«Кленовый лист» Маршала как состояние души

С большущей неохотой вспоминаю последние деньки, проведённые в Петербурге, и подавленное состояние, в котором тогда пребывал, ожидая вынужденного возвращения на родину – ввиду отсутствия жилья в Северной столице. Говоря точнее, я даже не вспоминаю всё это – оно само сидит в голове и периодически зудит. Не зря же говорят: память – это то, чего у нас не отнять. Соль на многочисленные раны сыпали и главный редактор «РЖД-Партнера» («Из такого города уезжать нельзя»), и родной брат («В Дивногорск никогда не поздно вернуться, а вот обратно в Питер – уже вряд ли»), и корефан из числа писателей («Пропадёшь ты, Стёпка, в Дивногорске»). Даже мой лучший друг едва не отчаялся, подумывая, хоть и не всерьёз, о возвращении на берега Енисея вслед за мной.

Однако сомнительные выходы из положения – например, взять кредит – меня не устраивали. Видеть человека, который заявил, что мне просто выгодно было жить вместе, я тем более не мог. Поэтому вернулся в город, где вырос и где начал свою творческую деятельность. Купил здесь квартиру с превосходным видом из окна. Получил от многих знакомых земляков словесную поддержку, заключавшуюся не только в обещаниях всячески помочь с работой и творческими планами, но и в одобрении совершённого мною поступка, дескать, правильно сделал, что предпочёл тихий и стабильный Дивногорск назревавшим проблемам в чуждом и суетном Санкт-Петербурге. От некоторых звучали даже чересчур красивые слова, правда, не более того, что в очередной раз убедило меня в торжестве лести и фальши на этой земле.
Посыпать голову пеплом не пришлось. Махнув рукой на всех доброжелателей и помощников, сам нашёл себе занятие для души, начав работать с детьми, которых, как и котиков, безмерно люблю. Плюс, повторюсь, ежедневный и бесплатный вид на Енисей и горы, о чём мечтал со студенческих времён.
Но этого – недостаточно! До сих пор недостаточно. Как правильно подметил Антоха Нечаев, мне здесь тесно. Всё, что можно было взять от Дивногорска, я давно уже взял. И хотя ни о какой вероятности «пропасть» здесь речи не идёт, всё походит на процесс доживания своего века. Будто бы на карточку стабильно падает пенсия, внуки выросли, страна объезжена вдоль и поперёк, а все творческие и хоккейные задумки воплощены в явь. А это не так. Причём кардинально!
Довольно старенькая уже песня Александра Маршала «Кленовый лист», всплывшая в моей памяти совершенно случайно и теперь поневоле часто звучащая в голове, максимально точно отражает всё, что пережито и обдумано мной за 2017-2018 годы. Это и отрыв от петербургской ветки с медленным падением на дивногорскую землю, и попытка отдать окружающим искорку тепла, накопившегося за последнее время ввиду его незапланированного неиспользования, и идущая из школы девочка, которая (как собирательный образ) вырастет и, хочется верить, сохранит память об относительно молодом педагоге, старавшемся быть каждому ребёнку другом.
Концовка же песни для меня просто убийственна, ибо передать более точными словами то, что творится у меня в мозгу, попросту нельзя:
И я, как этот жёлтый лист кленовый,
Сорвался с ветки и пока лечу.
Задумался о жизни бестолковой.
И опадать на землю не хочу…

Степан РАТНИКОВ.

Поддержать автора можно здесь.

Комментарии:

Добавить комментарий