Зацепила меня

«Добрый вечер! Эй, полегче. Пусть он длится бесконечно». Как ни банально, но тех самых двадцати четырёх часов в сутках и впрямь маловато, чтобы до начала нового учебного года управиться с большей частью глав моего первого в жизни романа – о временах перестройки на примере Дивногорска глазами тогдашнего школьника. За осуществление стародавней задумки я взялся две недели назад. И за это время наколотил уже 46000 печатных знаков, что, к слову, лишь вдвое меньше, чем повесть про Гошу Синичкина.

Читать далее «Зацепила меня»

Роман о последних годах без Интернета

Ждать этого пришлось шесть лет! Ещё в 2013 году я задумал написать книгу о своём детстве, где главным героем был бы не мой прототип, не окружающие меня люди, не родной Дивногорск, а само время. Это должен был быть роман о последних наших годах без Интернета, рассказывающий о том, в какие игры мы играли, как вели себя в школе, во что одевались, что ели, какую музыку слушали, где работали наши родители и в виде чего получали зарплату… Так сказать, советско-российские нравы и быт конца восьмидесятых и девяностых глазами дивногорского школьника, росшего в многодетной семье.

Читать далее «Роман о последних годах без Интернета»

Память вместо самой песни

Вы замечали, что редко какой человек способен оценить песню, услышав её впервые? Вот тащитесь вы по определённой музыкальной композиции, хотите поделиться ею с кем-то из своих знакомых, а в ответ слышите слегка обидное для вас: «Как-то не очень. Не моё». Бесспорно, человек не обязан любить то же самое, что и вы. Свободу выбора никто не отменял. Но как реагировать, если ваш товарищ (подруга) в очередной раз приходит в гости и слышит ту же самую песню, после чего просит сделать погромче, дескать, трек зачётный? Знакомая картина?

Читать далее «Память вместо самой песни»

Машина времени

Когда спустя 24 года вновь оказываешься в каком-то памятном для тебя месте, и привозит туда не кто-нибудь, а Андрей Макаревич (так зовут моего дядьку), то его четырёхколёсный агрегат превращается в самую настоящую машину времени. В начале 1995 года команда 12-13-летних юношей, представлявших ачинский «Металлург», заняла в Ангарске второе место в первенстве Сибири и Дальнего Востока по хоккею. Тот результат стал самым высоким и значимым для меня за все хоккейные годы. А упомянутый город Иркутской области почти четверть века оставался единственным населённым пунктом восточнее Красноярского края, где мне доводилось бывать. Ко всему прочему, в Ангарске я заочно, сам того не ведая, «познакомился» с Романом Черниковым – своим теперешним другом и бывшим защитником «Сокола». Ромка тогда, в 1995-м, наблюдал за нашими матчами с трибун «Мараканы» (так в обиходе называли местный хоккейный стадион) и запомнил единственного спортсмена, игравшего в очках, ещё и в полном визоре, а спустя десятилетие понял, что тем самым очкариком был именно я. Читать далее «Машина времени»

«Кленовый лист» Маршала как состояние души

С большущей неохотой вспоминаю последние деньки, проведённые в Петербурге, и подавленное состояние, в котором тогда пребывал, ожидая вынужденного возвращения на родину – ввиду отсутствия жилья в Северной столице. Говоря точнее, я даже не вспоминаю всё это – оно само сидит в голове и периодически зудит. Не зря же говорят: память – это то, чего у нас не отнять. Соль на многочисленные раны сыпали и главный редактор «РЖД-Партнера» («Из такого города уезжать нельзя»), и родной брат («В Дивногорск никогда не поздно вернуться, а вот обратно в Питер – уже вряд ли»), и корефан из числа писателей («Пропадёшь ты, Стёпка, в Дивногорске»). Даже мой лучший друг едва не отчаялся, подумывая, хоть и не всерьёз, о возвращении на берега Енисея вслед за мной. Читать далее ««Кленовый лист» Маршала как состояние души»

«Молодость»: жить до последнего вдоха

Давненько не получал такого наслаждения от игры актёра. Майкл Кейн, в отличие от весьма неплохо сыгравшего Харви Кейтеля (их персонажи – Фрэд и Мик – закадычные друзья), превосходен донельзя! Кому-то роль доживающего свой век прославленного композитора может показаться банальной, учитывая отсутствие ярко выраженной динамики. Но все эти неспешные движения, полные задумчивости глаза, мудрые изречения – неподражаемы. А эпизод, в котором Фрэд элегантно дирижирует пасущимися на лугу коровами, потрясает больше всего. Отличная сценарная задумка Паоло Соррентино, который сам же и снял этот фильм. Читать далее ««Молодость»: жить до последнего вдоха»

«Сухая Река» Дмитрия Косякова

Рассказ опубликован во втором – за 2018 год – номере литературного журнала «День и ночь». В этом периодическом издании Дмитрия Косякова печатают уже более пяти лет, количество публикаций превысило десяток. Свой человек, получается. При этом отыскать произведения молодого красноярского автора в других журналах или альманахах лично мне не довелось. То ли сам не отправляет, то ли не берут, то ли я плохо искал… Читать далее ««Сухая Река» Дмитрия Косякова»

«На диком бреге»: не показухи ради

Нарвался на ещё один советский фильм с патриотическим подтекстом, снятый в Дивногорске. На сей раз – по мотивам романа Бориса Полевого, чьё имя, кстати, носит одна из улиц родного мне города. Это «Ленфильм» в 1966 году постарался. В лице режиссёра Анатолия Граника, десятилетием ранее снявшего «Максима Перепелицу», а в дальнейшем, если говорить о самых известных картинах, сказку «Двенадцать месяцев». Ещё и актёрский состав подобрался достаточно звёздный, включая Алексея Глазырина и Олега Борисова, который навсегда мне запомнился по главной роли в комедии «За двумя зайцами». Читать далее ««На диком бреге»: не показухи ради»

«Всё просто! Один день из жизни 7А класса» Евгения Крайзеля

Ещё одна занятная постановка, увиденная мной на проходящем в Дивногорске открытом фестивале любительских театральных коллективов «Внуки Станиславского». На сей раз в исполнении Красноярского детского театра современного искусства «Этти Детти». На сцене – исключительно школьники, причём из средних классов. Но как они играют! Правдоподобно, задорно, неустанно. Будь то хоть диалоги, хоть шуры-муры, хоть брейк-данс. Читать далее ««Всё просто! Один день из жизни 7А класса» Евгения Крайзеля»

«Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину»: ностальгия по гнезду

Потрясающий фильм о жизни Иосифа Бродского отправил меня самого в сентиментальное путешествие по Санкт-Петербургу, по местам, ставшим такими родными всего за два с небольшим года, прожитых в Северной Венеции. Попутно я более близко познакомился с творчеством писателя, которого никогда целенаправленно не читал, несмотря на множество его заслуг, включая Нобелевскую премию. В итоге довелось лишний раз убедиться в том, что поэзия начинается в основном там, где заканчивается работа и просто какие-либо серьёзные дела, если такие вообще когда-то имели место быть. Читать далее ««Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину»: ностальгия по гнезду»