«Ангелы не плачут» Андрея Тюкова

театр

Театр творческого поиска и эксперимента «Мейерхольд» из Дивногорска наконец-то представил на суд публики по-настоящему сильную постановку, достойную победы не только в краевом конкурсе любительского театрального искусства «Рампа», где уже успел заслужить диплом первой степени в номинации «Взрослый спектакль», но и в более престижных испытаниях. Достаточно было извлечь опыт из предыдущих неудачных попыток и ошибок, угадать с выбором очередной пьесы (фантасмагория «Ангелы не плачут» Аси Котляр подошла коллективу Андрея Тюкова как нельзя лучше) и, наконец, взвалить тяжёлую ношу на плечи наиболее достойных артистов, заодно предоставив возможность всем остальным со стороны посмотреть на тех, кто заслужил право шагать впереди.

Как ни крути, в любительских театрах не обходится без тех, кто откровенно не тянет (ну, или тянет – исключительно вниз), однако требовать от них высокого мастерства или вовсе выгонять, прямо скажем, бессмысленно. Вот и приходится так или иначе задействовать каждого, отделяя мух от котлет лишь по большим праздникам.
В актуальном меню «Мейерхольда», который постепенно преображается в лучшую сторону, «Ангелы не плачут» – поистине лакомое блюдо. Чего не скажешь о напитке, вокруг которого закручено действие спектакля. Водочка сгубила не один миллион человеческих жизней. И яркий тому пример – главная героиня упомянутой пьесы Анна Владимировна Брунова, с годами успевшая превратиться в пресловутую Нюрку, никому толком не нужную, если не считать двух Ангелов – Светлого и Тёмного (к счастью, не о пиве речь).
Небесные существа оказались в её жалкой квартирёнке ввиду необычного задания, больше смахивающего на пари. Возможно, и для невидимого зрителю Витьки – совиновника личностного падения Нюрки – всё это поначалу было не больше чем пацанячий спор с ровесниками в надежде что-то доказать, самоутвердиться. В спектакле об этом ни слова. Ясно одно: Нюрка, а тогда ещё Аня, ни в коем случае не должна была хвататься за первого попавшегося, тащить его к себе домой, напиваться и всё такое. Ангелы и призваны для того, чтобы дать героине шанс всё исправить, повернув время вспять. Но захочет ли этого сама Брунова?
Утончённая Валерия Бочарова, играющая Нюрку, отлично имитирует голос пьянчуги, а уж скользкими и неподатливыми солёными огурцами хрустит – просто загляденье. Да только её персонажа, судя по лицу и внешности вообще, жизнь как-то не шибко потрепала. В отличие от мебели, стоящей на сцене и будто бы шепчущей артистам: «Ахтунг! Не роняйте сюда свои пятые точки! Аварии не избежать!»
Софья Николенко, только окончившая десятый класс, предстала в образе двадцатилетней девушки, не затратив на это – ввиду подходящего типажа – ни грамма усилий, чего не скажешь о неоднократно прорывавшемся у неё желании захихикать, улыбнуться, с коим моя бывшая ученица (в 2017-2018 годах Софья посещала занятия по журналистике, успев сняться в нескольких репортажах и короткометражках) героически боролась, сдавшись лишь по завершении спектакля. Разница между актрисами в комплекции оказалась на руку: за столько лет неразлучной дружбы с бутылкой Нюрка не могла не усохнуть.
Геннадий Цыпалов – Светлый Ангел во плоти. По жизни улыбчивый. С большими и светлыми глазами, излучающими добро и преданность. И с голосом, который даже на повышенных тонах покажется совершенно безобидным. Учитывая богатый сценический опыт Геннадия, у режиссёра Андрея Тюкова попросту не было альтернативы, кому ещё доверить эту роль.
Артём Ашуркин – блестящая находка театрального руководителя. Видимо, давненько я не был на постановках «Мейерхольда», раз появление этого парня в труппе прошло мимо меня. Дерзость во взгляде и голосе, молодецкая выправка, горделивая походка, даже причёска подходящая – настоящий Тёмный Ангел. А уж работа с текстом – убедительнее некуда. В то время как даже Цыпалов, в разы более опытный в сравнении с Ашуркиным, местами спотыкался и чуточку фальшивил.
Напоследок – о финале. Склонный к сентиментальности, я почему-то не плакал. Дабы кое в чём разобраться, сразу после просмотра подошёл к зеркалу. На меня пялилась совсем не ангельская морда. И крыльев не обнаружил – обломали? Задачка, однако.
Впрочем, ещё несколько репетиций спектакля, кое-какие поправки по декорациям и гриму, в концовке добавить драматизма при помощи едва заметных душевных терзаний Анны и двух-трёх дополнительных звонков в дверь, не заглушаемых музыкой… И вот тогда-то уж точно на слезу прошибёт. Это ангелы не плачут. А я человек. Ещё и творческий. Способный оценить высокое искусство. И «Мейерхольд» к нему движется уверенной поступью.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Комментировать
Adblock
detector