ОГОРОДНАЯ САГА

neizbezhnost Произведения

«Огородная сага»
(рассказ из книги «Неизбежность. Осколки жизни»)
(издано в 2011 году)


Баба Соня пропадала на загородной даче в любую погоду. Раскалённое августовское воскресенье не стало исключением. Дома было скучно: дочь – на работе, внуки – в летнем лагере. Заботиться не о ком. А в огороде суетливую старушку ожидали задыхавшиеся от жары огурцы с помидорами.
Поехала на первом же автобусе. Основной поток дачников приходился на обеденное время, а потому утром удавалось добраться без толчеи.
— Благодать-то какая! – радовалась баба Соня, отворяя высоченную калитку. – Ненаглядные мои, я пришла!
Овощи вряд ли слышали свою хозяйку.
— Соскучились по мне? – провела старушка рукой по огуречному кусту. – Сегодня я заберу вас домой. Помою, засолю. До зимы у меня проживёте, красавцы удалые.
Зайдя в дом, баба Соня бросила сумки на табуретку, переоделась во что похуже, взяла тазик с ведёрком и вернулась в огород.
Не прошло и часа, как жара вынудила дачницу искать тенёк.
— Надо бы голову чем-нибудь прикрыть, – решила баба Соня и, оставив тазик с помидорами на улице, отправилась в помещение. – Чайку заодно попью.
Заранее приготовленные бутерброды с варёной колбасой оказались весьма кстати. Снабдив их огуречными и помидорными пластиками, взмокшая труженица отменно позавтракала. Потом сняла зубные протезы, поместила их в специальный раствор и, поглаживая живот, довольно произнесла:
— Красота! Теперь можно снова за работу.
Выйдя на улицу, баба Соня не сразу вспомнила про стоявшие на солнце помидоры и взялась за грядки с зеленью.
Раздавшийся за спиной странный скрип встревожил старушку. Обернувшись, она заметила молодого тщедушного паренька в камуфляжной форме. Он уже почти перелез через забор, но вдруг замер и выпучил глаза. Как будто в цирк впервые в жизни угодил. Хозяйке участка даже почудилось, что незваного гостя начало трясти. Внезапно он шмякнулся на землю по ту сторону забора и протяжно застонал.
— Ты там не убился? – заволновалась баба Соня и поспешила к калитке.
Мысли о том, что парень порвал себе одежду или, не дай бог, переломал ноги, шибко беспокоили старушку.
Опасения оказались напрасными. Покоритель деревянных строений, целый и невредимый, но явно напуганный, шёл по дачному проулку в сторону леса. И не один, а в компании сверстника, тоже облачённого в камуфляж.
— Ребятки, чего хотели-то? – бросила им вслед баба Соня.
— Ничего особенного, – ответил пучеглазый, не оборачиваясь, – просто проверяли, всё ли в порядке.
— Сторожи мы, – пояснил компаньон и украдкой дёрнул пучеглазого за рукав.
— Обход у нас плановый, – добавил тот и почесал ногу, на которую незадолго до этого приземлился.
— Так в дверь бы постучались, взбалмошные, – остолбенела баба Соня. – Через забор-то зачем лезть?
— Стучать – только воров пугать. У нас свои методы.
— Смотри-ка ты… Методы-шметоды. Ладно, проверяйте дальше. Господь вам в помощь!
Она закрыла калитку и пошла обратно к грядкам. Собрав полведра огурцов, тазик помидоров и немного зелени, потащила всё в дом. И даже не заметила, как пролетело четыре часа.
— Ну и пекло, – бормотала себе под нос баба Соня, – хоть живых выноси. Помрёшь тут с этими овощами. Просто кошмар какой-то. Уф! Хотя и без овощей тоже помрёшь.
До автобуса оставалось около получаса. Разложив всё по сумкам, баба Соня вымыла руки, достала зубные протезы и подошла к старенькому зеркалу. Взглянула на себя и – вздрогнула: на голове капустный лист узелком завязан, на носу перемотанные изолентой очки кое-как держатся, на шее потёртые бечёвки висят вперемешку с выдранной зеленью, во рту один-единственный зуб красуется, сама вся в земле уделанная…
Рухнула старуха на табуретку, перекрестилась, дух перевела. И давай над собой глумиться:
— Вот ты пугало огородное! Это ж надо было так молодёжь застращать. Теперь дня три, наверное, не смогут ни есть, ни спать. Жидкий стул замучает. Бедненькие. На обратном пути зайду к ним в сторожку, извинюсь хоть.
Приведя себя в божеский вид, подметя на кухне, захлопнув все ставни и замкнув дачный домик, баба Соня поплелась на остановку. В мозолистых руках крепко сжимала сумки с провизией. В отдельном пакете – свежесобранные огурцы и помидоры для переживших стресс сторожей.
Подойдя к их неказистому, наскоро сколоченному домику, баба Соня поставила ношу на утоптанную траву, вытерла пот со лба и прохрипела:
— Ребятки, есть тут кто? Выйдите, пожалуйста, на минутку.
На узеньком крылечке появился широкоплечий седовласый мужик. Он ничего не сказал, а только вопрошающе, немного лениво, мотнул головой.
— А ребятки, что ль, уже сменились? – удивилась баба Соня.
— Ты сейчас о ком, мать? – зевнул сторож.
— Ну, дежурили недавно двое парнишек, – пояснила старушка.
— Мать, ты, кажись, на солнце перегрелась, – усмехнулся мужик и почесал небритую щёку. – Я вторые сутки один ишачу.
— Но как же?..
— Товарищи подменить попросили. Дела у них срочные. Вот и торчу здесь до сих пор.
— Без напарника, что ль?
— А чему удивляться-то, с нашими-то зарплатами, – продолжил сторож, устремив взгляд в сторону шоссе. – Ты бы знала, мать, как спать хочется. Глаза слипаются, хоть зубочистки вставляй. Час назад даже вырубился ненадолго. Сам не понял, как. Потом уже от собственного храпа проснулся, представляешь? И до этого, кажись, тоже в отрубон уходил. А спать-то нельзя. Да и смысла нет. Полчаса – это ж ни туда и ни сюда. Только себя дразнить. Теперь вот совсем невмоготу. Быстрей бы уже домой, под одеяло к жене.
Последних слов баба Соня не слышала. Задумалась о чём-то. Комар, присосавшийся ко лбу, был этому только рад.
— Огурчиком не угостишь? – привёл её в чувство сторож.
— Отчего ж не угостить, – ответила старушка и, держась за спину, наклонилась к одной из сумок. – Бери, милок, кушай на здоровье. И имущество наше охраняй. А то шастают здесь всякие.
— Спасибо, мать, – поблагодарил её мужик и хрустнул огурцом. – М-м-м, вкуснятина! Даже лучше, чем с тёщиной дачи. На пятёрочку. С плюсом. Стопарик бы ещё накатить – вообще бы чудненько было!.. Шучу, конечно, ты не подумай. Мы на работе – ни-ни! Всегда бодрствуем и трезвствуем.
— Молодчина, что тут скажешь.
— А на счёт всяких ты, мать, не гоношись, – вздёрнул нос сторож, – у меня тут никто не шастает. Всё схвачено. Так что езжай домой, отдыхай от трудов праведных. И здоровье береги. Оно у вас, матерей да отцов, не железное.
Баба Соня попрощалась, в последний раз – мало ли что – оглянулась в сторону своего небольшого дачного участка и почапала вверх по тропинке.
На остановке было человек двадцать. И почти все они, как казалось усталой старушке, дико на неё таращились. Хотя на самом деле народ смотрел вдаль.
Автобус ненадолго опоздал. Дачники просачивались внутрь, с остервенением толкая друг друга и громко ругаясь. После длительного пребывания в позе согнувшись мало кому хотелось превратиться в селёдку, зажатую со всех сторон себе подобными.
Баба Соня всё же успела занять место в конце салона и, блаженно выдохнув, взглянула в окошко. Там, прямо на остановке, стояли её драгоценные сумки с дачной провизией.
— Едрить твою в дышло! – опешила старушка и схватилась за голову. – Как же так? Стойте! Остановитесь!
Лысоватый водитель, щёлкая семечки и слушая жизнерадостную музыку, даже не думал сбавлять скорость; и так уже из графика выбился. Баба Соня отчаянно оглядела толпу изумлённых пассажиров. Теперь они действительно пялились на неё как на юродивую.

(2011 г.)

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector