«Моя мать – шлюха»: торжество убогости

Mother_is_a_whore

Очень жёсткий южнокорейский артхаус с беспощадным матерным переводом. Детям, женщинам и просто утончённым натурам у телеэкранов делать нечего. Сказать, что все персонажи кинокартины просто бухают и трахаются, – значит, ничего не сказать. Это кровавый срез на теле больного общества. Больного как физически, так и душевно. Шизнутая мать-нимфоманка отдаётся по бросовому ценнику всем подряд, чтобы хоть как-то обеспечить своего ВИЧ-инфицированного сына Санг-Ву, живущего с ней в убогой лачуге. Тот, будучи мамкиным сутенёром, лично расклеивает по району объявления, из-за чего мучается угрызениями совести.

Папаша давно их бросил, найдя приют у молодой, но чересчур религиозной бабёнки. Её дочка и сын называют Санг-Ву своим братом, но при этом жаждут заняться с ним сексом. И кое-кто из них, пускай и не сразу, добивается-таки желаемого. Причём тоже за деньги.
Это лишь жалкая толика фактов и происшествий, заставляющих зрителя содрогнуться. Здесь же – озабоченный священник; обосравшаяся спьяну мамаша; взрослый сын, вынужденный стирать её обгаженные труселя вместе с единственным рабочим презервативом; три прыщавых онаниста, решивших окунуться в пучину геронтофилии… Ну и ещё много-много всяких «прелестей» ничтожного человеческого существования.
Вероятно, Ли Санг-Ву (режиссёр и главный герой фильма «Моя мать – шлюха») хотел показать, что ждёт нас в ближайшие годы-десятилетия, если мы окончательно уничтожим культуру во всех её проявлениях, разучимся ценить и уважать друг друга и жизнь как таковую. Назвать всё увиденное авторским бредом или гротеском язык не поворачивается. Лично я убеждён в том, что мир катится как раз туда – в никуда. И хотя отдельные эпизоды киноленты невольно вызывают смех, ничего смешного в них на самом деле нет. Бояться надо.

Степан РАТНИКОВ.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий