«Ребекка» Дафны Дюморье

В нескольких заметках и разного рода подборках в социальных сетях встречал упоминание о «Ребекке» как об одной из десяти книжек с самой неожиданной развязкой. Непредсказуемые повороты в сюжетной линии романа действительно есть, однако, на мой взгляд, совсем не такие, чтобы ахать и выпучивать глаза. Содержание местами крайне тягомотное. При этом читать книгу на удивление легко, ибо форма куда более удачная. Здесь отдельной благодарности заслуживает и Галина Островская за великолепный перевод.

Читать далее ««Ребекка» Дафны Дюморье»

«Аптечный ковбой»: шляпа на постели

Второй полнометражный фильм Гаса Ван Сента принёс американскому режиссёру определённую известность в широких кругах (после дебютной «Дурной ночи», едва не причислившей потомка голландцев к гей-иконам) и был удостоен в 1990 году Приза Европейской конфедерации художественного кино. Правда, сегодня подобного рода картин – о последствиях чрезмерного свободолюбия и наркомании – уже переизбыток, включая снятых в разы сильнее и с более убедительной актёрской игрой. А герои «Аптечного ковбоя» слишком уж бодры и свежи для торчков со стажем и вообще внешне неизменчивы, за исключением неопытной красотки, окочурившейся от передозировки.

Читать далее ««Аптечный ковбой»: шляпа на постели»

«Спасти Ленинград»: через Ладогу за десять часов

Драму, основанную на реальных событиях, хотелось посмотреть в большей степени из-за ностальгии по Петербургу. Самую вескую причину можно в свою очередь поделить на несколько маленьких: это и импозантный режиссёр Алексей Козлов, у которого мне довелось сниматься в сериале «Чума»; это и бригадиры с актёрами массовых сцен, с коими мы также немало поработали в Северной столице; это и Ладожское озеро, на котором нынче работает мой лучший друг и которое я лицезрел лично, пару раз наведываясь в Шлиссельбург.

Читать далее ««Спасти Ленинград»: через Ладогу за десять часов»

«Дикарь»: обретший музу

Вольная кинотрактовка последних лет жизни величайшего постимпрессиониста Поля Гогена вряд ли оставит равнодушным большинство творческих личностей. «Дикарь» (2017 г.) без прикрас демонстрирует истинную сущность художника – человека, жертвующего семейными ценностями и материальными благами ради самовыражения, оставления следа в истории и донесения определённой информации до современников и будущих поколений. Такие люди, несмотря на нищенское существование, на насмешки окружающих и на повсеместные обвинения в безделье, держатся выбранного курса, хотя зачастую получают признание только после смерти. Читать далее ««Дикарь»: обретший музу»

«Золотые угри»: недетская рыбалка

В 1970-1980-х годах чехословацкий гений Карел Кахиня создал немало схожих, но уж точно не однотипных фильмов на тему раннего взросления. Вот и главный герой драмы «Золотые угри» (1979 г.) сорванец Вертелка, сыгранный Мартином Микуласом, слишком рано заглядывает в глаза смерти, пускай даже рыбьей, засматривается на красоту нагого женского тела, что так типично для творчества Кахини, а затем и вовсе оказывается главным добытчиком в семье, которую вынужденно покинули старшие братья и папенька (Владимир Меншик). Читать далее ««Золотые угри»: недетская рыбалка»

«Война в доме»: убийственное молчание

Несмотря на то что сюжет американской драмы не до конца реалистичен и вместе с тем скучноват, воздействие на зрителя вполне присутствует и даже давит психологически, а игра актёров, особенно Кэти Бейтс, затмевает собой всё. Основные мотивы фильма становятся в разы актуальнее с каждым годом, ибо всё больше и больше людей замыкается на своих проблемах (взять, допустим, современных школьников с неописуемой, по их же откровениям, усталостью от уроков, общественного давления и иных факторов, неведомых предыдущим поколениям), обвиняя в собственной несостоятельности любого, кто не протянул вовремя руку и не помог распутать клубок проблем. Читать далее ««Война в доме»: убийственное молчание»

«Сеть»: шпионская рыбалка

Я бы ничего подобного не вынес – меня бы прикончили уже на второй-третий день! И вообще мало кто в схожей ситуации остался бы психологически сильным и здоровым человеком, если вообще выжил бы. Главный герой «Сети» – живущий вблизи государственной границы рыбак (Рю Сын-бом), у которого всего-навсего сломалась лодка и поневоле доставила его к чужакам. Бросать плавсредство он категорически отказался, ибо лодка – единственный способ прокормить семью. Но кто ж знал, что жена и дочь вынуждены будут ждать своего кормильца так долго и что сам глава семьи вернётся домой абсолютно выхолощенным – как морально, так и физически… Честно говоря, даже не верится, что человек может настолько сильно рваться к родным, а по возвращении уже совершенно ничего не хотеть – даже жить. Читать далее ««Сеть»: шпионская рыбалка»

«Мама Рома»: убийственная любовь к сыну

Фильм Пьера Паоло Пазолини простоват по форме, но тяжёл по содержанию. В этом весь итальянский неореализм – с его съёмками на природе и демонстрацией истинных и насущных тягот простого люда. На стыке 1940-1950-х годов, как раз на пике популярности упомянутого кинематографического течения, началась головокружительная актёрская карьера Анны Маньяни, которая сама выросла в трущобах и была воспитана родителями матери. В этом смысле актрисе не пришлось долго вживаться в главную роль в «Маме Роме» (1962 г.) – многое и так уже было пропущено через себя в юности. Читать далее ««Мама Рома»: убийственная любовь к сыну»

«Комната сына»: сам себе психоаналитик

Очень не понравилось, как актёры отыгрывали эмоции. Крайне неправдоподобно! Будто бы школяров набрали на улице, и те всякий раз при виде кинокамеры едва сдерживались от смеха. И даже ревели так, будто ухохатывались. Хотя сюжет ни капли не смешной. Напротив, тяжёлый и, с точки зрения реакции на происходящие события, неоднозначный. Режиссёр этой психологической драмы Нанни Моретти сам же сыграл главную роль (неспроста его величают «итальянским Вуди Алленом») и стал, пожалуй, единственным во всём касте, чьи актёрские данные ни малейшей критики не вызывали. Читать далее ««Комната сына»: сам себе психоаналитик»

«Жизнь и смерть Филипа Найта»: от побега к побегу

Весьма неоднозначная двухчасовая драма британца Питера Козмински вынуждает проникнуться к главному герою жалостью и неприязнью одновременно. Неприязнь связана с упорным нежеланием 15-летнего Филипа Найта прислушиваться к старшим и думать ещё хоть о чём-то, кроме своего необъяснимо устроенного внутреннего мира, а также с постоянными побегами – от тех, кто не может понять парня и даже потакать ему, да и от самого себя в том числе. Жалости же гораздо больше: всё-таки это подросток со свойственным его возрасту поведением, ещё и усыновлённый, ничего не знающий о своих родных. А его многочисленные бунтарские проделки, являющиеся своего рода самозащитой, постепенно затягивают петлю на шее до такой степени, что выбраться из неё уже нереально. Читать далее ««Жизнь и смерть Филипа Найта»: от побега к побегу»