«Ёлки последние»: если хочешь забыть – забудь

Заключительный фильм из новогоднего цикла вполне в духе всех предыдущих «Ёлок». Да, персонажи из года в год частично менялись. Однако праздничная атмосфера, позитивные нотки и безобидный юмор всегда были основополагающими и незыблемыми. Впрочем, «Ёлки последние» построены больше на мотивах прощания и прощения. Расставаясь, необходимо понимать, что новая встреча может и не состояться. А забыть что-либо раз и навсегда не всякому человеку под силу. Поэтому даже слегка запоздалое раскаяние или амнистия могут оказаться спасательным кругом, дабы со временем муки совести не превратились в самую настоящую удавку. Читать далее ««Ёлки последние»: если хочешь забыть – забудь»

«Золотые угри»: недетская рыбалка

В 1970-1980-х годах чехословацкий гений Карел Кахиня создал немало схожих, но уж точно не однотипных фильмов на тему раннего взросления. Вот и главный герой драмы «Золотые угри» (1979 г.) сорванец Вертелка, сыгранный Мартином Микуласом, слишком рано заглядывает в глаза смерти, пускай даже рыбьей, засматривается на красоту нагого женского тела, что так типично для творчества Кахини, а затем и вовсе оказывается главным добытчиком в семье, которую вынужденно покинули старшие братья и папенька (Владимир Меншик). Читать далее ««Золотые угри»: недетская рыбалка»

«Давай поженимся!» Анастасии Астафьевой

От рассказа дочери Виктора Астафьева веет жуткой безнадёгой. Как бы читатель ни относился к персонажам – с сочувствием ли, с жалостью, с отвращением или презрением, поверить в счастливую концовку невозможно. На молодой матери, психологически сломавшейся после кровавой сцены с крушением поезда, можно ставить крест сразу, ибо начала квасить, гулять и плюнула на собственного ребёнка, что – ни в какие ворота. Не видать счастья в личной жизни и молодому отцу, который устал воспитывать сына в одиночку и пришёл на телевидение искать себе невесту, но перед писаными красавицами быстренько осознал свою никчёмность. А о замкнувшемся в себе ребёнке, потерявшем всякое доверие не только к женщинам, но и людям вообще, даже говорить нечего. Читать далее ««Давай поженимся!» Анастасии Астафьевой»

«Война в доме»: убийственное молчание

Несмотря на то что сюжет американской драмы не до конца реалистичен и вместе с тем скучноват, воздействие на зрителя вполне присутствует и даже давит психологически, а игра актёров, особенно Кэти Бейтс, затмевает собой всё. Основные мотивы фильма становятся в разы актуальнее с каждым годом, ибо всё больше и больше людей замыкается на своих проблемах (взять, допустим, современных школьников с неописуемой, по их же откровениям, усталостью от уроков, общественного давления и иных факторов, неведомых предыдущим поколениям), обвиняя в собственной несостоятельности любого, кто не протянул вовремя руку и не помог распутать клубок проблем. Читать далее ««Война в доме»: убийственное молчание»

Этюдики, или Другие занятные факты из истории НХЛ. Часть 21

* Почти всю свою энхаэловскую карьеру канадский оборонец Крис Терьен посвятил «лётчикам» из Филадельфии, с которыми дошёл до финала Кубка Стэнли в 1997 году. Из 764 матчей, сыгранных Крисом в регулярных чемпионатах, 753 были проведены в форме «Флайерз». За это время Терьен всего 29 раз поразил чужие ворота, хотя нанёс 1002 броска. В конце сезона 2003-2004 габаритного защитника обменяли в «Даллас», где он за 11 игр ни разу даже передачей не отметился. Но именно в составе «звёзд» Крису удалось установить личный снайперский рекорд за отдельно взятый плей-офф. Так, в проигранной серии против «Колорадо» Терьен дважды смог пробить швейцарского вратаря Давида Эбишера. Для наглядности: за предыдущие 99 кубковых встреч в стане «Филадельфии» защитник забрасывал шайбы ровно столько же раз. Более того, в упомянутой серии Крис Терьен сподобился стать лучшим снайпером «Далласа», соорудив пятую часть голов своей команды. Читать далее «Этюдики, или Другие занятные факты из истории НХЛ. Часть 21»

«Мама Рома»: убийственная любовь к сыну

Фильм Пьера Паоло Пазолини простоват по форме, но тяжёл по содержанию. В этом весь итальянский неореализм – с его съёмками на природе и демонстрацией истинных и насущных тягот простого люда. На стыке 1940-1950-х годов, как раз на пике популярности упомянутого кинематографического течения, началась головокружительная актёрская карьера Анны Маньяни, которая сама выросла в трущобах и была воспитана родителями матери. В этом смысле актрисе не пришлось долго вживаться в главную роль в «Маме Роме» (1962 г.) – многое и так уже было пропущено через себя в юности. Читать далее ««Мама Рома»: убийственная любовь к сыну»

«Комната сына»: сам себе психоаналитик

Очень не понравилось, как актёры отыгрывали эмоции. Крайне неправдоподобно! Будто бы школяров набрали на улице, и те всякий раз при виде кинокамеры едва сдерживались от смеха. И даже ревели так, будто ухохатывались. Хотя сюжет ни капли не смешной. Напротив, тяжёлый и, с точки зрения реакции на происходящие события, неоднозначный. Режиссёр этой психологической драмы Нанни Моретти сам же сыграл главную роль (неспроста его величают «итальянским Вуди Алленом») и стал, пожалуй, единственным во всём касте, чьи актёрские данные ни малейшей критики не вызывали. Читать далее ««Комната сына»: сам себе психоаналитик»

«Молодость»: жить до последнего вдоха

Давненько не получал такого наслаждения от игры актёра. Майкл Кейн, в отличие от весьма неплохо сыгравшего Харви Кейтеля (их персонажи – Фрэд и Мик – закадычные друзья), превосходен донельзя! Кому-то роль доживающего свой век прославленного композитора может показаться банальной, учитывая отсутствие ярко выраженной динамики. Но все эти неспешные движения, полные задумчивости глаза, мудрые изречения – неподражаемы. А эпизод, в котором Фрэд элегантно дирижирует пасущимися на лугу коровами, потрясает больше всего. Отличная сценарная задумка Паоло Соррентино, который сам же и снял этот фильм. Читать далее ««Молодость»: жить до последнего вдоха»

«Жизнь и смерть Филипа Найта»: от побега к побегу

Весьма неоднозначная двухчасовая драма британца Питера Козмински вынуждает проникнуться к главному герою жалостью и неприязнью одновременно. Неприязнь связана с упорным нежеланием 15-летнего Филипа Найта прислушиваться к старшим и думать ещё хоть о чём-то, кроме своего необъяснимо устроенного внутреннего мира, а также с постоянными побегами – от тех, кто не может понять парня и даже потакать ему, да и от самого себя в том числе. Жалости же гораздо больше: всё-таки это подросток со свойственным его возрасту поведением, ещё и усыновлённый, ничего не знающий о своих родных. А его многочисленные бунтарские проделки, являющиеся своего рода самозащитой, постепенно затягивают петлю на шее до такой степени, что выбраться из неё уже нереально. Читать далее ««Жизнь и смерть Филипа Найта»: от побега к побегу»