«Жизнь и память солдата Немесио Вильяфанье» Педро Оргамбиде

Не помню, доводилось ли когда-нибудь прежде читать произведение, настолько детально, страшно и беспощадно описывающее войну и при этом укладывающееся в пару десятков страниц. В рассказе аргентинского прозаика и сценариста почти не говорится о причинах возникновения военных конфликтов и их бессмысленности. Линия судьбы главного героя тоже не очень чёткая и, несмотря на очевидные передряги, пережитые солдатом, жалости к нему почти не вызывает, тогда как уважения – хоть отбавляй. Уважения, но не восторга, ибо восторгаться нечем: ни в годы службы, когда свои же могли с пугающей лёгкостью набросить петлю на шею, ни в настоящее время, когда уже бывший солдат за ненадобностью оказывается на обочине жизни.

Читать далее ««Жизнь и память солдата Немесио Вильяфанье» Педро Оргамбиде»

«Здесь была Бритт-Мари» Фредрика Бакмана

«Всегда впереди ещё один матч. И следующий сезон. Всегда надеешься, что всё изменится к лучшему», – говорит полицейский Свен о футболе, при этом точнёхонько описывая и жизнь главной героини романа. Художественными достоинствами книга молодого шведа Фредрика Бакмана уж точно не отличается. Нет ничего выдающегося в сухом авторском тексте и в сплошных диалогах, зачастую утомляющих или раздражающих искушённого читателя. Хотя вряд ли следует вменять это в вину переводчику – Елене Тепляшиной. Автор известен как блогер со стажем, несколько лет ориентировавшийся на вкусы обитателей соцсетей. А тамошней публике не до изысков.

Читать далее ««Здесь была Бритт-Мари» Фредрика Бакмана»

Курганы (Новосёловский район)

В трёхстах метрах от посёлка, прямо на повороте с федеральной автотрассы, можно увидеть некогда симпатичное и богатое рыбой озеро – Курганское. Больше года назад его размыло, рыба ушла в направлении Чулыма. По словам жителей Курганов, стихия вполне могла разбить дорогу и даже до жилых построек добраться. Обошлось лишь чудом. Однако целиком и полностью опасность до сих пор не миновала, и люди боятся остаться у разбитого корыта. Хотя в самом посёлке и так уже ничего, по большому счёту, нет. Нищета, которую я увидел собственными глазами, удручает. Безнадёга в чистейшем виде. Курганцы, может, и рады куда-то перебраться, но их дома никому не нужны даже за бесценок, а если и сподобишься продать, то ничего взамен не купишь.

Читать далее «Курганы (Новосёловский район)»

Усолье-Сибирское

Упоминания об этом городе в литературе, печатной прессе и разного рода исторических материалах я встречал столько раз, что любопытство не могло не одолевать. Однако то, что довелось увидеть собственными глазами, разочаровало и неприятно удивило. За исключением, пожалуй, красивого заката над частным сектором – на фоне причудливых конденсационных следов от пролетавших самолётов. Что, впрочем, к делу не относится. Уже на въезде в Усолье-Сибирское со стороны Черемховского района – сплошные базы. Причём многие из них своё давно отжили, молчаливо напоминая о беспощадном молоте перестроечных времён. То тут, то там, в какую сторону ни посмотри, объявления: продаётся. Да только покупать некому и незачем.

Читать далее «Усолье-Сибирское»

Челяба (Зиминский район)

Если кто-то скажет вам, что одна из сильнейших российских хоккейных школ находится в Челябе, то не вздумайте верить в сию чушь. Я лично побывал в этом населённом пункте, находящемся в Зиминском районе Иркутской области, и убедился: ни хоккея, ни вообще спорта там нет. Есть только с десяток бесформенных хибар, причём некоторые из них пустуют. И если выделять хоть какое-то из строений, то только самое первое с левой стороны на въезде в деревню. Лишь оно выглядит более-менее ухоженным, а стоящая рядом с воротами иномарка как бы намекает на то, что здешние жильцы – в отличие от немногочисленных соседей – не бедствуют. Читать далее «Челяба (Зиминский район)»

«Тэсс из рода д’Эрбервиллей» Томаса Гарди

Роман Томаса Гарди запомнится в большей степени описанием окружающей обстановки, в которой пребывают персонажи. Всякий раз читатель чётко понимает, где и как всё происходит, и это не может не нравиться. И хотя словесной воды местами многовато, произведение почти не утомляет. Если, конечно, не браться осилить его целиком за один присест. Для этого «Тэсс из рода д’Эрбервиллей» тяжела не столько объёмом написанного, сколько мрачностью сюжета, экзистенциальными нотками, неоправданными попытками героини стоически справиться с непосильной для неё ношей. Читать далее ««Тэсс из рода д’Эрбервиллей» Томаса Гарди»

Шалоболино

По дороге от Курагина до села с одним из самых весёлых названий в стране мы с мужем моей сестры проехали не менее забавный населённый пункт – Пойлово. Правда, туда сворачивать не стали, изначально нацелившись на Шалоболино, на въезде в которое первым делом увидели кладбище. Выглядит в некоторой степени символично: работы в селе почти нет, зарплаты, по словам местных жителей, крошечные, а сами дома очень старые, местами заброшенные или покосившиеся. Более того, через дорогу от кладбища красуется встречающая гостей стела с изображением вождя пролетариата. На ней легко читается вандальная надпись, неумело закрашенная краской: «Колхоз 40 лет без урожая». Читать далее «Шалоболино»

«Далеко-далеко»: на своей земле, вдали от родины

Во время просмотра не возникает ни малейшего ощущения, что этот американский мелодраматический вестерн (1992 г.) длится дольше двух часов. Настолько всё живо, захватывающе, красиво, интересно: и сюжет, и обстановка, и костюмы, и лёгкие эротические нотки. При 60-миллионном бюджете иначе быть не должно, хотя порой и случается. А когда узнаёшь фамилию режиссёра, то отказываешься верить в то, что он мог бы сотворить дешёвку или пустышку. Читать далее ««Далеко-далеко»: на своей земле, вдали от родины»

Ретроспектива Андрея Добровольского

Все фильмы Андрея Добровольского, говоря о его полнометражных шедеврах, можно осилить за вечер. Потому что таких картин у советского режиссёра всего три. Я ещё и пару его короткометражек попутно посмотрел, включая отлично снятую, но перенасыщенную диалогами в ущерб действию, дипломную работу. И «Брод», и «Сфинкс», и «Присутствие», созданные с 1987-го по 1993-й с разницей в три года, построены на разного рода воспоминаниях. Где-то даже на сожалениях о былом, утраченном и уже почти неисправимом. Читать далее «Ретроспектива Андрея Добровольского»

Молодёжный (Дивногорск)

Посёлок Молодёжный (или Балдёжный, как его иногда называет местная шпана), давно стёртый со всех российских карт и с тех пор упоминаемый почтовиками как Овсянка-1, сыграл значимую роль в творческой биографии будущего члена Союза писателей России – первого в истории Дивногорска среди его коренных жителей. Именно там, в ближайшей к автодороге деревянной двухэтажке на улице Терешковой, началась моя самостоятельная жизнь после переезда от родителей. Конечно, можно сослаться на временное одиночество, побудившее взяться за повести и рассказы. Но в творческом процессе крайне важно постоянно быть на плаву и не бросить всё одним махом, толком не успев даже начать. И Молодёжный отлично способствовал тому, чтобы моё вдохновение не испарялось. Читать далее «Молодёжный (Дивногорск)»