«Четыре угла большой любви» Василия Васильева-Харысхала

литература

Якутия входит в число самых суровых регионов России с точки зрения погодных условий. А потому для меня было сколь удивительно, столь и приятно наткнуться в одном из последних номеров «Литературной газеты» на согревающий душу рассказ Василия Васильева-Харысхала – уроженца села Мяндиги. Прозаик и драматург, скончавшийся на своей малой родине в начале 2021-го, оставил после себя богатое творческое наследство. Оно по праву принесло ему почётное звание – народный писатель Якутии.

В родных автору местах как раз и развивается действие произведения. С первых же строк рассказчик знакомит читателей со своим младшим братишкой Кутуней – любознательным, игривым, но добродушным сорванцом, который был для местного населения «как подарок весёлого, тёплого весеннего солнца». Во многом случайно этот жизнерадостный мальчонка стал ещё и кем-то вроде внука для престарелых соседей по урочищу.
От одного лишь описания ухоженной юрты стариков, где снаружи – чистота и свежесть, а внутри – убранство, уже становится тепло, с чем якутский климат, казалось бы, никак не вяжется. А самые нежные и почти родственные чувства, которые испытывают к Кутуне в семье Силипена, способны растопить даже глыбы льда. Оттого и поражает фатальная несправедливость, преследовавшая стариков на протяжении всей жизни и в итоге доконавшая их окончательно.
Началось всё с брачных союзов не по любви, а по родительскому настоянию: сердце Силипена принадлежит Мотуруне, но он берёт в жёны Ааныс, которая без ума от Бетюккэ. Затем Сэмэн – единственный сын Ааныс (общий для Бетюккэ и Силипена: первый дал парню жизнь, а второй воспитал и наградил своей фамилией) – погибает после полученного на войне ранения, не успев оставить потомства. Куда уж хуже?.. Однако судьбинушка и на этом не остановилась, спустя десятилетия забрав у стариков Кутуню, который многому у них научился, но так и не вступил во взрослую жизнь.
«Четыре угла большой любви» – это не только геометрия северного жилища, но и запутанность человеческих отношений в тесном пространстве, где «дано» отнюдь не то, о чём просит душа, и где многое необходимо перетерпеть, чтобы «найти» оптимальный выход из сложившегося положения. В этом смысле прощальное письмо Сэмэна родителям с просьбой помириться и жить всем вместе – не холодный, как сама Якутия, расчёт, а не по годам мудрое напутствие, не требующее доказательств, в отличие от тождества.

Степан РАТНИКОВ.

Вы знакомы с прозой Якутии?
Да, мне нравится проза Якутии
0%
Да, но она мне не по нраву
0%
Нет, но почитаю обязательно
100%
Нет и не хочу
0%
Проголосовало: 1

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Комментировать