, семьянина, туриста: старинные кварталы, просторные парки, огромные мосты, шикарные памятники, торговые центры, точки общепита (особенно позные / бузные), стадионы, университеты, театры, музеи, вокзалы, аэропорт. Воздушная гавань, между прочим, не где-нибудь в десятках километров от Иркутска располагается, а почти в нём самом, неподалёку от Пивоварихи. Ну, и про Байкал, до которого, впрочем, придётся с часок прокатиться, забывать не будем.

130-й квартал – сердце города, его центр. Прекрасное, чудом сохранившееся местечко, облагороженное усилиями предпринимателей, арендующих все эти исторически значимые домики. Таким образом, здесь можно не только глаз порадовать, но и много чего прикупить. Недёшево, впрочем.

Через дорогу (причём дорогу не самую ровную, грозящую проезжающим машинам потерей подвески или колеса) горделиво и призывно стоят Музыкальный театр имени Загурского и Дом музыки Дениса Мацуева. По соседству с ними, на углу улиц Седова и Тимирязева, напротив памятника бабру – символу города, красуется Крестовоздвиженская церковь, являющаяся ярким образчиком сибирского барокко.

Упомянутое религиозное сооружение сильно напоминает Свято-Покровский кафедральный собор в Красноярске. Причём параллели между двумя сибирскими городами можно проводить часами. Чего стоит один только Глазковский мост в Иркутске, внешне смахивающий на красноярский Коммунальный. Правда, первый был построен по проекту Поликарпова (в Интернете, что поразительно, невозможно отыскать имя инженера) и Исидора Француза, а второй – по проекту Петра Егорова и Крескентины Ивашёвой. Даже во внешнем облике некоторых улиц можно увидеть кое-что общее. Например, иркутская улица 25-го Октября перенесла мои мысли в Красноярск – на Марковского и Лебедовой.

Неподалёку от Глазковского моста было обнаружено ещё одно сходство. Особенно приятное для меня. Потому что сходство это не с Красноярском, а с Санкт-Петербургом. Нижняя набережная (гранитная, широкая) – живописный уголок, изобилующий всевозможными скульптурными и архитектурными шедеврами, в числе которых: Богоявленский собор, Спасская церковь, Мост любви, Московские ворота, не говоря уже о многочисленных памятниках. Именно там, напротив набережной, вблизи островка, испещрённого частными домишками садового некоммерческого товарищества, река Иркут впадает в Ангару. Превосходное место для прогулок, рыбалки или съёмок какого-нибудь фильма.

А вот скромная по размерам Иркутская ГЭС, если продолжать сравнения, в подмётки не годится гигантам на Енисее. Зато её плотина, в отличие от Красноярской гидростанции, используется как общедоступный автотранспортный участок. Заодно напоминает о начале строительства Ангарского каскада ГЭС в самой середине ХХ века, являясь его первой ступенью.
Окраины Иркутска уже ничего общего с историческим наследием не имеют и застроены современными многоэтажками. Сколь однотипными и безыскусными, как «грибы» в Ново-Ленино, так и вполне добротными, богатыми, как в Солнечном микрорайоне рядом с Байкальским трактом.

Но больше всего мне запомнились три крохотных домика. Их я увидел из окна поезда, когда отправился обратно домой. По сути, едва отъехав от вокзала, обратил внимание на странные сооружения между железнодорожным полотном и Ангарой – на небольшом пятачке вблизи Глазковского моста. Удивился не столько тому, как эти дома были там возведены, сколько несовместимому союзу романтики (отличный вид и обособленность) и постоянного грохота, шума. И сразу же вспомнил свой любимый рассказ из творчества Харуки Мураками «Бедность в форме чизкейка». А путешествие в плацкартном муравейнике здесь как бы и не при чём.

Степан РАТНИКОВ.

Поддержать автора можно здесь.

Комментарии:

Добавить комментарий