Чесноки (Новосёловский район)

Название у посёлка забавное, но никто из местных жителей не знает о его происхождении. Всё ограничивается догадками, дескать, когда-то в здешних местах могли выращивать чеснок, причём в огромных количествах. Вероятно, какая-либо информация хранится в поселенческой библиотеке. Но люди уверяют, что посещать сие учреждение им некогда и просто неохота, хотя все туда записаны – по настоятельной просьбе библиотекаря. Удивляет не это, а отсутствие в Чесноках магазина. До федеральной автодороги три километра, а оттуда до ближайшего крупного населённого пункта – Чулыма – ещё с десяток. По-крупному же закупаться приходится и того дальше. А в сами Чесноки привозят лишь хлеб, и то нечасто.

Читать далее «Чесноки (Новосёловский район)»

Огоньки (Балахтинский район)

Давно хотел побывать в этой деревушке, поворот на которую не единожды проезжал, мотаясь в гости к сестре. Это самый первый населённый пункт в Балахтинском районе по пути следования из Дивногорска. Меня очень интересовала жизнь десятка – по последней переписи населения – человек, коротавших свой век в Огоньках. Привлекало и название: в уме неоднократно возникали маячившие в ночной и заснеженной дали избушки с тёплым светом в оконцах. Правда, с федеральной автотрассы деревня, расположенная на реке Езагаш, не видна. До неё ещё пять километров пути по извилистой гравийной дороге, пролегающей через лес. «По сторонам поглядывайте, – то ли всерьёз, то ли в шутку предупредили хозяева придорожного кафе «Огонёк», живущие в созвучном населённом пункте и вынужденные держать собственный бизнес. – Изредка и волк пробежать может, и даже марал».

Читать далее «Огоньки (Балахтинский район)»

Ямская (Балахтинский район)

Деревня, расположенная посреди грибных лесов и почти граничащая с территорией Новосёловского района Красноярского края, в разное время относилась то к Приморскому сельсовету Балахтинского района, то к самой Балахте, до которой 25 км пути. Ямская, не имеющая никакого отношения к упомянутой Самуилом Маршаком станции, представляет собой одну-единственную улицу – Мира. Она не петляет, но постепенно уходит вниз и почти упирается в пруд, который является частью небольшой речки Сухой Ключ и служит хорошим подспорьем в борьбе с возможными пожарами. Сгоревших или просто заброшенных домов в Ямской крайне мало. Но подавляющее большинство из них – как раз на склоне у пруда.

Читать далее «Ямская (Балахтинский район)»

Новые горизонты «Семейного диктанта»

Провёл с коллегами вторую по счёту городскую акцию «Семейный диктант», которую лично придумал зимой минувшего года. Многолетнее участие в «Тотальном диктанте» подтолкнуло меня организовать в Дивногорске что-либо подобное, но во всех смыслах своё. Этим – придумыванием, сочинительством, фантазированием – я прозанимался всё детство, набив руку и натренировав мозг на всевозможных настольных и карточных играх, комиксах и рассказиках. Сделав ставку на семейные ценности, пропагандируемые Домом детского творчества, где работаю почти два года, отказавшись от выставления отметок за диктант, учредив несколько оригинальных номинаций, а заодно взвалив на себя (как на первого и пока что единственного прозаика из числа коренных дивногорцев, кому довелось стать членом Союза писателей России) процедуру создания и чтения текстов, получил то, в чём 30 марта 2019 года смогли поучаствовать 34 человека.

Читать далее «Новые горизонты «Семейного диктанта»»

Кочергино (Курагинский район)

Деревень с таким названием в России немало. Но село – только одно. Находится оно в Курагинском районе. В очень тесной близости с районом Минусинским (в частности, с Шошино) и недалеко от Каратузского, дорога до которого берёт своё начало как раз в селе Кочергино. Основано оно было в 1772 году – на месте бывшего стойбища киргиза Кочерги. Сегодня здесь проживает около тысячи человек. В селе есть на что посмотреть. И чем заняться – тоже. Даже жилищные условия разнообразны. Так, в одной из половинок Кочергина, на улице Юности, домики исключительно панельные двухэтажные, а в другой – частные. И разделяет их символичный металлический заборчик с проходом-вертушкой, как на заводах: будто бы два совершенно разных населённых пункта соседствуют, не особо жалуя друг дружку. Причём такое вот пристрастие к отгораживанию у кочергинцев, многие из которых расхаживают по сельским улицам с семечками в руках, прослеживается ещё в ряде мест. Читать далее «Кочергино (Курагинский район)»

«Корова»: и так каждый день

Сукин сын в прямом смысле слова не обязательно является им в переносном значении. Адам – главный герой фильма Карела Кахини, в чьё киношное творчество я всё больше и больше влюбляюсь, – живёт изгоем в небольшой чешской деревушке и среди местного населения считается блаженным. Всему виной его безнадёжно больная мать, о которой уже много лет ходит дурная слава: сама гуляла направо и налево, а сына толком не воспитывала. Несмотря на это парень вырос работящим, хоть и замкнутым. И на здоровье матери крест не поставил, продав ради неё даже единственную корову-кормилицу. Увы, напрасно: вмиг не стало ни животины, ни родительницы. Читать далее ««Корова»: и так каждый день»

Молодёжный (Дивногорск)

Посёлок Молодёжный (или Балдёжный, как его иногда называет местная шпана), давно стёртый со всех российских карт и с тех пор упоминаемый почтовиками как Овсянка-1, сыграл значимую роль в творческой биографии будущего члена Союза писателей России – первого в истории Дивногорска среди его коренных жителей. Именно там, в ближайшей к автодороге деревянной двухэтажке на улице Терешковой, началась моя самостоятельная жизнь после переезда от родителей. Конечно, можно сослаться на временное одиночество, побудившее взяться за повести и рассказы. Но в творческом процессе крайне важно постоянно быть на плаву и не бросить всё одним махом, толком не успев даже начать. И Молодёжный отлично способствовал тому, чтобы моё вдохновение не испарялось. Читать далее «Молодёжный (Дивногорск)»

Ради этого кровь проливали?

К глубочайшему сожалению, уже который год на 9 Мая приходится сталкиваться с громогласными алкашами из числа соседей, которые не только напрочь уничтожают тишину (а в память о павших куда разумнее было бы помолчать), но и активно напрашиваются на – минимум – штрафы или даже – максимум – сроки. Большой праздник непостижимым образом превращает людей в животных, если не в упырей. И я нередко ловлю себя на мысли: а сумели бы наши деды выстоять, если бы уже тогда знали, что их внуки с правнуками в пугающем количестве вырастут планомерно разлагающимися кусками дерьма, думающими исключительно о себе? Читать далее «Ради этого кровь проливали?»

«Ну оч-чень женатый таксист» Валерия Пашнина

Не припомню, когда ещё на посещённых мной спектаклях публика так неистово, простите, ржала. Дикий, порой животный смех не единожды заглушал голоса артистов, которые, казалось, с трудом сдерживались, дабы не сбиться на неуёмный хохот от собственных же речей и ужимок. Впрочем, в чрезмерном удовольствии, полученном публикой, «виновна» не столько труппа Минусинского драматического театра, сколько сама комедия положений Рэя Куни, запороть которую было бы редчайшим «мастерством». Читать далее ««Ну оч-чень женатый таксист» Валерия Пашнина»

«Места не столь населённые» Моше Шанина

Книга появилась на свет вследствие того, что её автор парой годков ранее стал лауреатом Независимой литпремии «Дебют». Начинку составили не связанные напрямую друг с другом циклы – «Улица Советская», ранее уже прочитанная мною, и «Плоссковские», за которых Моше Шанин как раз и получил призовой миллион. Получил более чем заслуженно. Однако ни до того, ни после мне не доводилось слышать о каких-то иных произведениях северодвинского прозаика, ныне проживающего в Санкт-Петербурге, где мы впервые и встретились, обменявшись авторскими книгами. Читать далее ««Места не столь населённые» Моше Шанина»