«Лето с Моникой»: задыхаясь от несвободы

кино

Устав от тесноты, шума, безденежья и наконец-то вырвавшись на свободу, очень тяжело возвращаться туда, где не принадлежишь самому себе и вынужден терпеть, подстраиваться, воздерживаться. В том числе и в этом следует искать корни вопиющего эгоизма главной героини фильма (1952 г.) шведского режиссёра Ингмара Бергмана. Обретя счастье в лице 19-летнего Гарри (играет его Ларс Экборг), готового на всё ради любимой, Моника (Харриет Андерссон) не отдаёт себе в этом отчёта.

Для неё простодушный, но честолюбивый парень становится слишком лёгкой добычей: с первых же секунд идёт на контакт, все её прихоти начинает воспринимать едва ли не как закон, даже работу бросает, поддавшись авантюре и уматывая на лодке куда подальше из города на природу, где и проводит целое лето рядом с молодой красоткой.

Однако тёплые деньки, не говоря уже о финансах, имеют свойство заканчиваться. Тогда-то на смену неге и легкомысленности приходят тяготы будничной жизни. Здесь любовь уже иначе проявляется: чувство долга преобладает над страстью. Нести свой крест, чем-то жертвуя, или жить исключительно для себя, не задумываясь о дне завтрашнем, – каждый выбирает самостоятельно.

В конце концов, однажды положив глаз на свободную бабочку, не совсем справедливо гневить её за очередной «полёт» и обвинять в том, что она всю жизнь тебе испортила. Если, конечно, ты не слепец. В противном случае – серьёзная психологическая травма обеспечена. Только не бабочке, которая наверняка найдёт новое плечо для приземления и постарается выжать из этого максимум для себя любимой – материальный и сексуальный – при минимуме потерь – временных и физиологических. Такую, сколько ни сжимай ладони, не поймаешь – раздавишь разве что.

А что Гарри? Гарри поздно открывает глаза, до того слишком долго занимаясь сизифовым трудом. Моника всё равно уходит. Но остаётся другая Моника – всё ещё любимая и заслуживающая всяческого внимания. Только чья она на самом деле…

Степан РАТНИКОВ.

Оцените статью
Комментировать