«Гнев человеческий»: смерть за грехи

кино

Гай Ричи работал с Джейсоном Стейтемом неоднократно. Давайте вспомним «Карты, деньги, два ствола», «Большой куш», «Револьвер», хорошо знакомые не только преданным поклонникам брутального актёра: всякий раз на выходе получалось запоминающееся кино, которое не грех пересматривать. Не знаю, можно ли отнести к этой категории и британо-американский триллер «Гнев человеческий», вышедший в прокат весной 2021-го, но Ричи со Стейтемом однозначно постарались. Первый напичкал своё детище загадками, заранее объявив, что зритель увидит в фильме как минимум пять смертных грехов, а заодно и в титрах намудрил, чем наверняка сломал мозг многим из тех, кто привык обращать внимание на детали и думать, а не тупо жевать попкорн и отвлекаться на свой телефон. Актёр же блестяще выдержал образ почти ничем не прошибаемого, немногословного, себе на уме, подозрительного мужика по кличке Эйч, проявившего какие-либо эмоции лишь при потере самого близкого человека.

Вокруг той утраты всё и закручено. Она как черта, за которую нельзя было переступать бывшим воякам, когда-то недополучившим своё в финансовом смысле и решившим устранить сию несправедливость. Та же потеря – отправная точка в деле перевоплощения персонажа Стейтема, устраивающегося в инкассаторскую компанию с целью отыскать виновных и выплеснуть на них весь свой гнев, долгое время титаническими усилиями скрываемый. Чем это закончится – в общих чертах предсказуемо. Однако фирменные хитрушки Гая Ричи и его умение создать качественный экшен держат зрителя в напряжении вплоть до финала.
Ну разве не любопытно, насколько страшной или изощрённой окажется месть Эйча? И что вообще будет с ребятками, поначалу жаждавшими просто вернуть своё, но явно вошедшими во вкус? Наконец, если каждому, по изначальной авторской задумке, непременно воздаётся за злодеяния, то не слишком ли легко отделался главный герой, нагрешивший с три короба – от блуда до гнева – и взваливший на себя функции карателя?
Немаловажный фактор успешности любого фильма – игра актёров. Так, в «Гневе человеческом», помимо Стейтема, любо-дорого посмотреть и на сына Клинта Иствуда – Скотта, представшего в образе непокорного и чересчур вспыльчивого вояки, а заодно на Холта Маккэллани, сыгравшего инкассатора по прозвищу Пулемёт, конспираторским умениям которого вполне мог бы позавидовать и Эйч.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Комментировать
Adblock
detector