«Бесприданница» Дениса Хусниярова

театр

На сайте санкт-петербургского «Театра на Васильевском» спектакль по бессмертной пьесе Александра Островского охарактеризован как «катастрофа нежного сердца». По факту же это ещё и трагедия маленького человека, неспособного совладать со стадом, ведомым бездушными и расчётливыми эгоистами. Во всяком случае образ Карандышева, созданный Арсением Мыцыком, куда более жизненный, мощный и эмоциональный (без малейшей доли переигрывания), нежели Паратов и Лариса Дмитриевна, сыгранные Ильёй Носковым и Светланой Щедриной. Последние, бесспорно, тоже хороши, но не настолько, чтобы в дальнейшем не единожды восхищённо их вспоминать. Хотя в целом весь коллектив играет блистательно, слаженно, и выделять кого-то по отдельности не совсем правильно. А вот настолько потрясающим спектаклем завершить проходивший в Киришах второй по счёту межрегиональный форум-фестиваль «Область театра» – это прямо в яблочко!

«Бесприданница» поставлена Денисом Хуснияровым в максимальной степени оригинально. Она ещё и слегка осовременена, причём умело и тонко – посредством редких словесных вкраплений, понятных и близких каждому, кто живёт в условную эпоху коронавируса. Вместе с тем на сцене многовато болтовни в исполнении сидящих – и даже лежащих – артистов (упомянутый режиссёр любит это дело, и лично мне сразу вспомнился его камерный спектакль «Камень»). Начало слишком затянуто. Однако, глядя на представительный актёрский состав и на подобранные Марией Головиной костюмы, желания покинуть зал не возникает.
Преодолев режим ожидания, зритель получает вознаграждение в виде заразительного смеха Романа Зайдуллина, изображающего Вожеватова, и цирковых представлений лишённого каких-либо комплексов Робинзона в исполнении Артёма Цыпина. А уж отчаянная танцевальная дуэль Карандышева и Паратова пред очами Ларисы Огудаловой достойна той бури аплодисментов, что с небывалой силой разыгрывается в затихшем было от приятного оцепенения зале.
Никто не смеет хоть сколько-нибудь громко выдохнуть и в концовке, когда качели (они же – лежанка, стол, переправа и не только) поднимаются на несколько метров над сценой, и мечущаяся Лариса Дмитриевна (сама же, надо признать, наломавшая дров) вновь оказывается наедине с Карандышевым. «Так не доставайся ж ты никому!» – не восклицает, а едва выдавливает из себя растоптанный и униженный человек. А далее следует… очередной режиссёрский поворот, лишающий сжавшую кулачки публику явно намечавшегося выстрела.

Декорациями «Бесприданница» не потрясает. Вероятно, таким вот образом режиссёр планировал сосредоточить всё зрительское внимание на актёрской игре. И, надо признать, сработало! А вот чего в спектакле действительно много, так это выпивки и связанных с нею последствий. Поглощают артисты не воздух. Обливаются не им же. Это добавляет спектаклю реалистичности.
Тем не менее в который уже раз приходится констатировать: вряд ли демонстрация пагубности спиртного способна преподнести действенный урок тем, кто без пивка, винца, коньячка, водочки никак не может (зачастую не может принципиально: не «детские» же напитки, понимаешь ли, поглощать). И даже раздающиеся в зале смешки почти всегда связаны с шутками про градус и выплывающие из него глупости, а то и беды. Но если люди искренне сопереживают лишь тому, через что когда-то невольно прошли сами (предательства, унижения и т. д.), то и смеются по большей части над своими же недостатками, чего никогда, ясное дело, не признают.

Степан РАТНИКОВ.

Оцените статью
Комментировать