«Ананасная вода для прекрасной дамы» Виктора Пелевина

литература

Исходя из своих вкусов, скажу, что это лучшая – после «Затворника и шестипалого» – книга Пелевина. Наркоманской бредятины в свежем сборнике повестей, как ни странно, минимум. Не приходится впустую ломать голову над тем, что, кому и зачем хотел сказать автор. Всё тот же постмодернизм, только «облегчённый». Читать интересно. Хотя копаться в творчестве Виктора Олеговича – непосильная для меня задача, потому как подобная литература мне в принципе чужда во всех смыслах.

Приобрести экземпляр «Ананасной воды для прекрасной дамы» решил ввиду того, что книга совсем недавно была номинирована на несколько премий. Неужели за очередную ахинею для укурышей писатель отхватит нехилую сумму деньжат, думал я. Купил, прочёл, успокоился. Вещь достойная. Не то чтобы мне дико понравилось. Просто отныне буду (возможно) более снисходителен к Пелевину.
Книга изобилует оригинальными сравнениями, характеристиками, портретами. Вот мощный авторский хук прямиком в рыло российской филологической интеллигенции: «Любое место, где эти говноеды проведут больше десяти минут, превращается в помойку истории. У этих властелинов слова не хватает яиц даже на то, чтобы честно описать наблюдаемую действительность, куда уж там осмыслить. Всё, что они могут, – это копипастить чужой протухший умняк, на который давно забили даже те французские пидара, которые когда-то его выдумали… Нет, вру. Ещё они могут сосчитать, сколько раз в предложении встречается слово «который»».
Прошёлся Пелевин и по противоположному полу, вложив в уста прогрессивного русскоязычного израильтянина следующую речь: «Женщина предлагает крайне некорректный контракт. Купить на все деньги много-много этого самого продукта, оптом на всю жизнь. Но продукт-то скоропортящийся! Даже если сначала будет хорошо, очень скоро станет плохо. А мужчине надо немного, но чтобы свежее и разное. И это, кстати, указание природы, требующей распространения генома, а не мнение какой-то там церковной общественности или климактериальных феминисток, которых в этой жизни не трахнет уже никто кроме инсульта. Короче, совсем разные бизнес-планы…».
Особенно меня развеселил образ бывшей подруги главного героя повести «Созерцатель тени». Автор представил её так: «Девушка Катя была вполне хороша собой, курила траву и слушала группу «The Third Man» – бывалый женский голос, поющий по-английски о том, что нет ни сегодня, ни завтра, а только вечное сейчас, и ещё что-то про Говинду (Катя даже была в курсе, что это пасущий коров аспект Кришны, однокоренной слову «говядина»). Ещё она интересовалась книгами Ошо и йогой, но в конце концов отказалась совместно использовать половой акт как символ целостного переживания бытия и ушла к азербайджанцу-дантисту».
Уверяю, сборник пелевинских повестей богат на подобные описания. И хотя бы ради этого людям, ещё не разучившимся читать, стоит с ним познакомиться. Что-нибудь новенькое для себя они точно откроют. А если и будет скучно, то лишь местами.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector