В чужой монастырь со своим уставом

личное

Выступления за «Зантур» в чемпионате Дивногорска по хоккею для меня окончены, едва начавшись. Желание быть полезным кучке людей, которые только на словах друг за друга горой, едва не утопило меня в болоте, которым было и остаётся тамошнее первенство водокачки. Уже более двух лет я не играл в дивногорском чемпионате. И причин тому было множество.

Нелепые срывы матчей, однобокое судейство, скуднейшее финансирование, отстранённость тогдашнего председателя спорткомитета, постоянные угрозы в мой адрес и даже «подарочек» в виде сотрясения мозга от одного из игроков-психопатов, который не согласился с зафиксированным мною офсайдом. Почти 99 процентов участников хотели только кататься и ни о чём не париться в плане организации. Как следствие, возродив городские соревнования и два года пробыв их главным судьёй, я перестал поддерживать порядок (он никому не был нужен), судить (для здоровья это было куда опаснее, чем вести силовую борьбу или блокировать броски) и играть…
В позапрошлом году мне довелось услышать много хорошего про новообразовавшуюся дивногорскую команду «Зантур», которая потом ещё и в турнире памяти моего отца дебютировала. Казалось, дружные парни, боеспособные, неравнодушные. Костяк составляют баптисты. Значит, никаких понтов быть не должно. Напросился к ним в команду и уже с осени стал кататься с «Зантуром» в одном из красноярских ледовых дворцов. Первый матч за «Зантур» сыграл на открытии реконструированной хоккейной коробки в Дивногорске, открыв исторический счёт голам на новом спортивном объекте. Через месяц в стартовом поединке городского чемпионата сделал хет-трик, внеся посильный вклад в победу команды над «Автомобилистом» – 5:3.
А на минувшей неделе «Зантур» проводил свой второй матч в первенстве водокачки. Я на тот момент сильно болел, но подводить партнёров не хотел и, вопреки уговорам любимой девушки, поехал играть. Такое решение с моей стороны было наиглупейшим. Матч против «Пионера» стал для меня последним в этом подобии соревнований.
Как и во встрече с «Автомобилистом», главный судья Андрей Володин (к слову, игрок «Автомобилиста») вновь вальяжно катался в центре площадки, не утомляя себя рейдами от одних ворот к другим и попутно успевая выдумывать удаления, которых нет в природе. Судья-информатор вновь не объявлял последние минуты периодов, а судья-хронометрист элементарно не был снабжён свистком, притом что все команды перед стартом чемпионата сдавали по 2000 рублей на какие-то там призы.
Встреча против «Пионера» складывалась для «Зантура» очень непросто. К концу второго периода мы (теперь даже как-то противно употреблять это слово) проигрывали со счётом 5:7. Я на тот момент поучаствовал во всех пяти голах команды, разок забив сам и четырежды ассистировав. Потом отличился вновь, но Володин развёл руки в стороны. Свистка не было, и мало кто понял, что случилось. Оказалось, что одновременно с моим броском информатор тихонько произнёс: «Судьи, время!» Суперарбитра уже не волновало, почему последняя минута периода вновь не была объявлена. А игроки «Зантура», хоть и удивились тому, что забитый до свистка гол (кстати, свисток так и не прозвучал вообще) не был засчитан, шум поднимать не стали.

В ответ на моё стремление разобраться в ситуации (все остальные зантуровцы лишь что-то бурчали себе под нос) Володин выписал мне в самом начале третьего периода двухминутное удаление. За то, что я крюком своей клюшки на секунду придержал клюшку соперника и забрал у него шайбу. Партнёры по команде согласились, что за такое не удаляют и что это просто судейская месть. Однако капитан вновь не пожелал подъехать к горе-арбитру и хотя бы спросить, зачем тот плавит нас уже вторую игру подряд.
Поняв, что ребятки из «Зантура» принципиально не хотят ни в чём разбираться (даже если их бьют палками наотмашь и тем самым травмируют, а судья раз за разом ничего не замечает), я попытался успокоиться и зашёл внутрь коробки, чтобы заодно погреться и перешнуровать коньки. В это время Володин сам подъехал к капитану «Зантура» и сказал, что если я прямо сейчас не вернусь из раздевалки, команда получит ещё две минуты штрафа. Спустя несколько секунд «Пионер» уже играл впятером против троих. Сам матч завершился поражением «Зантура» – 8:9. Но каким был бы счёт, если бы не тот отменённый гол и не равнодушие самих проигравших?
В довесок ко всему зантуровцы категорически отказались писать протест на имя председателя дивногорского спортотдела (хотя он сам об этом попросил), заявив, что их и так всё устраивает, а мои личные контры с Володиным (ещё лет 15 назад он мог позволить себе пнуть меня, школьника, по яйцам, толкнуть в стенку и т.п.) мешают им играть в нормальный хоккей. Нормальный? Всё устраивает? А как же команда? Как же мой выход на площадку в болезненном состоянии, когда в ответ даже спасибо никто не сказал?..
В итоге Володин, которого почему-то все боятся, остался чистеньким. А вслед за мной из «Зантура» выпнули ещё и моего товарища, с которым мы вместе приезжали на эти две проклятые игры. Одним словом, гнилуха. И оставаться её частью нет ни малейшего желания.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector