«Места не столь населённые» Моше Шанина

Книга появилась на свет вследствие того, что её автор парой годков ранее стал лауреатом Независимой литпремии «Дебют». Начинку составили не связанные напрямую друг с другом циклы – «Улица Советская», ранее уже прочитанная мною, и «Плоссковские», за которых Моше Шанин как раз и получил призовой миллион. Получил более чем заслуженно. Однако ни до того, ни после мне не доводилось слышать о каких-то иных произведениях северодвинского прозаика, ныне проживающего в Санкт-Петербурге, где мы впервые и встретились, обменявшись авторскими книгами.

Как известно, бывают такие писатели – авторы, по большому счёту, одной книги. Не уверен, что здесь тот самый случай. Напротив, мой одногодка Шанин наверняка на достигнутом не остановится, звезду не словит и в будущем угостит читателей новыми шедеврами. Впрочем, лучше меньше, да лучше, – с этим тоже не поспоришь.
О деревенской прозе Михаила и без меня уже много сказано. Подобный жанр, чего уж там, постепенно вымирает, не слишком востребован, но оттого лишь избавлен от современных шаблонов и желанен для читателей, ностальгирующих по давно ушедшей молодости и скучающих по качественной литературе, затерявшейся, как та иголка, в стоге посредственной писанины.
Если из «Плоссковских» убрать фон в виде деревни, стоящей на двух берегах реки, останутся куда более знакомые и привычные многим пьянчуги, сплетники, лодыри, блаженные, чья жизнь не отягощена автомобилями, компьютерами, шопингом и иными достижениями цивилизации. Потому-то успех цикла связан в первую очередь с блистательным авторским языком. Сам Моше Шанин и все выдуманные им (или реальные?) персонажи говорят по-разному, сыпля просторечиями и щеголяя диалектами.
Описаны внешне простые люди, но со сложными характерами и непростыми судьбами. Жить друг без друга они не могут – как ввиду доброты душевной, которая нет-нет да вылезет наружу, так и по объективным территориальным соображениям. Однако же и недели не проходит, дабы сосед соседа не желал прикончить, то ли дурманящим свежим деревенским воздухом надышавшись, то ли разочаровавшись во всех и во всём. Здесь от лучшего друга до заклятого врага буквально считанные денёчки или несколько метров вплавь. А потому и не скучно – ни плоссковским, ни читателю. Иначе – совсем сопьёшься. Один-одинёшенек. В пугающей тишине. Ни свою жизненную книгу не дописав, ни чужую бумажную не дочитав.

Степан РАТНИКОВ.

Комментарии:

Добавить комментарий