За неделю до Дня матери

личное

Сюжет восьмого рассказа для новой авторской книжки так же, как и предыдущий, был навеян определённым событием. В конце сентября я не прошёл мимо объявленной в стране частичной мобилизации, а спустя почти два месяца, вспомнив о приближающемся Дне матери, создал очередное произведение. И теперь до завершения намеченного сборника мне осталось осилить буквально пару-тройку рассказов. Причём как минимум один из них – это моя установка! – должен быть со светлой концовкой, чтобы в целом всё выглядело не слишком уж безысходно, несмотря на название книги, которое известно пока лишь трём людям.

Новый рассказ, в чьём названии «спрятан» упомянутый праздник, потянул на 11 тысяч знаков. А это что-то средненькое между самым длинным и самым коротким из числа ранее написанных. За книгу я взялся сразу после июньской конференции в Химках. И закончить всё планирую до Нового года – чтобы сборник относился исключительно к 2022-му. О значимости числа «двадцать два» для меня, думаю, можно лишний раз не повторяться.
В рассказе ключевым является телефонный разговор – один из сотен примерно таких же, случавшихся ранее, – между матерью, одиноко живущей в деревне, и её давно перебравшимся в город сыном, которому из-за работы даже в собственной семье некогда навести порядок, не говоря уже о том, чтобы навещать всеми забытую старушку. Пенсионерка готова без умолку болтать о чём угодно. Сыну же любой трёп не по существу – поперёк горла, поэтому созваниваться с матерью готов лишь тогда, когда действительно есть о чём рассказать.
Изменить взрослых почти невозможно. Из-за этого не понимающие друг друга люди вынуждены либо проявлять терпение и нести своего рода крест, либо в конце концов расставаться навсегда. Да только сам крест зачастую выглядит непосильной ношей. А расставание может получиться таким, что готов будешь всё отдать, лишь бы вернуть человека, которого никогда не понимал, но, оказывается, любил. Вместе с тем любой из нас рискует внезапно понять, что никогда не любил кого-то из самого близкого окружения. И тогда уже сам не захочешь туда возвращаться.

Степан РАТНИКОВ.

Оцените статью
Комментировать