«Нелюбовь»: в эпоху эгоцентризма

«Нелюбовь»: в эпоху эгоцентризма

Не скажу, что драма Андрея Звягинцева справедливо претендовала на «Оскар» – самую крутую кинопремию в мире. Но снятый в беспощадно серых, мрачных тонах фильм и впрямь силён, потому как точно изобразил главную болезнь современного общества – чрезмерное себялюбие и, как следствие, наплевательское отношение к тому, что сродни мишуре, а также озлобленность на всякого, кто мешает кайфовать. Хотя свобода – это отнюдь не возможность вытворять что вздумается, как считают многие россияне, наслаждающиеся извращённым пониманием демократии. Настоящая свобода (а она должна заканчиваться там, где возникает свобода другого человека) – это когда ты спокойно можешь не делать то, что тебе не по душе.

Проводить параллели с «Левиафаном» того же Звягинцева, конечно, можно, учитывая изображённые в обоих фильмах бездушность, чёрствость. Но «Нелюбовь» не столь масштабна и всё же менее политизирована. Хотя то, что основной удар здесь приходится по беззащитному и никому не нужному ребёнку, в разы больнее. Персонажи Марьяны Спивак и Алексея Розина зациклены исключительно на собственной независимости и высшей степени комфорта. При таких жизненных приоритетах не только родной сын будет обузой, но и муж (жена) в том числе, стоит лишь ему (ей) сказать словцо поперёк, не исполнить внезапную прихоть, не говоря уже о снижении уровня материального достатка или хоть малейшему проявлению сексуальной неудовлетворённости.
Отдельно – о концовке картины. Поиски пропавшего мальчика, как может показаться, должны если не сблизить супругов, твёрдо решивших развестись, то как минимум заставить их проникнуться родительскими чувствами. Однако с горечью осознаёшь, что люди не меняются. И если никчёмный человек, собственноручно сведший в могилу родное дитя, вновь станет папашей или мамашей, то исключительно потому, что как-то вот так вдруг получилось, поэтому нечего тут орать, гадить и путаться под ногами.

Степан РАТНИКОВ.

Комментарии:

Добавить комментарий