Минусинск

Старинный город на юге Красноярского края, разделённый с западными населёнными пунктами региона дорогой через республику Хакасия, очень подходит для тихой, неспешной, в чём-то даже беспечной жизни. Сами горожане делят Минусинск на две части – старую и новую. В старой, особенно в её непосредственной близости к Минусинской протоке Енисея, что ни здание (хоть деревянное, хоть кирпичное), то настоящая история. Или даже полноценный музей. Главный из них носит имя своего основателя – Николая Мартьянова. В новой же части, на въезде в которую со стороны Абакана прибывающих встречают сделанные из композитных материалов ладони с помидором, дома по большей части капитальные и высотные. Но никак не скажешь, что здесь, посреди многоэтажек, более оживлённое движение, а уровень жизни – выше. Старая часть в этом плане ничуть не уступает, а в чём-то даже превосходит новую. Читать далее «Минусинск»

Шошино

В считанных метрах от въезда в село, которое было основано ещё в середине XVIII века как деревня Шошина, пришлось постоять в автомобильной пробке. Прямо по дороге вблизи реки Жерлычка топало несколько коров, не желавших никуда сворачивать. Худущий высокий мужик, безучастно сжимавший в кулаке то ли хлыст, то ли прут, и полноватая низкорослая женщина, истерично размахивавшая руками во все стороны, будто на пожаре, никак не могли воздействовать на равнодушных бурёнок. С горем пополам удалось-таки прорваться, после чего, уже в жилом секторе, животные на глаза ни разу не попались – по случайному, наверное, стечению обстоятельств. Читать далее «Шошино»

Белый Яр (Хакасия)

От села – седьмого по количеству жителей населённого пункта в Хакасии (чуть больше, чем в Шира, но чуть меньше, чем в Сорске) – я ждал иных впечатлений. Если убрать из центральной части Белого Яра улицу Мира с её капитальными домами от двух до пяти этажей и улицу Советскую с её социально значимыми объектами в виде сельсовета, школы, больницы, Дома культуры, библиотеки, прокуратуры, суда, крупного торгового комплекса и даже современного спортивного зала «Колос» с далеко не самым симпатичным стадионом напротив, то получится посредственная деревня, правда, очень большая. Читать далее «Белый Яр (Хакасия)»

Шалоболино

По дороге от Курагина до села с одним из самых весёлых названий в стране мы с мужем моей сестры проехали не менее забавный населённый пункт – Пойлово. Правда, туда сворачивать не стали, изначально нацелившись на Шалоболино, на въезде в которое первым делом увидели кладбище. Выглядит в некоторой степени символично: работы в селе почти нет, зарплаты, по словам местных жителей, крошечные, а сами дома очень старые, местами заброшенные или покосившиеся. Более того, через дорогу от кладбища красуется встречающая гостей стела с изображением вождя пролетариата. На ней легко читается вандальная надпись, неумело закрашенная краской: «Колхоз 40 лет без урожая». Читать далее «Шалоболино»

Курагино

Административный центр Курагинского района, соседствующего на западе с районом Минусинским, не разочаровал, но и в душу не запал. В посёлке городского типа с численностью населения менее 15 тысяч человек есть на что посмотреть. Да только всё это быстро забывается, особенно если ничего не фотографировать. А если и снимать что-либо, то, пожалуй, исключительно южный участок Курагина вблизи Тубы, на берегу которой – напротив острова Еловый – посёлок в первой половине XVII века как раз и возник. Сама же набережная запомнилась не столько красотой, сколько тишиной и умиротворением, которое обретаешь, оказываясь там. Читать далее «Курагино»

Сосновоборск

Более сотни раз проезжал мимо этого города по пути в посёлок Подгорный, но посещать так и не доводилось. В конце концов любопытство одолело – отправился на прогулку в Сосновоборск. Расположен он в получасе езды от Красноярска, прирастает всё новыми и новыми многоэтажками, а также молодыми семьями. Чтобы всё там обойти пешком, хватит и часа. На весь городок приходится восемь компактно расположенных жилых кварталов (один даже вынудил меня вспомнить о Царском селе), в семи из которых есть детские садики и в пяти – школы, плюс частный сектор в отдалённости от федеральной трассы. Никаких деревяшек – сплошняком панельные дома с редкими вкраплениями кирпичных. Этакая серость посреди зелени. Благо зелени ничуть не меньше. В нескольких микрорайонах деревья растут прямо посреди дворов, а со стороны дороги, ведущей в Подгорный, красуется греющий душу лесной массив. Читать далее «Сосновоборск»

Канск

Отправляясь в четвёртый по численности населения город Красноярского края (после собственно столицы региона, Норильска и Ачинска), рассчитывал увидеть много всего интересного. Однако поджидали меня там, как ни странно, лишь тотальная безжизненность и неописуемая тоска. Город, встречающий гостей вонью и загазованностью, более чем наполовину состоит из деревянных строений, включая центральные улицы, и не суть, о каком из берегов реки Кан, соединяемых единственным автомобильным мостом, идёт речь. Читать далее «Канск»

Осветительница тёмных душ

Если прёт, то уже не остановить. Примерно так можно охарактеризовать моё состояние, благодаря которому на свет появился ещё один, уже шестой по счёту рассказ для будущей книги о богемном Петербурге. Причём третий – за последнюю неделю, тогда как за всё время проживания в культурной столице я написал меньше – депрессуха душила. Читать далее «Осветительница тёмных душ»

Подольск

В этом подмосковном городе я побывал лишь проездом – с братом на его авто, примерно за сутки до моего возвращения из Санкт-Петербурга в родные края, в перерыве между авиарейсами. Времени у нас было маловато, а потому по пути из аэропорта Внуково и обратно останавливались только в нескольких местах. Но впечатление всё же сложилось. Через Подольск проходит своего рода кольцевая автодорога от Москвы и обратно – за час её можно миновать, если без пробок и на хорошей скорости. Правда, ощущения, что столица совсем рядом, нет ни малейшего. Читать далее «Подольск»

«Турецкие наслаждения»: больные на голову

Этим фильмом (1973 г.) культовый голландский режиссёр Пол Верховен открыл миру Рутгера Хауэра – своего друга, которого в дальнейшем переманил вслед за собой в Голливуд. За два с лишним десятилетия они совместно потрудились над картинами «Китти-вертихвостка», «Солдаты королевы», «Заводные», «Плоть + кровь», построенными на мотивах бунтарства и сексуальной раскрепощённости. Канва же «Турецких наслаждений» – противостояние хиппи зажравшимся буржуям. Читать далее ««Турецкие наслаждения»: больные на голову»