«Детство» Пантелеймона Романова

Схожее детство было у многих советских мальчишек и девчонок. Особенно – из многодетных семей. В их числе и я сам. Оттого-то мне так приглянулась повесть, написанная человеком, который происходил из обедневших потомственных дворян и максимально реалистично передал быт и нравы, царившие в типичной дворянской усадьбе. Нехитрые развлечения и маленькие радости, повсеместная суета и семейные трапезы. В эпоху без Интернета всё было не так, как нынче, и произведение Пантелеймона Романова наглядно это отображает.

Читать далее ««Детство» Пантелеймона Романова»

«Маленькая хозяйка Большого дома» Джека Лондона

Роман показался слишком затянутым и – местами – нудноватым. Благодаря ему я в очередной раз утвердился в мысли, что самый оптимальный жанр для меня как читателя и писателя – это рассказы. Ибо в словесной и сюжетной воде недолго и захлебнуться. В целом «Маленькая хозяйка Большого дома», не буду отрицать, несёт немало смыслов и как пища для ума весьма полезна. Надо только быть всеядным и уметь поглощать большие порции.

Читать далее ««Маленькая хозяйка Большого дома» Джека Лондона»

«Ёлки последние»: если хочешь забыть – забудь

Заключительный фильм из новогоднего цикла вполне в духе всех предыдущих «Ёлок». Да, персонажи из года в год частично менялись. Однако праздничная атмосфера, позитивные нотки и безобидный юмор всегда были основополагающими и незыблемыми. Впрочем, «Ёлки последние» построены больше на мотивах прощания и прощения. Расставаясь, необходимо понимать, что новая встреча может и не состояться. А забыть что-либо раз и навсегда не всякому человеку под силу. Поэтому даже слегка запоздалое раскаяние или амнистия могут оказаться спасательным кругом, дабы со временем муки совести не превратились в самую настоящую удавку. Читать далее ««Ёлки последние»: если хочешь забыть – забудь»

«Жизнь и смерть Филипа Найта»: от побега к побегу

Весьма неоднозначная двухчасовая драма британца Питера Козмински вынуждает проникнуться к главному герою жалостью и неприязнью одновременно. Неприязнь связана с упорным нежеланием 15-летнего Филипа Найта прислушиваться к старшим и думать ещё хоть о чём-то, кроме своего необъяснимо устроенного внутреннего мира, а также с постоянными побегами – от тех, кто не может понять парня и даже потакать ему, да и от самого себя в том числе. Жалости же гораздо больше: всё-таки это подросток со свойственным его возрасту поведением, ещё и усыновлённый, ничего не знающий о своих родных. А его многочисленные бунтарские проделки, являющиеся своего рода самозащитой, постепенно затягивают петлю на шее до такой степени, что выбраться из неё уже нереально. Читать далее ««Жизнь и смерть Филипа Найта»: от побега к побегу»

Горе люковое

Люк Ричардсон – одна из самых брутальных и колоритных фигур в истории НХЛ. Он был выбран «кленовыми листьями» из Торонто в первом раунде драфта-1987 под общим седьмым номером, что удаётся далеко не всякому оборонцу, особенно разрушителю. Несмотря на низкую результативность, Люк сразу же стал игроком основы и с тех пор никогда не возвращался в минорные лиги. Проведя в хоккейной элите более 20 лет, он оказался причастным к множеству нашумевших событий. Первое из них, правда, не имеет прямого отношения к НХЛ, но упоминания более чем достойно. Речь идёт о знаменитом побоище в чешских Пьештянах, развернувшемся 4 января 1987 года, аккурат в заключительный день чемпионата мира среди молодёжных команд. В середине матча между сборными Канады и СССР, при счёте 4:2 в пользу «кленовых», на льду вспыхнула драка, в которую были вовлечены почти все хоккеисты – кроме Стива Немета. Судьи долго и безуспешно пытались предотвратить беспорядки, и даже целенаправленное выключение света на арене не утихомирило разгорячённых игроков. В итоге пришлось – нарочно не придумаешь! – вызывать копов. Все участники массового мордобоя, в числе которых был и габаритный парень по фамилии Ричардсон, подверглись дисквалификации на полгода (изначально – вообще на полтора). Более того, канадцы, находившиеся в шаге от золотых медалей, но не доигравшие ключевую встречу, остались ни с чем, если, конечно, не брать в расчёт разукрашенные лица и воспоминания на всю оставшуюся жизнь. Читать далее «Горе люковое»

Тафгаевы слёзы

В четвёртом финальном поединке розыгрыша Кубка Стэнли-1995 «дьяволы» из Нью-Джерси задолго до сирены обеспечили себе победу. Когда шли последние минуты встречи, внимание режиссёров трансляции привлекли отнюдь не ликующие болельщики, а сидевший на скамейке будущих триумфаторов форвард Майк Пелузо, который не совладал с эмоциями и расплакался, как малое дитя. Партнёры взялись подбадривать его, но Майк никак не мог сдержать слёз. Казалось бы, что здесь такого? Ну, растрогался человек. Всё-таки тот трофей стал для него первым в карьере – и последним. Наверняка давали о себе знать и горькие воспоминания о финале 1992 года, когда «чёрные ястребы», за которых выступал Пелузо, уступили «Питтсбургу». Однако ж… Читать далее «Тафгаевы слёзы»

«Истории обыкновенного безумия»: не покидая дна

В самом начале 1980-х Марко Феррери очередной своей картиной блестяще показал, что многие обитатели социального дна не только не видят ничего зазорного в маргинальном образе жизни, но и сами же его выбирают, не планируя что-либо менять. Главное – свобода. Причём во всём – от мысли до совокупления. Фильм снят по мотивам повествований Чарльза Буковски. И главный герой – его тёзка (сыгранный Беном Газзарой) – наверняка и есть прообраз известного писателя. Читать далее ««Истории обыкновенного безумия»: не покидая дна»

Такова жизнь – 2

Новая подборка фразочек со смыслом, в том числе переделанных пословиц и поговорок в оригинальном авторском исполнении. В общем, жизнь как она есть. Точнее, наша жизнь, какой её вижу я сам. И наплевать на миопию. Главное, чтобы мозг работал, и тогда ничего от твоих глаз не скроется. Читать далее «Такова жизнь – 2»

«Поэзия»: по пути жертвы внука

Южнокорейский фильм (2010 г.) о бойкой старушонке, в одиночку воспитывающей юного внука-раздолбая. Причём бойкой настолько, что успевает и курсы поэзии посещать, и дом свой в чистоте содержать, и за инвалидом на стороне ухаживать, и даже по всем канонам – как женщина мужчину – удовлетворить этого свихнувшегося старика, пускай лишь разок. Читать далее ««Поэзия»: по пути жертвы внука»

«Убийственная Мария»: жизнь без здравого смысла

Полнометражный дебют (1993 г.) немца Тома Тыквера можно, пожалуй, отнести к тому случаю, когда режиссёр начинает с места в карьер, выдавая оригинальный и качественный продукт, а в дальнейшем долго топчется на месте. Или даже, периодически поддаваясь массовому спросу и берясь за ширпотреб, деградирует, пускай и не безнадёжно. Читать далее ««Убийственная Мария»: жизнь без здравого смысла»