«Небесные девушки» Бернарда Глэмзера

Высокохудожественным роман американского писателя уж точно не назвать. Жутко интересным – тоже, но он и не скучен. Отдельные эпизоды даже весьма познавательны, трогательны или забавны. В центре внимания – девчата с ногами от ушей, но без стабильного достатка и без ярко выраженных перспектив, а потому грезящие стать стюардессами и обрести финансовую независимость. Влиятельные люди и просто денежные мешки засматриваются на этих красоток и готовы их обеспечить всем необходимым, лишь бы упрочить собственный статус в бизнес-кругах, периодически выходя в свет с покорной куклой. Однако далеко не все девчата клюют на крутые тачки и кругленькие суммы в банках. Читать далее ««Небесные девушки» Бернарда Глэмзера»

«Нелюбовь»: в эпоху эгоцентризма

Не скажу, что драма Андрея Звягинцева справедливо претендовала на «Оскар» – самую крутую кинопремию в мире. Но снятый в беспощадно серых, мрачных тонах фильм и впрямь силён, потому как точно изобразил главную болезнь современного общества – чрезмерное себялюбие и, как следствие, наплевательское отношение к тому, что сродни мишуре, а также озлобленность на всякого, кто мешает кайфовать. Хотя свобода – это отнюдь не возможность вытворять что вздумается, как считают многие россияне, наслаждающиеся извращённым пониманием демократии. Настоящая свобода (а она должна заканчиваться там, где возникает свобода другого человека) – это когда ты спокойно можешь не делать то, что тебе не по душе. Читать далее ««Нелюбовь»: в эпоху эгоцентризма»

«Никто не знаменит»: кастинг на лучшего друга

Свежая канадская комедия развеселит далеко не каждого – ввиду специфического сюжета, в котором есть что-то и от русского телешоу «Дом». В основе фильма – тщеславие, показуха, фальшивая дружба, и все они так или иначе связаны с киношным кастингом, в котором успели поучаствовать персонажи картины. Как раз поэтому «Никто не знаменит» куда больше приглянется актёрам и людям, имеющим хоть какое-то отношение к упомянутой сфере. Читать далее ««Никто не знаменит»: кастинг на лучшего друга»

«Смерть Дантона» Алексея Н. Толстого

В своей пьесе, несколько раз переделываемой, Толстой ярко изобразил принцип людской стадности. Её корни – не в отсутствии у человека желания или умения в нужный момент раскинуть собственными мозгами, а в почти бессознательной жажде уничтожить любого, кто хоть чем-то выделяется из общей массы или просто не похож на тебя самого. Пьеса хороша не только богатым языком и ораторскими вкраплениями, крепко-накрепко овладевающими читательским (зрительским) вниманием, но также и яркими образами. Отчётливо себе представляешь на сцене большинство персонажей, будь то рвачи по натуре, иуды, моськи или созерцатели. Читать далее ««Смерть Дантона» Алексея Н. Толстого»

«А вам это надо?» Павла Мирославского

Не помню ни одной театральной постановки, которую хаял бы жёстко и отчаянно. Любой спектакль для меня сродни празднику. Включая и тот, что привёз вчера в Дивногорск Красноярский драматический театр имени Пушкина. Хотя, надо признаться, двухчасовая комедия без антракта попала в число наименее симпатичных мне постановок за последние годы. Во многом из-за незамысловатых декораций, смазанного пролога, состоявшего из будто бы ленивых и уж точно не впечатляющих движений артистов, а также слабо просматривавшуюся режиссёрскую работу, которая здесь, такое ощущение, почти и не требовалась. Читать далее ««А вам это надо?» Павла Мирославского»

Человек-верлибр

Разделался с одиннадцатым рассказом, предпоследним из запланированных, для книжки «Петербург богемный», которая вот-вот уйдёт в работу и станет для меня первой за четыре с половиной года, прервав затянувшийся период застоя. По объёму написанного «Человек-верлибр» вошёл в тройку лидеров сборника. Но может быть вытеснен оттуда заключительным произведением цикла (о петербургской подземке), который должен потянуть на 15-20 тысяч знаков. Читать далее «Человек-верлибр»

«Дитя»: живущий одним днём

В первой же сцене зритель видит на экране совсем ещё молодую, но уже потрёпанную жизнью мать, прижимающую к груди плачущего младенца. Да только название бельгийско-французской драмы, снятой в середине 2000-х братьями Дарденн и получившей впоследствии Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля, связано не с малюткой Джимми, а с его папашей Бруно, которого сыграл Жереми Ренье. Именно он – думающий исключительно о себе и своих жалких потребностях, способный только баламутить воду и, если совсем уж всё плохо, расплакаться, чтобы пожалели, – как раз и есть то самое дитя, живущее одним днём и не имеющее ни малейшего понятия о какой-либо ответственности. Читать далее ««Дитя»: живущий одним днём»

«Подруга французского лейтенанта» Джона Фаулза

Сам себе удивился, прочитав 450-страничный роман всего за три дня. Правда, причина не столько в воздушности чтива, сколько в моём недельном прозябании на загородной базе отдыха близ Канска, куда ездил в середине декабря, сопровождая нескольких своих учащихся из школы журналистики. Сюжет произведения, если честно, быстро утомил и казался излишне предсказуемым с самого начала. Лишь многочисленные пейзажные сцены, благодаря которым я мечтательно переносился из лагерного заточения в лесные чащи и прибрежные зоны, вкупе с изысканным переводом М. Беккер и И. Комаровой помогли мне продержаться бодрячком и добраться-таки до неожиданного, но вместе с тем невнятного, двоякого финала. Читать далее ««Подруга французского лейтенанта» Джона Фаулза»

На победной волне, с восьмиматчевой бомбардирской серией

Вот таким, как гласит заголовок, и был мой уход из ЛХК «Молния». Из команды, которая, ведя со счётом 2:0 в четвертьфинальной серии до трёх побед, в дальнейшем, уже без меня, трижды уступила «Дружине» и вылетела из плей-офф Красноярской любительской хоккейной лиги. Почему я сам закончил раньше времени? Да потому что устал выходить на лёд под предводительством дилетанта. Человека, который пытается усидеть на всех стульях, изображая из себя начальника, администратора, тренера и капитана, но ничего не смыслит в хоккее, не способен по горячим следам разобрать с судьями важный момент, едва ли не в каждой игре наваливает в своей же зоне слоновьи кучи, а перед играми и в перерывах всегда говорит исключительно брутально-шаблонное: «Давайте поработаем!» Читать далее «На победной волне, с восьмиматчевой бомбардирской серией»

Успокоительное для продюсера

Прервал очередную затянувшуюся творческую паузу на пути к новой авторской книжке. А именно: по прошествии восьми месяцев написал десятый рассказ из цикла о богемном Петербурге. Образ главного героя этого произведения во многом реален, но детально и сюжетно дополнен для максимального соответствия книжной концепции. Причём с прототипом мне довелось «поработать» лично. Наше знакомство продлилось около трёх недель и стало для меня одним из первых шажков на пути жестокого разочарования в сфере любительского кино Северной столицы, где я к тому моменту не успел прожить и половины года. Читать далее «Успокоительное для продюсера»