Ухтуй

Небольшой населённый пункт тесно соседствует с районным центром. И не всякий с ходу разберёт (особенно если карту разглядывать), где ещё город Зима, а где уже село Ухтуй. Проживает в нём около восьмисот человек. Предположительно, название села произошло от бурятских слов «ух» и «туй», означающих соответственно «изгиб реки» и «приток». Совсем рядом Ока действительно заметно изгибается. И там же, на левобережье, в неё впадает небольшая речка Ухтуйка, через упомянутое село, впрочем, не проходящая. Читать далее «Ухтуй»

Мордино (Зиминский район)

Деревня, расположенная аккурат между федеральной автодорогой Р-255 и рекой Ока, плотного соседства с другими населёнными пунктами Иркутской области не имеет. Забавное название, согласно местному поверью, пошло от морды. Но не от чьего-то лица, а от снасти-ловушки, которую использовали для ловли рыбы. Дело в том, что Мордино находится на берегу небольшого озера, продолговатого по форме. И самые первые здешние поселенцы, как нетрудно догадаться, были без ума от рыбалки. Читать далее «Мордино (Зиминский район)»

«Вестник района» (Зима)

Если говорить о качестве текстов, то зиминский «Вестник района» мало чем отличается от среднестатистической школьной газеты. Вероятно, причина в том, что авторами большинства материалов являются люди, не имеющие ни малейшего понятия о журналистском мастерстве. Имею в виду сотрудников различных служб и организаций, клерков и просто читателей-активистов. Присылаемая ими в редакцию информация даже на качественные пресс-релизы не тянет. Это самые обыкновенные «сельские писульки». Можно сослаться на главного редактора, который должен нести ответственность за публикуемые материалы, что-то исправлять, доводить до ума, забраковывать. Но Елена Хорошкова, судя по всему, тянет лямку в одиночку и попросту не успевает лепить аппетитные котлетки из бесформенного фарша. А выпускать газету и чем-то её наполнять, как ни крути, надо. Читать далее ««Вестник района» (Зима)»

Этюдики, или Другие занятные факты из истории НХЛ. Часть 23

* «Оттава Сенаторз», победившая в кубковых розыгрышах 1920, 1921, 1923 и 1927 годов, спустя несколько лет начала испытывать серьёзные финансовые затруднения, из-за чего пропустила сезон 1931-1932, а пару последующих откровенно провалила, финишируя на самом дне таблицы. Накануне чемпионата 1934-1935 команда переехала в другой город и стала называться «Сент-Луис Иглз», но заняла лишь девятое – последнее – место, после чего прекратила своё существование. Вслед за ней уже новоиспечённый чемпион лиги «Монреаль Марунз», проведя ещё 2 неплохих сезона, оказался в шатком финансовом положении. Так, в регулярке 1937-1938 «тёмно-бордовые» сумели выиграть лишь четвёртую часть из 48 матчей и попросили у руководства НХЛ разрешения переехать в… Сент-Луис. Лига ответила отказом, и обладатель Кубка Стэнли 1926 и 1935 годов, переживая тяжёлые времена, решил взять отсрочку на год, но так и не вернулся. В Сент-Луисе собственная команда появилась только в 1967-м. «Блюзмены» дебютировали феерически, трижды кряду добираясь до решающих раундов Кубка Стэнли, где неизменно проигрывали. С тех пор клуб больше никогда не играл в финале, зато дышит полной грудью вот уже полвека. Читать далее «Этюдики, или Другие занятные факты из истории НХЛ. Часть 23»

Машина времени

Когда спустя 24 года вновь оказываешься в каком-то памятном для тебя месте, и привозит туда не кто-нибудь, а Андрей Макаревич (так зовут моего дядьку), то его четырёхколёсный агрегат превращается в самую настоящую машину времени. В начале 1995 года команда 12-13-летних юношей, представлявших ачинский «Металлург», заняла в Ангарске второе место в первенстве Сибири и Дальнего Востока по хоккею. Тот результат стал самым высоким и значимым для меня за все хоккейные годы. А упомянутый город Иркутской области почти четверть века оставался единственным населённым пунктом восточнее Красноярского края, где мне доводилось бывать. Ко всему прочему, в Ангарске я заочно, сам того не ведая, «познакомился» с Романом Черниковым – своим теперешним другом и бывшим защитником «Сокола». Ромка тогда, в 1995-м, наблюдал за нашими матчами с трибун «Мараканы» (так в обиходе называли местный хоккейный стадион) и запомнил единственного спортсмена, игравшего в очках, ещё и в полном визоре, а спустя десятилетие понял, что тем самым очкариком был именно я. Читать далее «Машина времени»

Челяба (Зиминский район)

Если кто-то скажет вам, что одна из сильнейших российских хоккейных школ находится в Челябе, то не вздумайте верить в сию чушь. Я лично побывал в этом населённом пункте, находящемся в Зиминском районе Иркутской области, и убедился: ни хоккея, ни вообще спорта там нет. Есть только с десяток бесформенных хибар, причём некоторые из них пустуют. И если выделять хоть какое-то из строений, то только самое первое с левой стороны на въезде в деревню. Лишь оно выглядит более-менее ухоженным, а стоящая рядом с воротами иномарка как бы намекает на то, что здешние жильцы – в отличие от немногочисленных соседей – не бедствуют. Читать далее «Челяба (Зиминский район)»

Попытки морить – 78

В сегодняшней подборке сравниваю абитуриентов с пользователями социальных сетей, дамских угодников – с юзерами, а завсегдатаев лор-врачей – с морскими обитателями. Что в итоге получилось, можете прочесть сами. Читать далее «Попытки морить – 78»

«Слишком большой соблазн» Людмилы Феррис

Весьма беглое знакомство с прозаиком, уже не первый год сотрудничающим с одним из известных столичных издательств, произошло на минувшем собрании Красноярского регионального отделения Союза писателей России. В тот ноябрьский денёк Людмилу Кротову (так звучит истинная фамилия железногорского автора) нам представили как кандидата на вступление в КРО СПР. Моё внимание привлекла не только стопка её книжек, изданных в Москве. Людмила – журналист со стажем. Коллега, в общем. И пишет в жанре журналистского расследования. Причём пишет, забегу вперёд, очень интересно и качественно, не опускаясь до откровенной бульварщины. Читать далее ««Слишком большой соблазн» Людмилы Феррис»

«Ёлки последние»: если хочешь забыть – забудь

Заключительный фильм из новогоднего цикла вполне в духе всех предыдущих «Ёлок». Да, персонажи из года в год частично менялись. Однако праздничная атмосфера, позитивные нотки и безобидный юмор всегда были основополагающими и незыблемыми. Впрочем, «Ёлки последние» построены больше на мотивах прощания и прощения. Расставаясь, необходимо понимать, что новая встреча может и не состояться. А забыть что-либо раз и навсегда не всякому человеку под силу. Поэтому даже слегка запоздалое раскаяние или амнистия могут оказаться спасательным кругом, дабы со временем муки совести не превратились в самую настоящую удавку. Читать далее ««Ёлки последние»: если хочешь забыть – забудь»

Усть-Мана

Приятные воспоминания из детства связаны с этим посёлком, расположенным ближе всех к Дивногорску. Чтобы точнее – в устье реки Мана, на обоих её берегах, с которых открываются потрясающие виды. Берега соединяет мост – автомобильный и железнодорожный одновременно. Там-то, на мосту, даже под ним, в специальных выступах, мы, будучи бестолковой пацанвой, и обитали чаще всего, щекоча себе нервы страхом свалиться вниз, прячась от бдящих тёток, куковавших в сторожке вблизи переезда, а также глазея на любителей позагорать на местных пляжах и даже бросая в них чем попало – в надежде, что никто не увидит и не догадается. К слову, стихийные пляжи и местечко, известное как Манский плёс, – это то, чем славится посёлок среди дивногорцев и красноярцев, ежегодно съезжающихся сюда летом. Читать далее «Усть-Мана»