Контуженный, но не сломленный

В июне 2005 года я побывал в гостях у участника ВОВ Фёдора Ильича Вычужанина, который жил тогда в паре домов от моей матери и поразил меня своей жизненной энергией. В последнее время ничего о нём слышать не доводилось. И вот случайно наткнулся на прошлогодний телесюжет, где съёмочная группа беседует с дивногорским ветераном, коему уже за 90, у него дома. Надеюсь, жив до сих пор. Настоящий мужик! Ниже – моя тогдашняя статья о нём.

«Зайдя к Фёдору Вычужанину, нельзя не удивиться. Неужели стоящему передо мной мужчине 83?! Ядрёное приветственное рукопожатие только усиливает сомнения. «Уважаемый Фёдор Ильич, – думаю я, – не сломайте руку ненароком!»

За долгие годы своей нелёгкой, но честной и мужественной жизни Фёдор Ильич удостоился более 20 медалей и орденов. Но больше всего фронтовик гордится орденом Красной Звезды. Сам Иосиф Сталин подписал 10 благодарственных писем ему, в том числе за окружение сталинградской группировки немцев и за её уничтожение. Фёдор Ильич в те годы состоял в звании старшего сержанта.

В 1941 году он работал трактористом в родной деревеньке Коряково Даурского района. Когда началась война, его призвали на службу. Восемнадцатый день рождения пришлось отмечать в вагоне поезда. По окончании морской артиллерийской школы Фёдора Ильича взяли в 25-й отдельный артиллерийский дивизион Тихоокеанского флота.

В 1942 году его вместе с сослуживцами отправили под Сталинград. А в 1943-м была огненная Курская дуга.

– После того, как мы освободили Белгород, – вспоминает Фёдор Ильич, – пришлось двое суток биться в Прохоровке. Многие сотни наших танков против многих сотен фашистских. Это месиво необходимо было пережить, чтобы идти дальше. Интересно, что Гитлер думал, якобы русский народ летом, в жару, не пойдёт в наступление. Но ошибся. Мы, словно партизаны, в одних рубашках, некоторые даже нагишом, шли на освобождение Харькова, два раза его сдавали, три раза брали. Дни и ночи напролёт – в окопах. Там и питались, и ночевали. Харьков в итоге освободили. Потом взяли Умань, форсировали Днестр, вышли на госграницу СССР.

Солдатская судьба занесла Фёдора Вычужанина в Румынию, а позже в Венгрию, где в ходе одного из боёв его в окопе засыпало с головой (на озере Балатон, где немцы особенно упорно сопротивлялись). Лишь чудом извлекли из-под завалов.

Фёдор Ильич после того страшного случая на протяжении 8 месяцев не видел и не слышал. Лечение проходил в Румынии и был выписан из госпиталя лишь в 1946 году.

– За годы войны у меня было три контузии, – рассказывает Фёдор Ильич, – но мне их попросту не «засчитывали». Приеду в госпиталь, меня там «продуют», «проштурмуют», и не более того. Сам не знаю, каким богам молиться за то, что остался жив. Но труса не праздновал. Потому что контузить нас можно, а вот сломить нельзя.

Вернувшись из армии в деревню Огур, Фёдор Ильич женился на Клавдии Марковне Кузьминой. В 1959 году, когда ряд деревень Даурского района стало затоплять, перебрались в Дивногорск. Прожили вместе более полувека».

«Красноярский рабочий», 30.06.2005.

Степан РАТНИКОВ.

Комментарии:

Добавить комментарий