Выбор очевиден

личное

Впервые за три года проживания в Киришах мне довелось очутиться в стенах хотя бы одной из местных школ. До посещения КСОШ № 3 я наведывался только в парочку городских учреждений дополнительного образования. Первым на очереди значился Дворец детского творчества, где «понаехавший» так сильно жаждал работать, что даже прошёл за собственные деньги профессиональную переподготовку, однако был отшит без всяких объяснений и лишь спустя пару лет осознал все плюсы случившегося. Вторым на очереди был Межшкольный учебный комбинат, куда я отправлял резюме и, не получив никакого ответа, решил нанести очный визит, но услышал равнодушное и бессодержательное, мол, да, получали, после чего стало понятно: ловить в этом городе, судя по всему, нечего.

Так и вышло. В сфере культуры со мной даже знакомиться отказались: подумаешь, какой-то писателишка да актёришка объявился – своих «звёзд» хватает. В единственной киришской команде мастеров (по водному поло) в принципе не оказалось пресс-службы. А в местных СМИ уровень журналистского мастерства и размер зарплаты опечалили до такой степени, что трудоустраиваться не имело смысла, ведь в современных реалиях никто не прислушивается и не советуется, предпочитая безвольно плыть по течению и одной рукой придерживать корону. Я ещё и к хоккею резко охладел (это уже о хобби речь – не о работе), перестав в него играть с конца марта 2022 года, потому как нервировал своим 35-летним опытом начинающих спотыкашек, норовивших всему меня «научить» или, наоборот, бесцеремонно выжить, дабы не мешал им самоутверждаться в родном болотце.
Вместе с тем поступало предложение от прекрасного человека – бывшего библиотекаря, звавшего меня в свою новоиспечённую музейную команду. Но я в таких кругах никогда прежде не вращался и вряд ли получал бы удовольствие от подобной деятельности. А банально попробовать неизведанное (вдруг понравится) всё равно бы не вышло: штатную единицу требовалось закрыть как можно скорее – у меня же на тот момент значились масштабные планы на три предстоявших месяца.
Подрабатывать приходилось в Петербурге. Как удалённо – в журналистике международного масштаба, так и очно – в киносъёмках. В свободные месяцы я тоже трудился. Разве что не за деньги, а ради будущей памяти о себе: новые авторские книги писал. К счастью, мог себе это позволить. Кое-какие накопления имелись – в отличие от нахлебников. Вот и пополнил своё писательское портфолио десятком рассказов, повестью и несколькими лауреатскими статусами.
Возвращаясь к киришской школе № 3, отмечу, что причиной моего визита туда стали выборы президента России. Именно в общеобразовательном учреждении располагался избирательный участок. Голос за кандидата, выбор которого был вполне очевиден, мне предстояло отдать уже на исходе трёхгодичного обитания в недружелюбном, погрязшем в кумовстве, городке Ленинградской области. И посещение упомянутой школы оказалось знаковым, потому как подтвердило всё то, что я ранее успел надумать относительно своего будущего.
В списках для голосования моя фамилия… не значилась (первые за четверть века выборы, когда случилось подобное). Это был уже не тоненький намёк на то, что я в Киришах чужак – несмотря на прописку, собственное жильё и десяток творческих конкурсов, выигранных в статусе киришанина, – а явное тому подтверждение. Выбор между «оставаться ещё на какое-то время в ожидании непонятно чего» и «сваливать как можно быстрее в другой город» стал максимально очевидным. И если россияне в середине марта 2024-го обоснованно и предсказуемо выбрали президента, который управляет огромной страной третий десяток лет, то мне совсем не нужно нового срока на весьма сомнительном посту – в роли злокачественного образования на чужеродном теле, изначально казавшемся чем-то желанным и перспективным.

Степан РАТНИКОВ.

Оцените статью
Комментировать