ДРУГИЕ ПОВЕЛИТЕЛИ ТАРАКАНОВ

Люди и животные Произведения

«Другие повелители тараканов»
(рассказ из книги «Люди и животные»)
(издано в 2010 году)


Старый особняк постепенно пустел. Вслед за холодильником, телевизором и кондиционером из дома исчезла почти вся мебель, а потом и посуда. Даже прилегающий к ветхому строению небольшой земельный участок перешёл в другие руки. Со временем внутри особняка остались только сантехника, пара дырявых кресел и кухонный гарнитур, больше смахивавший на рухлядь.
За тараканами уже никто особо не охотился. Жизни лишились всего-то около двух десятков рыжих и усатых, случайно оказавшихся в ненужное время в ненужном месте. Остальные старались не высовываться и продолжали влачить жалкое существование. Именно жалкое, потому что незваные гости пропитанием их особо не баловали…
Спустя полгода в захламлённом и давно никем не ремонтированном стареньком особняке вновь скрипнула входная дверь. Внутрь вошли несколько мужиков. Это были уже не те мужики, что наведывались сюда в последнее время. Но все они, как и их предшественники, были в наглаженных пиджаках и лакированных туфлях. Некоторые – ещё и с оттопыренными из-за мобильников и денежных пачек карманами брюк.
— Ну и домишко нам достался… – с укоризной произнёс Главнищенко.
— А в чём проблема-то? – поинтересовался Баблидзе, почёсывая пятую точку.
— Посмотри сам, – рявкнул Главнищенко, указав пальцем сперва в один угол небольшой комнаты, а потом и в другой, – здесь же целое полчище голодных и донельзя обезумевших тараканов!
— Грош мне в ухо! – вздрогнул Баблидзе. – Я сразу-то и не заметил.
— Сложно не заметить: они же, если глаз меня не подводит, процентов десять всей жилой площади занимают, – оценил ситуацию Аршинов.
— Ноги моей больше не будет в этой мерзкой хибаре! – стервозно прокричала жена Главнищенко и, вереща, выбежала на улицу.
— Действительно, пошли-ка отсюда подобру-поздорову, – скривил рожу Уколов и трусливо попятился назад.
Остальные тоже спешно покинули стены особняка, расселись по машинам и отправились в обратном направлении. В салоне главнищенского микроавтобуса развернулась жаркая дискуссия.
— Как же нам истребить эту ползающую обузу? – бесновался Жекин.
— А тут и думать нечего!.. Завтра же надо собрать армию самых здоровенных мужиков и направить туда, – стучал Главнищенко пальцем по стеклу. – Задача одна: передавить всех мерзких созданий до единого!
— Разрешите предложить вам кое-что другое, – осторожно сказал Сэсоев и, получив одобрение, поделился своим видением ситуации. – Я, конечно, сам брезгливо отношусь к этим нахлебникам, но уверен, что куда проще обеспечить им невыносимые условия жизни.
— Что конкретно ты задумал? – недопонял Главнищенко.
— Никак в определённые рамки их загнать собрался? – предположил Наложников.
— Нет же, мы просто окажем этим синантропам специальную услугу, – подмигнул ему Сэсоев. – Называется она не иначе как угощение на дому.
— А тариф какой? – жадно поинтересовался Жекин.
— Тариф бесплатный, – ответил коллега и, взмахнув указательным пальцем, пояснил, – зато эффект будет лучше, чем от любого лекарства.
— Лекарства? Хм! Ты о чём? – нахмурил брови Уколов.
— Завтра сами всё увидите, – интригующе произнёс Сэсоев.
— Хорошо, – без колебаний согласился Главнищенко, – назначаю тебя главным в этом деле.
— Благодарю за доверие. Я вас не подведу.
— Надеюсь на это. Как выполнишь – отчитаешься. В письменной форме.
— К концу недели отчёт будет лежать у вас на столе, – заключил Сэсоев.
На следующий день все они, за исключением Главнищенко и его супруги, вернулись в старый особняк. Каждый с нетерпением ждал воплощения в явь задумки Сэсоева, на деле толком не понимая, в чём же она заключается.
— Ну, рассказывай, – обратился к коллеге Наложников, сгорая от любопытства. – Вернее, показывай.
— Точно, братец, открывай вентили, – добавил Жекин, потирая ладони.
— Чего-чего? – удивлённо спросил Сэсоев.
— Не томи, – грубовато ответил Жекин. – Давай колись, в чём весь изюм.
— А то уж невтерпёж, – почти хором произнесла толпа.
После этих слов Сэсоев подошёл к стене и, достав из кармана пару пластмассовых шприцев с какой-то жидкостью, присел на корточки:
— Всё очень просто. Берём и капаем на плинтусы и в углы немножко «Духлокса» и «Райтора». Пусть наши маленькие друзья едят себе на «здоровье». Каша – штука полезная! Ням-ням!
— Я помню, ты чего-то про удивительный эффект говорил. Но, скажи-ка на милость, к чему такое разнообразие? – принялся ворчать Баблидзе. – Им бы и одного чего-нибудь хватило. Или тебе деньги казённые девать некуда?
— Зачем же так жадничать? – насупился Сэсоев.
— Действительно, зачем? – коварно улыбнулся Жекин, поняв всю сущность происходящего. – В конце концов, у простых смертных тоже должен быть выбор.
— Быдло всё схавает! – презрительно добавил Бакалаврецкий.
Мужики временно покинули стены особняка. В стане тараканов сразу же наметилось оживление.
«Вы слышали, братцы? – обрадовался Дуракан. – Иноземцы, оказывается, не так уж и плохи. Еда – как раз то, чего нам не хватало».
«Ох, не верю я всем этим зажравшимся мордам, – засомневался Тараканище. – Сами-то они свою кашу почему-то не едят».
«С каких это пор ты вдруг привередой стал? – удивился Дуракан. – А хотя… если не хочешь, то нам больше достанется! Ммм! И пахнет так приятно».
«Я бы на твоём месте этого не делал! – в очередной раз предостерёг его Тараканище. – Не удивлюсь, если нас всех хотят со свету сжить».
«С чего бы вдруг? Это же совсем другие господа. Они, в отличие от предыдущих, заботятся о нас».
«А зачем им о нас заботиться?»
«Просто мы классные! Вот и всё!» – ответил Дуракан.
Тараканище продолжать полемику не стал, посчитав, что от неё не будет ровным счётом никакого толку. Дуракан же, наоборот, хотел ещё что-то сказать, но, услышав человеческие шаги, мгновенно притих.
— Мы ещё ремонт не начали, – раздался за стеной голос Баблидзе, – а ты уже телевизор притащил?
— Это, так сказать, организация досуга для братьев наших меньших, – пояснил Театралов, устанавливая в углу просторной комнаты широкий экран.
— И зачем же, скажи-ка на милость? – ворчливо произнёс Баблидзе.
— Пускай просвещаются.
— О каком просвещении ты говоришь? – презренно заявил Бакалаврецкий. – Это же бесполезно! Дурака просвещать – только лоб расшибать!
— Бесполезно, значит? Тогда смотри и учись, – расплылся в хитрой улыбке Театралов.
— У тебя учиться, что мимо унитаза мочиться, – вмешался Уколов. – Никакой разницы.
— Не говори «фу», пока не досмотрел концовку, – поправил его Театралов и нажал на кнопку телевизора.
На экране появились герои «Саги о тараканах» – многосерийного фильма об ископаемых существах, со временем неожиданно куда-то исчезнувших.
«Братцы, – оживился Тивиракан, – там нас по ящику показывают».
«Серьёзно?!» – удивился Тараканчик, осторожно выглянув из-за кухонного гарнитура.
«Да, выползайте».
«А как же иноземцы?» – с трудом преодолевая дрожь, поинтересовался Таракашечка.
«Всё пучком! – дал понять Тивиракан. – Они ушли».
Услышав это, тараканы начали покидать свои убежища, спешно занимая лучшие места на драном кресле перед телевизором. Когда почти все были в сборе, показ сериала прервала реклама:
«Вам надоело доедать грязные крошки за хозяевами? Вас жутко достала сухомятка? Тогда попробуйте новую кашу «Райтор», обогащённую целебными микроэлементами и обладающую исключительно мягким вкусом. «Райтор» – и ты реально в раю!»
Вслед за этим роликом последовал ещё один:
«Кто сказал, что питаться святым духом полезно? Куда больше пользы – в новой каше «Духлокс». В ней содержится достаточное количество полезных веществ, которые обеспечат вам отличное настроение и заряд бодрости на всю оставшуюся жизнь. «Духлокс» – не падай духом!»
Тараканы, оказавшись в некотором замешательстве, недоумённо посмотрели друг на друга.
«Я же говорил, что новые господа заботятся о нас, – первым заговорил Дуракан. – А вы мне твердили, будто каша эта отравленная… Да ну вас! Я пошёл подкреплюсь».
Не желая терять ни минуты, он подполз к кучке неизвестной субстанции и, радостно шевеля усами, принялся лакомиться. Прошло совсем немного времени, и Дуракан почувствовал себя плохо. Ему захотелось скрыться от всех за кухонным гарнитуром – от греха подальше. Правда, далеко убежать он так и не смог, свалившись со стены на пол и задёргавшись в судорогах.
«Что с ним?» – замер на месте Тараканчик, тоже собиравшийся было отведать каши.
«Он явно не в себе, причём, как мне кажется, от дикого восторга, – предположил Таркоман. – Видать, хорошо кашка пошла».
«Помогите!» – тщетно пытался докричаться до них Дуракан и внезапно вообще перестал двигаться.
«Вы ослепли? – бесновался Таракаин. – Он же мёртв! И никакие обезболивающие его уже не спасут».
«Вот и отлично, – злорадно подумал Таркан, давно ненавидевший Дуракана. – Наконец-то его песенка спета».
«Пожалуйста, полюбуйтесь, – буркнул Тараканище. – Я говорил, что этим толстопузым нельзя доверять. Это была не каша, а отрава!»
«Нас нагло имеют! – выругался Тараканус. – Имеют и, таким образом, выживают».
«Это бесчеловечно, – всплакнула Тараканка, глядя на скоропостижно скончавшегося Дуракана. – Вы только представьте, что будет дальше…»
«А что дальше? Ничего дальше не будет, – попытался успокоить остальных Теорикан. – Наш брат помер от чрезмерного удовольствия, которого никогда прежде не испытывал. А вы какие-то идиотские версии выдвигаете: отрава, отрава, отрава… Будто никогда не слышали, что рекламировать опасные для жизни продукты запрещено законом!»
«Если такой умный, тогда сам отведай этой чудодейственной кашки», – съязвил Тараканище.
«В лёгкую! – смело парировал Теорикан. – Как две лапы об линолеум!»
Он подполз к ближайшей кучке и плюхнулся в неё мордой.
«Ну и?.. Почему же я не умираю?» – важно заявил он, смакуя.
В ответ никто не сказал ни слова.
«Жалкие трусы! – рассмеялся Теорикан. – Вам счастье на голову свалилось, а вы глаза свои повыпучивали и трясётесь от страха».
«А я … А я… Я тоже отведаю каши», – набрался храбрости Тараканчик.
«И я, – поддержал его Таракашка. – Я не трус!»
«Действительно, чего тут бояться? – важно заявил Жиракан. – Халявная жратва – это по-нашему!»
«Ну, тогда и я с вами, братцы, – присоединился Таркоман. – Давненько меня не плющило и не колбасило».
Вслед за ними на кашу накинулись и остальные, напрочь позабыв о продолжавшейся «Саге о тараканах». К всеобщей трапезе не присоединился лишь Тараканище. Он был твёрдо убеждён в сомнительном происхождении каши, а потому наблюдал за чавкающим стадом со стороны.
«Что с ними? Зачем они это делают? Неужели им всем надоело жить? – размышлял он. – Или я чего-то не понимаю?..»
Внезапно его думу прервал истошный крик. Тараканище огляделся по сторонам, пытаясь понять, откуда этот крик донёсся. Оказалось, Теорикан впал в то же самое состояние, что и Дуракан несколькими минутами ранее. Другие тараканы тоже насторожились, мгновенно прервав трапезу. Когда же в судорогах забился Таракашка, а вслед за ним и Таркоман, в стане насекомых началась жуткая паника. Они принялись разбегаться кто куда и непонятно зачем, в суматохе давя друг друга. Но каждый из них, делая всего лишь несколько шагов, заплетался в собственных лапах, заваливался на спину и, мучаясь от головокружения, считал последние секунды своей никчёмной жизни.
«Сво-олочи, – с трудом вымолвил Истерикан, – яд замедленного де-ействия нам подсу-унули».
«Апокалипсис неминуем!» – тревожно подумал Тараканище, наблюдая за массовой гибелью своих собратьев.
Не радующее глаз зрелище продолжалось около получаса. Никто из дегустаторов каши в живых не остался. Тараканище потом ещё долго пытался отыскать хотя бы одного дышащего товарища и не сразу осознал тщетность своих попыток. В те минуты ему хотелось наложить на себя лапы. Обычно жёсткий и непреклонный, он разрыдался как дитя…
Прошёл месяц. В сверкающем чистотой, недавно отремонтированном и заставленном новенькой мебелью и бытовой техникой особняке открылась входная дверь. Внутрь вошли Главнищенко и его благоверная. Он, охваченный страстью, сразу же бросился в спальню, чтобы расстелить постель. Жена, в свою очередь, засеменила на кухню, потому как сильно хотела чего-нибудь съесть. Желательно, простецкий бутерброд, чтобы надолго не откладывать намечавшийся любовный процесс.
Достав из холодильника блюдце со сливочным маслом, супруга Главнищенко открыла хлебницу. Оттуда, с трудом передвигая лапы, вывалился старый, изрядно потрёпанный таракан. Охваченный ужасом, он заполз под хлебницу, чтобы хоть немного продлить себе жизнь. Но его уже никто не преследовал: женщина лежала на полу без сознания, а где-то за двумя стенами мужчина радостно напевал любовную песню…

(2009 г.)

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector