ДУХОТА И ДУХАН В ОДНОМ ФЛАКОНЕ

neizbezhnost Произведения

«Духота и духан в одном флаконе»
(рассказ из книги «Неизбежность. Осколки жизни»)
(издано в 2011 году)


Денёк стоял невыносимо жаркий. Спать было невозможно. Даже без одеяла. И даже с открытыми окнами.
Ещё и мушиная эскадрилья атаковала нещадно. Всего за полчаса я этих летающих насекомых возненавидел сильнее, чем когда-то Ваньку Шакалова, который постоянно ставил мне подножки на школьных переменах.
С самого утра позвонила бабушка. Спросила, как у меня дела, а потом сказала, что пойдёт на дачу колдовать над овощами, чтобы те не погибли от засухи. В такую погоду они могли запросто это сделать. Конечно же, не известив об этом бабулю. И живи тогда хозяйка всю зиму на одной картошке.
Впрочем, меня всё это мало интересовало. Только с койки зря вставал. Давно бы уже отключил телефон, если бы не мама. Её шанежками не корми – дай поболтать с подругами.
Я вышел на балкон, чтобы немного проветриться. К моему удивлению, дома было менее жарко, чем на улице. Махнув на всё рукой, на приставучих мух в том числе, я полез в ванну. Хотелось освежиться.
Освежился. И вновь отправился кемарить. А то со всякими бабушками лишь на том свете поспишь. Ещё и мухи эти надоедливые, пообрывать бы им крылья!..
Ближе к полудню телефон в очередной раз затрезвонил, заставив меня подняться с любимого дивана. Звонил товарищ:
— Привет! Не хочешь в город смотаться? Всё оплачиваю.
Особым желанием выбираться в такой день на улицу я не горел. Но приятель не унимался. Пообещал даже с какими-то сговорчивыми цыпочками меня познакомить. Немного подумав, я согласился. Всё-таки давно уже с девчонками не куролесил. А совсем закиснуть, знаете ли, не шибко хотелось. Пришлось снова лезть в ванну…
Времечко мы провели весело. Духота, мучившая меня всё утро, будто куда-то испарилась. Нет, было так же душно, временами даже ещё жарче. Но мы с товарищем этого попросту не замечали.
Набродившись по городу, накупив кучу всякого хлама и налопавшись вкусностей, решили возвращаться домой. Я сам не понял, как позабыл о девчонках, с которыми приятель меня собирался познакомить. Зато проговорился о пустой квартире. Взял и ляпнул сдуру, что родители приедут с тёткиного юбилея только завтра утром.
— На этом доедем, – сказал товарищ, указывая на подъезжающий к остановке автобус. – А перед конечной уже на попутку пересядем.
— И народу немного, – обрадовался я тому, что не придётся ехать стоя.
В салоне было всего шесть человек. Мы, довольные, но употевшие, уселись в самом конце пыльного автобуса. И вот тогда-то жара напомнила о себе. Открытые люки не особо помогали: полпути мы проторчали в пробке.
Удивительно, но через три остановки пассажиры едва ли не на головах друг у друга стояли. Словно на этом маршруте плату за проезд отменили. От такого скопления людей дышать стало ещё тяжелее.
Мы с товарищем почувствовали себя черепахами. Рады бы поспешить, да только панцирь уж больно тяжеловат, и не выберешься из него.
Недостаток свежего воздуха сказывался, а тут ещё и мерзким запашком повеяло. Тухлая рыба, не иначе. Откуда исходил лютый аромат, ни я, ни мой приятель не понимали.
Внезапно стало резать глаза. Неужели кто-то пустил слезоточивый газ? Чёрт побери, где мы? Хотелось как можно быстрее вырваться из этой четырёхколёсной камеры пыток.
Постепенно народ начал рассасываться. И когда салон опустел наполовину, я невольно уставился на черноусого мужичка, который, заткнув свой побитый жизнью и чужими кулаками нос, злобно куда-то посматривал. Как тот краснокожий индеец на тропе войны.
Я из любопытства рассчитал траекторию падения его взгляда и вычислил объект наблюдения. Им оказалась сидевшая возле входа, прямо напротив кондуктора, молодая девушка. Её волосы, по всей видимости, давно не были знакомы с водой и тем паче с шампунем. Шею покрывал грязевой загар. Одежонка тоже была так себе.
Визуальное изучение объекта сверху вниз было приостановлено, когда я дошёл до ног. Тонкие коленки покачивались из стороны в сторону, плавно расходились и так же плавно возвращались в исходное положение под лёгкое колыхание потрёпанной юбчонки.
«Путана», – посетила меня мысль.
В это мгновение объект слегка повернул голову влево, и я рассмотрел его лицо. Предыдущая мысль сразу же отпала. С такой фифой, думаю, вряд ли кто отважился бы. Уж я бы точно – ни за какие деньги!
Покачивания коленок не прекращались. Как и удушливый запах в салоне автобуса. Тут уже и приятель не выдержал.
— Да чем здесь, грёбаный кокос, так воняет?! – возмутился он, скривив физиономию.
Возможно, вопрос остался бы риторическим. Но черноусый дядька с громадным шнобелем раскрыл причину смрада.
— Дамочка, – пробурчал он, всё так же злобно глядя на обладательницу раскачивающихся коленок, – вы бы лучше мыли, а не проветривали.
Сунув кондуктору червонец, мужик пулей выскочил на улицу и от негодования плюнул на землю.
В тот же миг пахучая ива приподнялась со своего места. Гордо задрав голову, она вышла из автобуса и вальяжной походкой направилась в сторону пивного ларька. Расплачиваться даже не думала.
«Конец мучениям, – решил я. – Ещё пара остановок, и мы приехали. Не будет больше ни духоты, ни духана».
Увы, ошибаются все. Водитель, громко выругавшись, выскочил из кабины и бросился вслед за неплательщицей.
— Влюбился, похоже, – заметила одна из пассажирок.
— Ага, нанюхался до безумия, – добавил мой товарищ. – Он милую теперь по запаху узнает.
— Теперь уж точно, – рассмеялись две старушенции. – Не спрятаться ей, не скрыться.
Одному лишь мне было не смешно. А когда добрался до дома, стало совсем грустно. Коммунальщики, не утруждая себя расклеиванием объявлений, на два дня отключили холодную воду во всём районе. Отлично! Помылся…
Не успел расстроиться – стук в дверь. Открываю, а там товарищ стоит, улыбка до ушей, всё такой же неумытый и успевший где-то крепкого коктейля дерябнуть. Ещё и с двумя девицами под боком. Обе – как та кикимора из автобуса. У одной глаза друг на друга глядят, у второй папиллом больше, чем у приятеля прыщей. И я тут – весь такой, в одних трусах, оригинально пахнущий. Прямо находка для любительниц водки.
Здесь-то моё терпение и лопнуло. Во денёчек выдался! Зачем, спрашивается, вообще с дивана вставал и ехал чёрт знает куда? Провонял как обделавшийся скунс – сам от себя шарахаться готов. Только прожорливым мухам удружил.
Удивительно даже, почему товарищ не смог тогда понять, за что я ему зуб выбил?

(2005 г.)

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector