«Однажды в… Голливуде»: хиппи-энд

кино

Многоточие в названии девятого фильма Квентина Тарантино стоит не просто так. Оно сродни намёку на неожиданность финала. А те, кто знаком с историей актрисы Шэрон Тейт и ужасающими событиями, произошедшими в доме режиссёра Романа Полански в 1969 году, будут весьма удивлены. Хотя бы потому, что грязные и вонючие хиппи, ведомые Чарльзом Мэнсоном, получат не то, за чем пришли в чужие стены, а то, чего на самом деле, по мнению Тарантино, заслуживали. Таким образом, «Однажды в… Голливуде» – повод не только вспомнить историю, но и пересмотреть её по-новому, в этаком постмодернистском ключе. Заодно – убедиться в том, что Квентин способен быть совершенно другим, оставаясь, как ни парадоксально, собой.

Впрочем, до концовки можно и не «дожить». Особенно если прежде не смотрел тарантиновские фильмы. Неопытному зрителю немудрено сдаться под гнётом нескончаемых диалогов и сцен, затягивающих развитие сюжета. Хотя без них кинокартина будет всё равно что женщина без одежды: красивая, доступная, но одноразовая, не вызывающая желания разглядеть что-то новое в привычном, знакомом.
«Однажды в… Голливуде» своим роскошным «одеянием» как раз и привлекает в большей степени. Атмосфера конца шестидесятых выдержана блестяще, будь то костюмы, декорации или даже мелкие детали, включая неотъемлемые тонкости съёмочного процесса тех лет. А уж исполнители главных ролей в эту обстановку идеально вписываются, и костюмчик на них сидит.
Замахнувшийся на очередную статуэтку «Оскар» Леонардо Ди Каприо невероятно хорош как в образе плачущего актёра, спешащего списать себя в расход после беседы с деловитым персонажем Аля Пачино, так и в образе взбешённого, когда понимание собственной беспомощности давит втройне, вынуждая раз за разом наступать на горло собственной песне, безнадёжно устаревшей, и подстраиваться под новые киношные тенденции.
Не оставляет зрителя равнодушным и безмятежность вечно молодого Брэда Питта. Он играет поставившего на себе крест каскадёра, всё ещё способного набить морду любому выскочке или вскружить голову молоденькой глупышке. Особого внимания заслуживает и его пёс, по праву удостоенный «Премии пальмовой собаки» на Каннском кинофестивале-2019. У этого четвероного даже оскароносный Лео мог бы поучиться умению перевоплощаться из воспитанной и покорной лапочки в агрессивную машину-убийцу, более чем характерную для творчества Тарантино.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector