«Молли»: фонтан непосредственности

кино

Во всех смыслах удачный фильм Джона Дайгана, снятый им в 1999 году – аккурат между душещипательными «Луговыми собачками» и невпечатляющей «Паранойей». В роли Молли – Элизабет Шу. Она играет аутистку, которая вынужденно переезжает к своему родному брату Баку из закрывающейся лечебницы и навсегда меняет его внутренний мир.

Непосредственная во всём, Молли может радостно скакать посреди уличных фонтанов, догола раздеться перед незнакомцами, потому что ей жарко, или предложить брату жениться на ней, хотя тот долгое время не держит её за личность. Она вечно говорит «нет», но мысленно почти всегда согласна. И дело не в противоречивости, а в большущем страхе, который больная с детства и застрявшая в этом самом детстве девушка испытывает от всего неизведанного, непривычного.

Её братцу, успевшему порядком позабыть о существовании близкого родственника, ясное дело, даром не нужно такое «счастье». Ведь у Бака сложившийся распорядок дня, престижная работа, подруга. И всё это летит к чертям. Только не увы, а совсем даже наоборот! Иначе бы Бак взвыл от будничного однообразия, тщетности карьерных планов и всеобщего эгоизма. Молли, можно сказать, спасает братишку, пробуждая в нём искренние человеческие чувства. Тогда как он сам едва не лишил сестру жизни, дав согласие на рискованный врачебный эксперимент. Но что ни делается – к лучшему.

Если же сравнивать «Молли» с «Человеком дождя», то, несмотря на некоторую схожесть сюжетных линий, фильм с Дастином Хоффманом всё-таки посильнее, потрагичнее, с более высоким коэффициентом безнадёжности. При этом главные герои обеих картин, вышедших на экраны с разницей в 11 лет, максимально убедительны и трогательны, что и заставляет зрительские сердца трепетать.

Степан РАТНИКОВ.

Оцените статью
Комментировать