Как всё начиналось – 7: ачинский «Металлург»

Вот уже четверть века минула с того момента, как я провёл свой первый хоккейный турнир за ачинский «Металлург». Никогда прежде не бывая за пределами родного края, я, тогда ещё десятилетний пацан, вдруг оказался в Ярославле, который теперь помню смутно, а точнее – не помню вообще, если не считать сам ледовый дворец и кусочек прилегающей к нему территории. Даже гостиница и столовые выветрились из моей памяти, чего, к слову, не могу сказать о других городах страны (разок даже в Казахстан занесло – в Усть-Каменогорск), в которых бывал с 1993-го по 1996 годы. Воспоминания о тогдашнем турнире в Ярославле тоже скудноваты. Участвовали в нём пацаны 1980 года рождения, а потому наша пятёрка, в которой были игроки на два года младше, почти все матчи прокуковала на лавке.

Но если я, несколько раз оказываясь на льду, нешуточно кипел и разок даже врубился в собственного партнёра по команде, то мой бывший одногруппник по детскому саду Саня Козлов вгрызался в каждую шайбу и обосновался в звене со старшими (родился он в самом конце декабря 1981-го, но в краевых соревнованиях играл за 1982 год), умудрившись в концовке одной из встреч сравнять счёт, забив гол с пятачка в падении, и одним лишь радостным рёвом перепугать чуть ли не всю пятёрку соперников.
В одной из игр нас, неопытных, вообще на площадку не выпустили, однако кое-кому на трибунах удалось – вероятно, в перерыве – разглядеть моё лицо сквозь визор (благодаря стараниям отца, который почти всегда ездил с нами в роли помощника тренера и просил меня называть его Александром Анатольевичем, а не папой, визор тогда был только у меня, а все остальные ачинцы играли в «решётках»). Всё это вылилось в обидные для начинающего игрока кричалки: «Очкарик – в жопе шарик!» Отчётливо помню, как Рома Романенко, капитан «Металлурга-1982», всегда горячий парень – как на льду, так и в быту, сразу же вскочил со скамейки, повернулся и едва через заградительное стекло не полез, рыча на того юмориста: «Слышь, дура, ты бы заткнулась, пока я не…». И хотя стихоплёт сидел далеко, сник почти сразу же, испугавшись такого напора.
После турнира, уже на обратном пути, я впервые оказался в Москве. И хотя времени у нас было всего два часа, успел и метро увидеть, и на «Лужники» посмотреть. Столица тогда поразила меня своими масштабами, что для пацанёнка из крошечного Дивногорска было сродни шоку.
В том же году, в 1993-м, мы поехали уже в Барнаул, где возраст участников был помладше. Там я и играл чаще, и воспоминания о городе, в котором мы питались в солдатской столовой, живы по сей день. А с точки зрения турнирных результатов самым удачным выдался вояж в Ангарск в 1995 году, где в региональном первенстве уже по своему возрасту «Металлург» (с четырьмя ребятами из Подгорного в составе и со мной, единственным дивногорцем) занял второе место. Именно тогда я забил свой первый гол на уровне выше краевого: в игре против Бийска из-за ворот бросил в ногу защитника, после чего шайба срикошетила в рамку. Тогда же, причём в самом первом матче турнира – против Томска, напоролся животом на черенок своей клюшки после толчка в спину и едва не заблевал площадку, пока полз до скамейки. А ещё (что выяснилось лишь годы спустя) заочно «познакомился» с Романом Черниковым, который в 2003-2010 годах провёл три сезона в красноярском «Соколе» и стал моим любимым игроком, а теперь живёт в Петербурге, где нам довелось поиграть вместе – в турнире памяти Александра Ратникова. Именно Ромка несколько лет назад, услышав мой рассказ о тогдашних соревнованиях в родном для него Ангарске, спросил: «Ваша команда не в жёлтых майках играла? Так, стоп! А ты не в очках был? Да не гони! В полном визоре? Их же тогда ни у кого не было. Так это был ты?! Братан, это реально ты был! Мы тогда на трибунах сидели и за вас топили, ведь у вас такая яркая форма была». Земля и впрямь круглая.
Напоследок объясню, как я вообще оказался в юношеском составе «Металлурга». В 1992 году в Дивногорск приехал ачинский тренер Евгений Кожуховский, в своё время игравший за красноярский «Сокол» по мастерам. Ему хотелось познакомиться с моим батькой и посмотреть его воспитанников в деле, т.к. в самом Ачинске доморощенных ребят количественно не хватало для поездок на всероссийские турниры. Всё это вылилось в два просмотровых товарищеских поединка между ачинцами и дивногорцами, один из которых мы точно выиграли, а второй – не помню. В итоге Евгений Иванович положил глаз на моего брата, который почти всех объезжал на одной ноге, а также на Диму Зубрицкого (оба – 1980 г.р.), Жеку Петрова, Серёгу Кульпина, Саню Козлова (все – 1981 г.р.) и меня (1982 г.р.). А что было дальше, я уже частично рассказал.

Степан РАТНИКОВ.

Поддержать автора можно здесь.

Комментарии:

Добавить комментарий