«Ребекка» Дафны Дюморье

В нескольких заметках и разного рода подборках в социальных сетях встречал упоминание о «Ребекке» как об одной из десяти книжек с самой неожиданной развязкой. Непредсказуемые повороты в сюжетной линии романа действительно есть, однако, на мой взгляд, совсем не такие, чтобы ахать и выпучивать глаза. Содержание местами крайне тягомотное. При этом читать книгу на удивление легко, ибо форма куда более удачная. Здесь отдельной благодарности заслуживает и Галина Островская за великолепный перевод.

Читать далее ««Ребекка» Дафны Дюморье»

«Кабачок «Разбитое сердце»» Аллы Васильевой

Более говорящего названия для комедийной постановки Красноярского театра юного зрителя не придумаешь. Всё действие как раз в кабаке и развивается. И разбивается тоже. Точнее – разбиваются: не столько сердца, сколько надежды на лёгкую выгоду. Посетители и работники заведения пьют, поют (вокал Юлии Троегубовой местами звучит иронично, а где-то даже слегка надменно) и ноют. Кто-то действительно роняет слёзки, а кто-то лишь создаёт образ жертвы, чистеньким на самом деле не являясь. Но всё нытьё связано с ними – никчёмными бумажками, превращающими людей в бездушных существ, живущих одним днём и жаждущих захапать побольше уже сейчас, толком не зная, что делать с грязными деньжатами в дальнейшем.

Читать далее ««Кабачок «Разбитое сердце»» Аллы Васильевой»

«Тюрьма округа Джексон»: роковое доверие

Для Майкла Миллера этот фильм стал вторым в режиссёрской карьере. Годом ранее, в 1975-м, он снял «Уличных девочек», погружающих зрителя в мир проституции, наркомании и тотального беззакония. «Тюрьма округа Джексон» тоже насквозь пропитана безнадёгой и отвращением ко всему происходящему на экране. При этом, несмотря на название триллера, ведущие персонажи проводят за решёткой лишь пятую часть времени, куда дольше скрываясь – не только от полиции, но и от былой жизни в целом. Читать далее ««Тюрьма округа Джексон»: роковое доверие»

«Жизнь и смерть Филипа Найта»: от побега к побегу

Весьма неоднозначная двухчасовая драма британца Питера Козмински вынуждает проникнуться к главному герою жалостью и неприязнью одновременно. Неприязнь связана с упорным нежеланием 15-летнего Филипа Найта прислушиваться к старшим и думать ещё хоть о чём-то, кроме своего необъяснимо устроенного внутреннего мира, а также с постоянными побегами – от тех, кто не может понять парня и даже потакать ему, да и от самого себя в том числе. Жалости же гораздо больше: всё-таки это подросток со свойственным его возрасту поведением, ещё и усыновлённый, ничего не знающий о своих родных. А его многочисленные бунтарские проделки, являющиеся своего рода самозащитой, постепенно затягивают петлю на шее до такой степени, что выбраться из неё уже нереально. Читать далее ««Жизнь и смерть Филипа Найта»: от побега к побегу»

«Никто не знаменит»: кастинг на лучшего друга

Свежая канадская комедия развеселит далеко не каждого – ввиду специфического сюжета, в котором есть что-то и от русского телешоу «Дом». В основе фильма – тщеславие, показуха, фальшивая дружба, и все они так или иначе связаны с киношным кастингом, в котором успели поучаствовать персонажи картины. Как раз поэтому «Никто не знаменит» куда больше приглянется актёрам и людям, имеющим хоть какое-то отношение к упомянутой сфере. Читать далее ««Никто не знаменит»: кастинг на лучшего друга»

«Репортёр» Юлиана Семёнова

Популярный в советское время детективный роман вынес мне мозг. В хорошем смысле слова. Во-первых, довелось узнать много нового из истории СССР, а заодно переосмыслить ранее известное. Во-вторых, сама книга настолько композиционно и сюжетно запутана, что даже после её прочтения от корки до корки остаются вопросы. Ко всему прочему, жанр журналистского расследования для меня не пустой звук. И об опасности этой профессии я не просто наслышан, а на своей шкуре успел кое-что испытать и кое в чём убедиться, пускай и не во многом. Читать далее ««Репортёр» Юлиана Семёнова»

«Непостижимое»: причуды суррогатной матери

Чем старее Николас Кейдж, тем больше ролей он хочет для себя отхватить. Что это: чрезмерная уверенность в собственной неповторимости и высочайшем профессионализме или же отчаянные попытки надышаться перед возможным уходом со сцены? Не угадаешь. Так или иначе, в 2017-м свет увидели сразу семь фильмов с участием моего любимого актёра. И если пара-тройка из них, что уже привычно, полный шлак, то канадская картина «Непостижимое» режиссёра Джонатана Бэйкера приятно удивила. Читать далее ««Непостижимое»: причуды суррогатной матери»

«А вам это надо?» Павла Мирославского

Не помню ни одной театральной постановки, которую хаял бы жёстко и отчаянно. Любой спектакль для меня сродни празднику. Включая и тот, что привёз вчера в Дивногорск Красноярский драматический театр имени Пушкина. Хотя, надо признаться, двухчасовая комедия без антракта попала в число наименее симпатичных мне постановок за последние годы. Во многом из-за незамысловатых декораций, смазанного пролога, состоявшего из будто бы ленивых и уж точно не впечатляющих движений артистов, а также слабо просматривавшуюся режиссёрскую работу, которая здесь, такое ощущение, почти и не требовалась. Читать далее ««А вам это надо?» Павла Мирославского»

Человек-верлибр

Разделался с одиннадцатым рассказом, предпоследним из запланированных, для книжки «Петербург богемный», которая вот-вот уйдёт в работу и станет для меня первой за четыре с половиной года, прервав затянувшийся период застоя. По объёму написанного «Человек-верлибр» вошёл в тройку лидеров сборника. Но может быть вытеснен оттуда заключительным произведением цикла (о петербургской подземке), который должен потянуть на 15-20 тысяч знаков. Читать далее «Человек-верлибр»

«Дитя»: живущий одним днём

В первой же сцене зритель видит на экране совсем ещё молодую, но уже потрёпанную жизнью мать, прижимающую к груди плачущего младенца. Да только название бельгийско-французской драмы, снятой в середине 2000-х братьями Дарденн и получившей впоследствии Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля, связано не с малюткой Джимми, а с его папашей Бруно, которого сыграл Жереми Ренье. Именно он – думающий исключительно о себе и своих жалких потребностях, способный только баламутить воду и, если совсем уж всё плохо, расплакаться, чтобы пожалели, – как раз и есть то самое дитя, живущее одним днём и не имеющее ни малейшего понятия о какой-либо ответственности. Читать далее ««Дитя»: живущий одним днём»