«Маяк»: ослепительное безумие

Замкнутые пространства ничего хорошего не сулят. Их можно не бояться, ими можно восхищаться, даже жаждать оказаться там хотя бы на время, балуя себя романтическими мыслишками. Но если уединение затянется, то не сойти с ума крайне сложно. Редкий человек способен обойтись без общения и контактов, в том числе телесных. Да и питаться чем-то надо. А еда сама собой на столе не окажется. «Маяк» Роберта Эггерса, получивший один из призов Каннского кинофестиваля в мае 2019-го, всё это подтверждает. И пугает гораздо сильнее, нежели зритель изначально может себе представить, отваживаясь на просмотр.

Читать далее ««Маяк»: ослепительное безумие»

«Жизнь и память солдата Немесио Вильяфанье» Педро Оргамбиде

Не помню, доводилось ли когда-нибудь прежде читать произведение, настолько детально, страшно и беспощадно описывающее войну и при этом укладывающееся в пару десятков страниц. В рассказе аргентинского прозаика и сценариста почти не говорится о причинах возникновения военных конфликтов и их бессмысленности. Линия судьбы главного героя тоже не очень чёткая и, несмотря на очевидные передряги, пережитые солдатом, жалости к нему почти не вызывает, тогда как уважения – хоть отбавляй. Уважения, но не восторга, ибо восторгаться нечем: ни в годы службы, когда свои же могли с пугающей лёгкостью набросить петлю на шею, ни в настоящее время, когда уже бывший солдат за ненадобностью оказывается на обочине жизни.

Читать далее ««Жизнь и память солдата Немесио Вильяфанье» Педро Оргамбиде»

Такова жизнь – 10

Жизнь идёт своим чередом, а в моей голове рождаются всё новые и новые афоризмы. Или нечто отдалённо смахивающее на них. Ну, или просто фразочки со смыслом. Вот уже десятая по счёту подборка подоспела. И уж точно не последняя, ибо прекратить думать – или, как говорят мне окружающие, заморачиваться – я не смогу. Да и не хочу прекращать. На сей раз почти все изречения на тему личных отношений.

Читать далее «Такова жизнь – 10»

«Скамейка» Андрея Тарасова и Владимира Лобанова

Кто уже только ни ставил пьесу Александра Гельмана, написанную ещё в 1983 году. Добрался до «Скамейки» и Дудинский народный камерный театр под руководством Андрея Тарасова. В спектакле превосходно сочетаются камерность действия, отсутствие декораций, если не считать упомянутую в названии мебель, а также фонтан эмоций, которые артисты буквально выплёскивают на зрителей. Находится место и для саркастического смеха, и для скупых слёз, и для горькой правды, и для сладких грёз. Главные герои безбожно врут друг другу, хотя подспудно догадываются о том, что правда известна обоим. Они хотят быть вместе, но делают всё, чтобы этого избежать. Понимают свою ненужность для окружающих, однако всячески набивают себе цену. Защищаются тем, что идут в атаку, стараясь унизить собеседника или выставить его в дураках быстрее, чем тот сделает это сам.

Читать далее ««Скамейка» Андрея Тарасова и Владимира Лобанова»

«Феликс и Лола»: теряясь в догадках

Редко бывает так, что с удовольствием смотришь фильм, ничего в нём толком не понимая. Причём удовольствие связано не с операторской работой и не с актёрской игрой, которые в меру хороши, но далеки от гениальности. Вся соль, если не жгучий перец, в сюжете и многочисленных интригах, заставляющих переживать за парочку, будто бы играющую в любовь. Главная героиня французской драмы «Феликс и Лола» (2001 г.) держит за идиотов не только других персонажей, но и зрителей. И это надувательство, как ни странно, вполне может кому-то понравиться, закружив голову похлеще американских горок.

Читать далее ««Феликс и Лола»: теряясь в догадках»

Тридцать семь

Традиционному отчёту за очередной прожитый год – быть. Минувшая дюжина месяцев не была ознаменована хоть сколько-нибудь очевидными изменениями в личной жизни (ещё и мать в мир иной отошла), включая творческую стезю. Живу всё там же и так же. Новых книжек не издал. Успехов на ниве любительского хоккея не достиг. Значимых творческих конкурсов не выиграл, хотя победа в городском фестивале «Русский язык – история народа» всё же слегка порадовала, потому что там была отмечена моя акция «Семейный диктант», постепенно набирающая обороты. Да и на литературном поприще возник просвет: в июне я впервые в жизни взялся за роман, который задумал ещё в 2013 году. Надеюсь, что к собственному 38-летию всё-таки окончу знаковое для меня (а может, и для истории Дивногорска) произведение.

Читать далее «Тридцать семь»

Огоньки (Балахтинский район)

Давно хотел побывать в этой деревушке, поворот на которую не единожды проезжал, мотаясь в гости к сестре. Это самый первый населённый пункт в Балахтинском районе по пути следования из Дивногорска. Меня очень интересовала жизнь десятка – по последней переписи населения – человек, коротавших свой век в Огоньках. Привлекало и название: в уме неоднократно возникали маячившие в ночной и заснеженной дали избушки с тёплым светом в оконцах. Правда, с федеральной автотрассы деревня, расположенная на реке Езагаш, не видна. До неё ещё пять километров пути по извилистой гравийной дороге, пролегающей через лес. «По сторонам поглядывайте, – то ли всерьёз, то ли в шутку предупредили хозяева придорожного кафе «Огонёк», живущие в созвучном населённом пункте и вынужденные держать собственный бизнес. – Изредка и волк пробежать может, и даже марал».

Читать далее «Огоньки (Балахтинский район)»

«Это не навсегда»: судьба сиротская

Несмотря на переизбыток сентиментальщины и драматизма, новый российский фильм не назовёшь сугубо женским, хотя режиссёрами его стали Евгения Яцкина и Алёна Рубинштейн. Они же, к слову, и в числе сценаристов. «Это не навсегда» предназначен как для родителей, излишне опекающих своих чад или, наоборот, не уделяющих им должного внимания, так и для подрастающего поколения, которое раньше времени начинает считать себя всё знающим или требует от взрослых невозможного, не думая о том, что у других сверстников нет и десятой части того же.

Читать далее ««Это не навсегда»: судьба сиротская»

«Потерял слепой дуду» Александра Григоренко

Почти любая игрушка востребована до тех пор, пока действует эффект новизны. Дальнейшая судьба – пылиться на полке, в ящике или просто где-нибудь в углу. Потому что надоела. Если же игрушка ломается, то её и вовсе выбрасывают. Такая же судьба была уготована главному герою повести дивногорского прозаика и журналиста Александра Григоренко – Шурику Шпигулину. Глухонемой мальчишка, ввиду своих особенностей, долгое время был интересен девчонкам, сгорающим от любопытства, но вместе с тем игнорируем вечно занятыми взрослыми, за исключением всё понимающей родной бабули.

Читать далее ««Потерял слепой дуду» Александра Григоренко»

«Ёлки последние»: если хочешь забыть – забудь

Заключительный фильм из новогоднего цикла вполне в духе всех предыдущих «Ёлок». Да, персонажи из года в год частично менялись. Однако праздничная атмосфера, позитивные нотки и безобидный юмор всегда были основополагающими и незыблемыми. Впрочем, «Ёлки последние» построены больше на мотивах прощания и прощения. Расставаясь, необходимо понимать, что новая встреча может и не состояться. А забыть что-либо раз и навсегда не всякому человеку под силу. Поэтому даже слегка запоздалое раскаяние или амнистия могут оказаться спасательным кругом, дабы со временем муки совести не превратились в самую настоящую удавку. Читать далее ««Ёлки последние»: если хочешь забыть – забудь»