Да чего ж вам надо-то?

наболевшее

Вчера осознал, что с логическим мышлением у меня не всё в порядке. На протяжении десяти лет я в одиночку на весь край писал о красноярском «Соколе», и ежегодно руководство клуба возмущалось тем, что я их якобы гноблю. Другие виды спорта освещал – ни у кого никаких вопросов не возникало. Зато хоккеисты – натуры шёлковые и легкоранимые.

Не единожды приходилось слышать в свой адрес слова, дескать, «лучше вообще никак не писать, чем так». Терпения моего (вопреки тренерским и директорским угрозам, оскорблениям, нытью и нелепым сравнениям меня с теми, кто в хоккее не разбирается вообще) хватало надолго, но вечным оно не могло быть по определению. И когда раздобыть комментарии хоккеистов или руководителей клуба стало сложнее, чем купить пузырь водки после полуночи, не говоря уже об отсутствии благодарности за мой труд, я окончательно махнул рукой на структуру под названием «Сокол».
И вот вчера ко мне подошёл главный в этом клубе человек и с неким упрёком заявил: «Стёпа, тут некрасивая история вышла в краевом министерстве спорта. Мне сказали, что ты не хочешь больше про нас писать. Что случилось?» Я просто в осадок выпал. То не пиши про нас, «посредственный журналист», «возомнил тут себя специалистом в области хоккея», и всё такое прочее. Теперь – почему не пишешь?
Объясните мне, что вообще происходит в хоккейном мирке Красноярья? Я реально не въезжаю. Помогите, люди добрые, кто чем может! А то мне даже пригрозили, что найдут другого, кто будет писать про «Сокол», и что ноги моей больше не будет в «Арене. Север», если кое-кто этого захочет. Я серьёзно: спасайте! Ведь в Красноярском крае людей, желающих и умеющих писать о хоккее, просто завались, выбирай не хочу, уже десять лет отбиваюсь от конкурентов. Да и деньжатами не располагаю, чтобы в случае опрокидывания меня с аккредитацией начать покупать билеты на матчи великой команды.
Исправить ситуацию самостоятельно мне не удалось. Не так давно звонил новому генеральному менеджеру клуба – напрашивался на предсезонное интервью. Договорились с ним о встрече, но в обозначенные сроки первый красноярский энхаэловец (теперь именно он рулит хоккейными операциями в «Соколе») на связь не вышел, перезванивать не стал, на сообщения не отвечал. Попытка взять интервью у тренера женской хоккейной команды тоже провалилась: без разрешения руководства общаться со мной отныне запрещено. Знакомые ребята из состава команды тоже отмалчиваются, ссылаясь на приказ свыше. А обращаться к пресс-атташе, которая ждёт от меня извинений за то, что я в минувшем сезоне осмелился требовать от неё помощи в получении комментариев, вообще нет смысла.
Разумеется, после всего этого я неистово хочу писать о красноярском «Соколе». А если и впрямь придётся, то уж не обессудьте, что материалы мои будут излишне субъективными и однобокими. Ведь от меня как раз этого и ждут. Без упрашиваний и унижений получить какие-либо комментарии невозможно, а писать, сами понимаете, надо кровь из носу. Иначе мне замену найдут и в арену не пустят.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector