Человек-верлибр

личное

Разделался с одиннадцатым рассказом, предпоследним из запланированных, для книжки «Петербург богемный», которая вот-вот уйдёт в работу и станет для меня первой за четыре с половиной года, прервав затянувшийся период застоя. По объёму написанного «Человек-верлибр» вошёл в тройку лидеров сборника. Но может быть вытеснен оттуда заключительным произведением цикла (о петербургской подземке), который должен потянуть на 15-20 тысяч знаков.

Главный герой упомянутого рассказа – поэт Веня Майский, которого не особо пыталась воспитывать мать-одиночка, а уж про детский дом – отдельная история. Вольный как в отношениях с противоположным полом, так и в творческих экспериментах, Вениамин твёрдо решил, что никогда и ни в чём не будет кому-либо подражать. Он мечется между простодушной сожительницей и барышнями из неформального литературного объединения, между верлибром и чувством рифмы, между жаждой всеобщего признания и подспудным желанием послать всех к чёрту, не говоря уже о похмельном синдроме, подзуживающем Майского наложить на себя руки.
Prolitoe_pivoОдни Веню жалеют, другие терпят, третьи считают его «не таким уж и плохим парнем», ведясь на откровенную лесть, но большинству на него попросту плевать. Коктейль из эгоизма и алкоголизма, намешанный Майским, способен дать лишь один эффект. Не догадываетесь какой? Тогда ищите ответ в самом рассказе.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector