Разные стороны книжной ярмарки

личное

Выбрался-таки на Красноярскую ярмарку книжной культуры. Прикупил себе чтива, попутно совершив творческий обмен с молодой местной писательницей. А ещё договорился о выставлении своих книг на КрЯКК-2013. Благо попался адекватный и сговорчивый человек. Главное, чтобы не передумал за год. Вообще, я планировал вернуться домой с десятком книжек. Да только ярмарочные цены показались мне голливудскими. В большинстве магазинов Красноярска – та же самая картина. Бывают и пониже расценки, но уж точно не выше. Так что те, кто едет на КрЯКК сэкономить, обречены на денежный попадос.

Встретил я там и нескольких знакомых писателей. Но если встреча с одними из них порадовала (к примеру, Антон Нечаев презентовал мне парочку давно обещанных «Первовестников» за 2006 и 2009 годы), то с другими – отнюдь. Поясняю. Когда моя получасовая экскурсия подходила к концу, перед глазами возникла палатка с книгами красноярских авторов. В основном там были представлены всевозможные издания «Нового Енисейского литератора» и, как следствие, творчество Сергея Кузичкина, который является главным редактором упомянутого альманаха. Я начал пролистывать книги в поисках того, что могло бы меня заинтересовать (останавливался на работах Анатолия Зябрева, Олега Пащенко, Александра Матвеичева и других). И тут началось…
Друзья Сергея Кузичкина активно навязывали мне его творчество. Я же, после ознакомления с «Временем зрелых женщин», не горел желанием читать этого автора за деньги. Бесплатно – пожалуйста. Когда я обронил фразу, дескать, человеку, написавшему столь слабую в стилистическом и лексическом плане книгу (при неплохом сюжете), негоже критиковать стили других людей, член Союза писателей России возмутился. Дошло до того, что меня стали тыкать носом в мой журналистский язык, от наличия которого я никогда и не открещивался.
– Зачем твердить о том, что мне и так давно известно, – парировал я. – Всегда просил вас о другом: высказать своё мнение о сюжетной составляющей моих книг.
– Да зачем мне твои сюжеты нужны? – равнодушно ответил Кузичкин. – До тебя уже давным-давно всё было написано, и ничего нового ты не придумаешь. Пройдёт лет десять, и никто уже не вспомнит о тебе.
– А если я буду писать туфту, статичную, скучную, бессмысленную, но зато авторский стиль будет с подвыпердом, то мои книги проживут вечно, и люди никогда не перестанут их читать? – сыронизировал я. – Вот уж дудки! Лично мне такие «шедевры» уже после второй-третьей странички надоедают.
Тут надо сразу сказать, что меня почти никто не слушал. Сергей Николаевич постоянно перебивал, а его друзья-писатели, сидевшие рядом, делали всё, лишь бы прогнуться перед мэтром.
– Вот Донцову тысячи людей читают, – заметил Кузичкин (блин, да почему сразу Донцову-то в пример приводить, свет клином на ней сошёлся, что ли?), – разве это означает, что она гениальная писательница?
Я хотел спросить, а не считает ли он в таком случае гениальным писателем себя, но промолчал. После «зачем мне твои сюжеты» общаться уже не хотелось. Тем временем коршуны налетели со всех сторон, пытаясь задавить меня возрастом и мнимыми регалиями.
– Даже если ты самого себя литературным Богом считаешь, – кряккнула какая-то мадам, защищавшая Кузичкина активнее всех, – критику всё равно надо уметь принимать.
– Да я-то, если конкретно этот наш разговор брать, критику принимаю. В отличие от вас. И никогда не отрицал того, что журналистика меня душит. Просто кто-то пишет для читателей, пытаясь что-то донести до них, а кто-то пишет для других писателей, дабы померяться кое-чем.
Зря я это сказал. У меня даже книгу из рук вырвали, которую я уже собрался покупать, и чуть не на пинках отогнали от палатки. Смешно было до слёз. В очередной раз убедился: по своей воле вступать в писательский союз не буду, пускай дальше друг перед другом бахвалятся да стелются.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector