Великолепная семёрка: петербуржцы в НХЛ

спорт

Национальная хоккейная лига существует уже почти сотню лет – с 1917-го. За всё это время в ней успело поиграть более 200 россиян. И, как ни удивительно, только семеро из них – уроженцы города на Неве. Первопроходцем стал защитник легендарной советской пятёрки, двукратный олимпийский чемпион Алексей Касатонов, дебютировавший в НХЛ в сезоне 1989-1990 годов в рядах задрафтовавшего его клуба «Нью-Джерси Девилз». Причём «дьяволы» выбрали его ещё в 1983-м, но воспитанник петербургского СКА штамповал одно «золотишко» за другим в составе московских армейцев и за океан не торопился. В те годы это было в принципе нереально, как ни стремись.

Великолепная семёрка: петербуржцы в НХЛНо как только железобетонная дверь в НХЛ открылась, Касатонов рванул туда, недолго размышляя. В «Нью-Джерси» он вновь оказался в одной команде и, более того, в одной паре со своим многолетним партнёром по сборной России и ЦСКА Вячеславом Фетисовым, благодаря чему адаптация к новым условиям проходила гораздо комфортнее.
В дебютном сезоне Алексей сыграл только 39 встреч, но уже заставил себя уважать, заняв престижное шестнадцатое место в голосовании за лучших защитников лиги на Матч всех звёзд, а чуть позже в одном из матчей регулярки проявил себя и на кулачном фронте, когда в очном бою одолел Рона Фрэнсиса, не побоявшись мести от телохранителей звёздного «пингвина». Следующий сезон – вдвое больше игр и вдвое больше очков, включая завидный показатель полезности «плюс 23». Через год статистические показатели Касатонова почти повторились, тогда как Фетисов второй чемпионат кряду, что многих из вас наверняка удивит, набирал вдвое меньше результативных баллов, чем его напарник.
А вот в четвёртом сезоне у Алексея случился резкий спад – всего 17 очков в 64 играх. Вероятно, от отчаянного желания хоть как-то себя проявить россиянин в одном из тех матчей даже на здоровенного Эрика Линдроса решил накинуться, но первым же встречным ударом был повален на лёд вместе с судьёй, грешным делом туда вмешавшимся.

Неудивительно, что накануне драфта расширения в 1993-м «дьяволы» не сочли нужным причислять 34-летнего Касатонова к неприкасаемым. Заметно сдавший защитник отправился в ряды клуба-новичка «Анахайм Майти Дакс», очень нуждавшегося в опытных игроках, откуда вскоре был обменян в «Сент-Луис Блюз». На следующий год пятикратный чемпион мира вновь сменил прописку, ударив по рукам с представителями «Бостон Брюинз». В его-то рядах Алексей и завершил энхаэловскую карьеру, набрав в сезоне 1995-1996 одно жалкое очко за 19 матчей и впервые за 7 заокеанских лет не сыграв в плей-офф.
После этого Касатонов, здраво взглянув на ситуацию, принял решение вернуться в Россию. Да не абы куда, а в ЦСКА к Виктору Тихонову, за которого ещё в советские времена чуть ли не в одиночку стоял горой, получив от былых партнёров статус предателя. Отыграв за столичную команду полновесный чемпионат, Алексей всё же повесил коньки на гвоздь и стал менеджером национальной сборной России. С 2011-го по 2014-й был повторно связан с родным СКА, занимая должность генерального менеджера клуба.
Вторым тогда ещё ленинградцем после Касатонова покорять Северную Америку отправился его тёзка и бывший одноклубник Алексей Гусаров. Правда, ему предстояло отстаивать честь канадской франшизы. «Квебек Нордикс» задрафтовал новоиспечённого олимпийского чемпиона в 1988-м и до старта сезона 1990-1991 терпеливо ждал, когда российских хоккеистов начнут спокойно отпускать за рубеж.
Для Алексея поначалу всё развивалось по сценарию, схожему с Касатоновым: половина дебютного чемпионата оказалась пропущенной, статистика – донельзя скромной. Зато дальше – по нарастающей. Да, Гусаров никогда не превышал планку в 30 результативных пунктов за регулярку, в среднем за игру набирал почти вдвое меньше очков, чем его упоминавшийся тёзка, а в кубковых раундах вообще никогда не забивал. И всё-таки его заокеанскую биографию следует признать наиболее впечатляющей среди всех петербуржцев. Даже не учитывая количество проведённых матчей.
А всё потому, что в 1996 году, выступая уже за «Колорадо Эвеланш» (в межсезонье квебекский клуб вынужденно переехал из Канады в США и превратился в «лавину» из Колорадо), Гусаров выиграл чашу лорда Стэнли, став, ко всему прочему, самым полезным игроком плей-офф с показателем «плюс 13». Более того, сразу в двух финальных встречах отметился голевыми передачами. Это была, бесспорно, вершина в карьере Алексея.

Вероятно, Гусаров все оставшиеся спортивные годы посвятил бы одной-единственной команде. Но в начале сезона 2000-2001 его обменяли в «Нью-Йорк Рейнджерс», а оттуда, причём в том же чемпионате, только чуть позже, в «Сент-Луис Блюз». Почувствовать туманность собственных перспектив, 37-летний защитник, уже давно вписавший своё имя в летопись Тройного золотого клуба (в него входят победители Олимпиады, чемпионата мира и розыгрыша Кубка Стэнли вместе взятых), со спокойной душой завершил карьеру и перешёл на тренерское поприще. Успел поработать в родном СКА, давшем ему путёвку в жизнь. А сегодня является одним из тренеров хоккейного клуба «Сочи».
Забегая вперёд, надо сказать, что после Касатонова и Гусарова никому из коренных петербуржцев уже не доводилось участвовать в кубковых розыгрышах. Все остальные ограничивались исключительно регулярными чемпионатами. В кулачных поединках, кстати, тоже никто замечен не был. Исключением, с очень большой оговоркой, стал легендарный Су-33, но об этом – немного позже.
Третьим уроженцем города на Неве, примерившим свитер клуба НХЛ, стал нападающий Михаил Кравец, наиболее известный как соучастник бронзового успеха СКА в чемпионате СССР 1986-1987 годов. В последнем раунде драфта-1991 его под общим 243-м номером выбрал новичок лиги «Сан-Хосе Шаркс». И менее чем через полгода Кравец уже вышел на лёд в составе «акул». Однако тот матч оказался для него единственным в сезоне 1991-1992 на энхаэловском уровне. Хотя, казалось бы, два броска в створ ворот и более чем активное участие в самой первой, исторической для клуба победе – над «Калгари Флеймз» (4:3) – были достойны сохранения прописки в основе.
На следующий год Михаил провёл за «Сан-Хосе» ещё одну встречу, опять-таки на старте чемпионата. Однако заработал «минус 1» по полезности и вообще ничем не подсобил своей команде, проигравшей «Детройту» (3:6), после чего уже никогда не появлялся в элите мирового хоккея, ограничиваясь выступлениями в минорных лигах. Возвратившись на родину лишь в 2000 году, воспитанник СКА успел отыграть ещё несколько встреч за петербургский клуб, а в 2012-м даже ненадолго возглавил его, оказавшись промежуточным звеном между Милошем Ржигой и Юккой Ялоненом. В последнее же время, как и Алексей Гусаров, работает в тренерском штабе ХК «Сочи».
Почти идентичную статистику за океаном продемонстрировал и защитник Денис Червяков, дважды попадавший в игровую заявку «Бостон Брюинз» в сезоне 1992-1993. В энхаэловском послужном списке россиянина значатся: 2 матча, 2 броска, показатель полезности «минус 1» и, в отличие от не удалявшегося Кравца, 2 минуты штрафа. Даже драфтовые номера у них похожи – Червякова выбрали годом позже 256-м по счёту.
А вот впечатляющим хоккейным багажом Денис похвастать не мог и до отправления в Штаты провёл в союзных турнирах всего с полсотни матчей за клубы из Ленинграда и Риги. Заокеанским специалистам приглянулись бесстрашие и в принципе жёсткий стиль игры молодого защитника, благодаря чему он и был взят на карандаш. Однако дебютировать в сильнейшей лиге мира Червяков смог только после травмы капитана «медведей» Рэя Бурка.
Воспользоваться своим шансом Денису не удалось. Главными причинами этого стали не только определённые проблемы россиянина с дисциплиной, но и звёздный состав «Бостона», который за последнюю на тот момент пятилетку дважды доходил до финалов Кубка Стэнли. Червяков был обречён скитаться по низшим лигам. Ситуация не изменилась даже после подписания в 1996-м контракта с «Нью-Йорк Айлендерс», где игрока вновь отправили в фарм-клуб. Позднее Денис успел поиграть в чемпионатах Финляндии и Германии. Но так ничего толком и не добившись, завязал с профессиональным хоккеем, едва-едва переступив тридцатилетний порог.
Пятым петербуржцем в НХЛ стал правый крайний форвард Алексей Егоров. Очень талантливый парень, но с детства своевольный. По заверению его родственников, Лёша мог и не вырасти в хоккеиста, если бы не Александр Балаев – первый тренер Егорова в детской школе СКА, сумевший принять парня со всеми его недостатками и предоставить тому реальный шанс для раскрытия потенциала.
На драфте-1994 Алексея под общим 66-м номером выбрал «Сан-Хосе Шаркс», тремя сезонами ранее, напомним, застолбивший за собой права на Михаила Кравца. Правда, дебюта в элитной лиге Егорову пришлось ждать почти полтора года. В первой же встрече он отметился голевой передачей. А спустя 10 календарных дней сподобился на три гола в ворота «Калгари», оказавшись единственным игроком в стане «акул», кто отличился меткостью в том матче (3:5). Причём все свои шайбы Алексей забросил после передач Виктора Козлова.
Несмотря на довольно лихой старт, карьера на чужбине у петербуржца не сложилась, в чём был частично виновен и наставник «Сан-Хосе» Кевин Константин, не особо жаловавший россиян. Те точные броски так и остались для Егорова единственными в лиге. И тут следует заметить, что никому больше за всю историю НХЛ не удавалось соорудить абсолютно все свои голы при помощи одного или нескольких хет-триков.
В общей сложности Алексей провёл в элите только 11 встреч за пару сезонов и набрал 6 очков. Позднее он выступал в низших лигах Северной Америки, снова в России и, наконец, в Германии. А в марте 2002 года жизнь 26-летнего хоккеиста трагически оборвалась.
Лучший бомбардир за всю историю СКА Максим Сушинский, в своё время успевший поиграть с вышеупомянутым Алексеем Егоровым в одной тройке, оказался шестым уроженцем Петербурга, оставившим свой след в сильнейшей лиге планеты. В 2000 году клуб-новичок НХЛ «Миннесота Уайлд» задрафтовал будущего капитана питерских армейцев под общим 132-м номером.

В составе «дикарей» Максим отпахал почти половину того же сезона, заработав 11 очков в 30 матчах и оформив три голевых дубля. На этом его заокеанская песенка была, к всеобщему удивлению, спета. Адаптироваться к американскому образу жизни Сушинский не смог (или, как многие утверждали, не захотел), на одной из тренировок даже устроив стычку с партнёром по команде голкипером Джейми Макленнаном, из которой американские журналисты раздули слона.
Внезапное решение Макса рвануть обратно на родную землю буквально ошеломило заокеанскую прессу. По крайней мере, до него никто из соотечественников не решался покинуть просторы НХЛ по собственной инициативе, ещё и настолько быстро. Впрочем, сам Сушинский, дважды признанный лучшим игроком российской суперлиги в течение трёх последующих сезонов и завоевавший золотую медаль в составе омского «Авангарда», вряд ли пожалел о тогдашнем демарше. Сегодня же впечатляющую игру знаменитого Су-33 можно наблюдать в любительском первенстве Северо-Запада, проходящем под эгидой Санкт-Петербургской хоккейной лиги, где чемпион мира-2008 защищает цвета «Компрессора».
Там же, в СПбХЛ, только в составе «Красной Звезды», нынче выступает и защитник Кирилл Сафронов, ставший пока что последним петербуржцем, засветившимся в НХЛ. Задрафтован он был в 1999 году клубом «Финикс Койотс» под очень высоким 19-м номером, причиной чему послужили неплохие габариты хоккеиста, его мудрая не по годам игра в рядах СКА и золотая медаль молодёжного чемпионата мира, завоёванная несколькими месяцами ранее.
Сразу же дебютировать в составе «койотов» Сафронову не дали – отправили обстреливаться в низшие лиги. Лишь в декабре 2001 года Кирилл получил свой шанс в матче против «Анахайма» (0:4). Проведя на льду всего 6 минут, защитник схлопотал «минус 2» по полезности и, как оказалось, навсегда закрыл перед собой двери в основу «Финикса». Накануне дедлайна Сафронова обменяли в «Атланту». Там-то Кирилл и отыграл чуть меньше половины сезона следующего, забросив парочку шайб, прежде чем навсегда забыл про лигу мечты. Тем не менее, даже этого ему хватило, чтобы выйти на третье место по количеству сыгранных в НХЛ матчей среди петербуржцев. Чуть позже в результате очередного трейда Сафронов оказался в «Нэшвилле», но и там российскому оборонцу пришлось безвылазно торчать в фарм-клубе.
По возвращении в Россию Кирилл выступал за разные команды КХЛ, включая СКА, где дела для него шли особенно результативно. Совсем ненадолго он перебирался и в чемпионат Словакии. А в позапрошлом сезоне защищал цвета хабаровского «Амура», который стал для Сафронова последним пристанищем в профессиональном спорте.
ЦИФРЫ
В общей сложности уроженцы Петербурга на семерых провели в регулярных чемпионатах НХЛ 1070 матчей, забили 89 голов (из них 16 в большинстве, 7 в меньшинстве и 9 победных), сделали 259 результативных передач, нахватали 688 минут штрафа, нанесли 1057 бросков в створ чужих ворот и выиграли один-единственный Кубок Стэнли. По количеству игр (607), голов (39), передач (128) и очков (313) лидирует Алексей Гусаров, тогда как по количеству победных шайб (5), нанесённых бросков (504) и штрафных минут (326) всех обошёл Алексей Касатонов, у которого ещё и лучший показатель полезности («плюс 52»). В плей-офф же упомянутые тёзки на двоих сыграли 101 матч, четырежды поразили владения соперников (всё усилиями Касатонова в равных составах), раздали 21 пас, получили от судей 68 минут за различные нарушения и бросили 85 раз. Что касается Егорова, то он до сих пор остаётся единственным петербуржцем, сумевшим трижды поразить цель в отдельно взятой встрече.

Степан РАТНИКОВ, журнал «OVERТАЙМ» (июль-август 2016).

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector