ИГРОМАНИЯ

«Молодые и дерзкие» Произведения

«Игромания»
(повесть из книги «Молодые и дерзкие»)
(издано в 2009 году)



Глава 1. ПАРА

Было двадцать минут седьмого утра. Стараясь не разбудить родителей, Миша тихонько оделся и, выйдя из дома, засеменил к железнодорожному вокзалу. На одну жалкую пару, тем более на лекцию, ещё и в такой мороз, ехать не хотелось. Но день выдачи стипендии Михаил пропустить не мог.
Когда он уже стоял возле билетной кассы, кто-то похлопал его по плечу. Это был Александр. Михаил, мягко говоря, удивился. Его товарищ уже около полугода не ездил в электропоездах. И Мишке почти месяц не звонил. А тут – нате вам! – ранним утром…
—    Давненько тебя в электричках не видели, – сказал Миша. – Чего это вдруг наша принцесса на такой подвиг отважилась? Вам же, богатым, на твёрдых сидениях тяжело ездить. Такие неудобства для пятой точки, понимаете ли…
—    По картишкам соскучился, – пояснил Сашка. – В автобусах особо не поиграешь. А в электричках народу пруд пруди. Толпой сядем и… Кстати, наши-то ездят?
—    Все ездят. Только ты, Скрудж Макдак, куда-то пропал! И Лысого с Капустой давненько не видно. Ладно, я побежал. Ты заходи в наш вагон, который третий с конца. Там и поговорим.
До отправления электрички оставалось совсем немного времени. Миша, зайдя в тёплый вагон, увидел своих знакомых: Анжелу, Пашу и Игоря. Присев рядом с последним, Михаил закинул свою учебную папку на верхнюю полку и ругнулся, что на улице холодина. Анжела, прикрывая руками свои замёрзшие коленки, одобрительно кивнула головой. А через три минуты в вагоне появился и Александр.
—    Ждите дождя, люди! – с улыбкой произнесла Анжела, заметив гостя.
Саша, на ходу расстёгивая свой дорогой серо-синий пуховик, тоже улыбался.
—    Тебя какими ветрами сюда занесло, фраерок? – удивился Павел, двигаясь ближе к Анжеле. – Никак родители деньжат на место в классе люкс не подкинули?
—    Почему же это? – важно ответил Саня и напоказ достал из кармана внушительную для студента пачку сотенных купюр. – На проезд-то дали…
Игорь, посмотрев на товарища, в очередной раз убедился, что тот – всего лишь «зазнавшийся и зажравшийся мальчик», который без родителей и яйца выеденного не стоит. Игорю он никогда не нравился, и общались они только из-за показной щедрости Александра. Этот выбражала частенько мог занять денег, купить товарищам газировки, пива или горячих пирогов, которыми торговала в электричке баба Маша.
Анжела, в отличие от Игоря, продолжала улыбаться. Саня постоянно её удивлял: плоскими шутками, порой ничем не вызванным смехом, небрежным отношением к деньгам, легкомысленным поведением, странной манерой общения с девушками. Но сам Александр был уверен, что слабый пол от него без ума.
Электропоезд отправился в полуторачасовой путь. За окошком показался какой-то неудачник, на считанные мгновения опоздавший, заметно запыхавшийся и изрядно замёрзший. Паша глубоко вздохнул, будто представил себя на месте того бедняги, после чего достал потрёпанную колоду карт, спросив, кто будет играть в подкидного. Саня в ответ предложил сыграть в покер. Но никто из присутствующих не знал правил игры, и Александр стал объяснять, что к чему.
Все, за исключением Игоря, с любопытством слушали Сашкины объяснения. Однако позднее, запутавшись в названиях комбинаций и прочих формальностях, решили перекинуться всё-таки в дурачка. Только Миша дослушал Саню, сказав, что сыграет с ним в покер как-нибудь потом.
Когда электропоезд прибыл на конечную станцию, друзья разбрелись кто куда. Александр подозвал к себе Михаила и спросил, что тот собирается делать после учёбы.
—    Стипендию получу и – домой! А что? – растерялся Мишка.
—    Не хочешь со мной сходить, в игровых автоматах поторчать?
—    Я там не играл никогда. И деньги тратить не хочу.
—    Тебя никто и не просит играть, – решил успокоить его Сашка. – Я сам поиграю, а ты посмотришь. Мне одному неохота. Тоска смертная.
—    А мне стоять и смотреть, думаешь, охота?
—    Я тебя научу прямо там, на месте, и денег немного дам. Пойдёшь? – настаивал Саня, подмигивая.
—    Давай так: я тебе на сотовый сообщение скину, как только стипендию получу. Если, конечно, надумаю играть, – быстро ответил Миша, поправляя сползшую на лоб шапку. – У меня лишнего времени, а тем более денег, не бывает. В отличие от тебя.
—    Это ты моей бабушке расскажешь, – засмеялся Сашка. – Мы же с тобой два сапога… В общем, пара. Два заядлых картёжника. Мы рождены для игры.
—    Иди в баню! Я не такой, как ты, – отмахнулся Михаил, прыгая в троллейбус. – В общем, если что, позвоню. Всё, бывай! А то я уже опаздываю.
—    Скатертью зубрёжка! – пошутил Саня над товарищем и зачем-то направился обратно в здание вокзала.
Лекция тянулась невероятно долго. Миша представил себя заключённым, мотающим долгий срок в томительном ожидании свободы. Когда раздался звонок на перемену, Мишка не поверил своему счастью. Тут ещё и симпатяга Настя, староста группы, с ведомостью на выдачу стипендии подоспела.
Получив деньги, Михаил поспешил на остановку, поначалу даже забыв о тетради, оставленной в аудитории. Вскоре подошёл маршрутный автобус, следовавший до междугородного автовокзала. Мишка, пританцовывая вокруг толпы, дико рвущейся в салон, неожиданно задумался. Что-то его остановило, и он передумал ехать, решив скоротать время до электрички. На ней можно было добраться до дома за полцены – по студенческому билету.
Вспомнив про Сашку, Миша отыскал в телефонной книжке забытый номер товарища и, немного поразмыслив, позвонил ему.
—    Я знал, что ты звякнешь, – сказал Саня, голос которого перебивался незнакомыми для Мишкиного уха шумами.
—    Ты мне со своим покером и даром не нужен, – оговорился Михаил, сжимая от холода левую руку в кулак. – Мне время нужно убить.
—    Ха-ха! Стипендию не дали, да? – позлорадствовал Александр.
—    Нет же. Дали. Даже повысили на сто рублей.
—    Так-так… Значит, есть на что играть.
—    Забудь об этом, – резко парировал Миша. – Просто не хочу на автобусе домой ехать.
—    О, так ты на электричке собрался? – удивился Сашка. – Я ведь тоже на «хлеборезке» поеду. При сюда. Поиграем, а потом вместе домой рванём.
—    А ты где? – спросил Мишка, так и не решив, нужна ли ему вся эта затея.
—    В игровых автоматах на ж/д вокзале, на втором этаже которые. Можешь пешком дойти. Я ещё пару часов как минимум буду здесь.
Миша ненадолго уставился на здание университета. Там, на крыльце, немного в стороне от других студентов, стояла нравившаяся ему девушка с первого курса и, к огромному удивлению Мишки, курила. Он молчал почти пятнадцать секунд, а потом сказал:
—    Ладно, скоро буду… Эх, делать тебе нечего, дуралей! Деньги зря тратишь. Там всё равно никогда никто не выигрывает.
—    Ага?! Я уже тысячу наколотил, на вторую пошёл. А пять минут назад один мужик с соседнего автомата почти полмиллиона снял.
—    Да ну ты брось! – поменял тон Миша. – Врёшь!
—    Зуб даю! Я сам обалдел, когда увидел, – сомнительным голосом ответил Саня.
—    Хоть убей, не верю. Ты же, как всегда, сказки сочиняешь.
—    Мальчик, езжай сюда, – ухмыльнулся Сашка, – и ты своими глазёнками увидишь, как продвинутые люди делают деньги.
Михаил ответил, что вот-вот будет на месте. Он тут же заскочил в подошедший к остановке троллейбус и вцепился в поручень. Около пяти минут Миша диковато поглядывал то на старушку, одиноко сидевшую в конце салона, то на кондукторшу, жадно пересчитывавшую выручку. Мысли о чьём-то выигрыше в полмиллиона не давали Мишке покоя.

Глава 2. ДВЕ ПАРЫ

Миша довольно быстро отыскал товарища. Тот стоял возле игровых автоматов, едва заметно топая левой ногой, и наблюдал за другими людьми, но сам уже не играл. Приметив Мишку, Саша оживился и даже сделал шаг по направлению к приятелю:
—    Слушай, займи пару сотен, а?
—    Нет, не могу, – ответил Михаил, отвернувшись в сторону, – не занимаю я никому.
—    Я тебе завтра же отдам. Ты меня знаешь.
—    Зачем тебе?
—    Отыгрываться надо, – скривил лицо Саня.
Михаил усмехнулся, мотнул головой и посмотрел товарищу прямо в глаза:
—    Ты же собирался показать мне, соплячку, как вы, великие, деньги кулями ворочаете.
—    Да остолоп я! – оговорился Сашка, хмуря брови. – Нет бы, блин, остановиться и почивать на лаврах. Почти четыре тысячи выиграл, представляешь? А потом взял и ставку увеличил. Ну, не удержался и…
—    Я не понимаю тебя, – наморщил лоб Миша. – Договаривай до конца.
—    Ну, спустил всё до последней копеечки, – сказал Санька и махнул рукой от досады. – Давай хотя бы на сотню зарубимся, а? Отыграться надо, говорю же, иначе не успокоюсь.
—    Ты больной!
Михаил наградил товарища лёгким тумаком и изумлённо посмотрел в сторону игровых автоматов. Там сидели взрослые мужики, молодые парни и даже девушка. И все они с большим азартом стучали по кнопкам. Кто-то разговаривал с бездушной машиной, как с живым существом, кто-то громко ругался и бил кулаком по агрегату, а кто и вовсе поглаживал клавиши и экран игрового автомата, чего-то выпрашивая. Чего именно, Мишка понять не мог. Он слышал только что-то вроде «не хочет он сегодня давать!» или «дай хоть раз пробить!»
—    Дружище, выручи! – не унимался Александр, слегка испугав задумавшегося приятеля. – До электрички всё равно больше часа. Тебя заодно научу играть.
—    Достал ты меня! – проворчал Михаил и полез в карман за деньгами. – Завтра чтоб отдал!
—    Спасибо, Миха! – обрадовался Сашка. – Конечно же, завтра. Даже две сотни отдам. Расслабься!.. Девушка, поставьте на сто.
Оператор подошла к игровому автомату и, взяв из рук Александра сотенную купюру, вставила в гнездо агрегата миниатюрный ключик. Когда она его повернула, а потом пару раз нажала на кнопки, на экране высветилась цифра «двести».
—    Ты же сто рублей заплатил, – удивился Мишка, – а она тебе… Почему двести-то?
—    Тут ставка пятьдесят копеек, – ответил Сашка, присаживаясь на стул.
—    Что ещё за ставка? – недоумевал товарищ.
—    За один расклад карт автомат списывает у меня со счёта один кредит. Но я по первой ставке не играю, – ответил Александр и принялся жать на кнопки.
Не понимая, о каких ставках и кредитах идёт речь, Михаил поначалу просто смотрел на экран. Сашка по ходу игры объяснял приятелю нюансы, заодно напоминая ему названия существующих комбинаций. И через полчаса Миша освоил азы покера как дважды два четыре.
—    Каре! – радовался Саша, видя на экране автомата четыре дамы и пиковую восьмёрку. – Дорогой, дай джокера! Ну… Ну… Е-есть!!! Девушка, снимите!
Автомат заменил восьмёрку джокером, и на мониторе высветилась внушительная для глаз Михаила сумма выигрыша. Заиграла необычная музыка. Цифры перекочёвывали с одного угла экрана в другой.
Сашка всего лишь четвёртый раз за всё время походов в игорные залы поймал комбинацию «покер» – пять карт одного достоинства. Миша долго смотрел на сияющего от радости товарища и не мог произнести ни слова.
— Видел, как всё просто! – хвастливо сказал Александр. – Деньги сами в карман текут. Проще пареной репы!
Когда музыка стихла, девушка-оператор отдала Сашке выигранную сумму. Тот сразу же вернул Мишке двести рублей, как и обещал.
—    Сыграй ты, – предложил Саня. – Давай. Сам же видел – халява! До электрички полчаса. Ещё успеешь обогатиться. И так сотню лишнюю имеешь.
Михаил почему-то уже не колебался. Поставив на тот же автомат сто рублей, он уселся на мягкий стул и начал первую в своей жизни игру в покер…
Почти каждый день Михаил и Александр посещали залы игровых автоматов. Иногда выигрывали небольшие суммы, иногда проигрывали. Проигрывали гораздо чаще, но это их не останавливало. Равно как и едкий сигаретный дым, столбом стоявший в игорных залах.
Миша удивлялся лишь тому, что сам он постоянно играл максимум на две-три сотни, в то время как Саша нередко спускал деньги тысячами. И даже когда подул ветер сессии, парни продолжали пропадать в игровых заведениях. Сашка частенько звал товарища ещё и в казино, но Мишка ограничивался покерными автоматами.
День за днём, ночь за ночью, и учебный семестр подошёл к своему апогею. Александр учился на платной основе и, как обычно, оставил кучу долгов по учёбе на потом. Зато в голове у Михаила вдруг что-то ёкнуло. Завалив два экзамена, он осознал, что с большой долей вероятности может быть отчислен из университета. Первый курс, а до этого и музыкальное училище, он окончил только с отличными отметками. Теперь же, посередине второго курса, оказался на грани. На факультете со студентами-бюджетниками не церемонились. Мишка это прекрасно знал, но игромания выбила его из учебного графика.
Особенно Михаил боялся того, что о его похождениях узнают родители. Это пугало парня куда больше, чем две неудовлетворительные отметки. Но в самые последние дни Мишке продлили сессию, и он немного успокоился, решив, что закроет долги по учёбе в начале следующего семестра. А чтобы хоть как-то отвлечься от скверных мыслей, всё чаще стал наведываться в гости к его величеству Покеру. Даже ночами.

Глава 3. ТРОЙКА

Каникулы плавно подошли к концу. До начала четвёртого семестра оставались всего сутки. У Мишкиной группы должна была стартовать практика, но сам парень к ней не готовился, намереваясь погулять ещё денёчков десять. Точнее, не погулять, а, как говорил Саня, «поавтоматить».
В тот день, накануне практики, Миша впервые решил сыграть по крупной ставке. Причиной тому была беспокойная ночь. Он увидел сон, в котором Сашка снимал деньги с автоматов тысячами, в то время как Мишкин агрегат отнюдь не жаловал игрока.
Встав рано утром, Михаил позавтракал и позвонил товарищу.
—    Ты с ума сошёл? – удивился Александр. – Сколько сейчас времени? Девять с небольшим, так?
—    И?
—    Поспать дай!
—    Чёрт! – обиделся Мишка. – Как мне по утрам звонить, так ты с ума не сходишь… Короче говоря, как встанешь, приходи сам знаешь куда. Сегодня я решил выпотрошить эти агрегаты.
—    Сотни на три… эх-эх-эх… сыграть хочешь? – полюбопытствовал Саня, зевая.
—    Нет. Думаю, сегодня раза в три больше поставлю. И хватит уже по первой-второй ставкам играть!
—    Парниша, ты меня пугаешь! – оживился Сашка, едва не свалившись с койки. – Ты случайно не пил?
—    Почти. Скажем так, закусывал плохо. Шутка. Просто на дворе последний день ничегонеделания. Завтра уже на практику. Так что надо оторваться по полной. Ты деньги лопатами гребёшь, а я…
—    Понятно. Уже встаю. Скоро буду. Может, подождёшь? Вместе пойдём. Я тоже сотен на пять сыграю. Что скажешь? Или ты в город ехать собрался? – быстро отчеканил Александр.
Мишка ответил, что собирается идти в местный зал игровых автоматов, поэтому подождёт. Положив трубку, он спешно забежал в свою комнату и достал потрёпанную коробку, в которой хранил свои незначительные сбережения. Там, после Мишкиного дня рождения, накопилась пара тысяч. И хотя стипендию Михаил уже не получал, автоматы неодолимо и страстно призывали его «в гости». А он не мог этим заманчивым призывам противостоять.
К тому же последние дней десять Мише не везло: не выпадали крупные комбинации, не было хорошего пробоя, и вообще удача обходила его стороной. Впрочем, как и Сашку. А это только разжигало Мишкино желание сорвать куш.
Через полчаса бравые парни отправились опустошать игровые автоматы. Настроение у ребят было приподнятое. Мишка, раззадоренный предстоящей игрой, махал руками и пару раз чуть не зашиб прохожих, а Сашка напоказ вальяжно шагал, так, будто не один десяток лет сидел на зоне.
Все Мишкины навороты куда-то делись, как только он увидел её. Ту самую девушку, которая ему безумно нравилась. Она стояла на остановке неподалёку от знакомого ребятам зала игровых автоматов. Миша, заглядевшись, даже поскользнулся. Девушка снова курила, что не очень-то ему нравилось. Но её красота затмевала все прочие недостатки.
—    Я бы с ней… Какая она… Вон та, видишь? – жевал фразы Мишка, поднимаясь с земли.
—    Тёмненькая? Ну, вижу. Она тебе нравится?! – удивился Сашка.
—    Да. А что? Тебе нет?
—    Так себе. На вкус и цвет, как говорится… – нахмурившись, ответил Саня.
—    Тебе только богатеньких девиц подавай, – взгрустнул Миша. – Боже, она живёт в нашем чёртовом городишке, а я и не знал. Думал, только учимся в одном корпусе. Чудеса! Эх, какая девчонка!
Совершенно неожиданно для Михаила, девушка, посмотрев на него, улыбнулась и пожала плечами. Он, не поверив в происходящее, осмотрелся. Поблизости никого не было. Мишка, поняв, что таким вот образом девушка поздоровалась именно с ним, засиял.
—    Она улыбнулась! – сквозь зубы проговорил он и, заходя за остановку, от радости сжал в кулаке Сашкину ладонь. – Чёрт возьми, она улыбнулась мне!
—    Не умри от счастья, мальчик! – ответил Александр, ехидно посмотрев на Михаила. – Ты иди к ней, она тебя ждёт, а я пока поиграю.
—    Нет, это галлюцинация, – надул Мишка губы и, отвернувшись в другую сторону, едва не поскользнулся вновь. – Она явно что-то перепутала. Эх, играть, так играть!
В зале был свободен всего один автомат. Саша предложил товарищу скинуться по пять сотен и играть по очереди – по одному раскладу карт. Спустя три часа они проиграли всё, что поставили. Мишка потом долго колебался, оставаться здесь или нет: пришёл поиграть на тысячу, но раз не везёт, нужно уходить. Однако какая-то неудержимая сила заставила его поставить оставшиеся деньги, несмотря на Сашкино сомнительное предложение отправиться по домам. Михаил думал: раз автоматы не выдали ничего серьёзного за такой большой промежуток времени, то выигрыш уже где-то рядом, и нужно просто ещё немножко подождать, когда фортуна преподнесёт столь желанный подарок.
—    Может, не надо? Пойдём, – говорил Санька, а сам теплил надежду на очередные пару часов игры.
—    Ещё немного поиграем, а потом, сколько останется денег, снимем, – заявил в ответ Миша, от волнения теребя в руке шапку.
—    Как скажешь, дружище! – коварно улыбнулся Сашка, так и не показав припрятанные в кармане полторы тысячи.
Прошло четыре часа, а ребята, уже успевшие вернуть проигранную чуть ранее сумму, продолжали «колдовать» возле автомата, снова опускаясь до нуля. Саня был весел, а Михаил, напротив, жутко злился и от досады всё сильнее и сильнее жал на кнопки. После перехода за другой, только-только освободившийся автомат настроение у Мишки не улучшилось. Он продолжал крыть машину матом, прося, чтобы та выдала ему хотя бы «стрит-флеш» – комбинацию из пяти карт одной масти, расположенных по порядку. Но, проиграв в итоге всё до копейки, Михаил почувствовал острую боль в животе. Перенервничал.
Ещё бы. Дома осталась жалкая тысяча рублей, а на носу, и даже ближе, практика. От родителей Мишка мог ждать разве что рублей по двести в неделю – на проезд до университета. А вот о любимых чипсах и шоколадках можно было забыть. Понимая всё это, Миша ещё сильнее злился. И внутренний голос, будто нарочно, не умолкал: «Сходи, возьми ещё рублей триста – отыграешься! Давай… давай… давай…»
—    Чёрт!!! – злостно проскрипел Михаил, тряся кулаками.
—    Ты чего это? – рассмеялся Александр.
—    Ничего. Это я так, – сказал Миша и сам залился каким-то несвойственным ему смехом. – Чёрт!!!
Выйдя на улицу, Сашка приметил, что на лавочке, в парке за игровым павильоном, сидит та самая темноволосая девушка с веснушками на носу. Тогда он предложил своему товарищу не теряться, а подойти к ней и пообщаться. Михаил застеснялся. Но Александр повёл его за собой.
—    Давай тут посидим, – сказал Сашка, подойдя к лавочке. – О, да тут ещё и красотки сидят! Привет!
—    Привет, мальчишки! – мило улыбнулась девушка и достала из кармана дублёнки сигарету. – Ой, простите меня! Будете?
—    Нет, спасибо! – не смотря на неё, ответил Мишка.
—    Не балуетесь сигаретами? Жалко, – сказала та, пытаясь прикурить. – Помогает, кстати. Стресс снимает.
—    У тебя стресс? – удивлённо спросил у неё Саша.
—    Не то слово. Утром призналась парню в любви, а он… Короче говоря, оказалось, что я ему ни чуточки не нравлюсь. И не нравилась никогда.
Девушка закурила, а её, казалось бы, искромётная улыбка бесследно испарилась. Мишка косился на неё, но по-прежнему жутко стеснялся. Ещё и проигранная тысяча не давала ему покоя.
—    Я поняла, – сказала вдруг девушка, – никогда больше не буду дружить с «ботаниками». У них на уме что угодно, только не отношения. Всё! Точно! Отличники, тихони, некурящие, красавчики и прочие неудачники меня больше не интересуют. Да-да, с меня хватит!.. А вы же, мальчишки, на одном факультете со мной учитесь, или я ошиблась?
—    Нет, не ошиблась, – поддержал расчувствовавшуюся девушку Александр. – Мы поэтому к тебе и подошли. И нас тоже «ботаники» бесят.
—    Спасибо! – вздохнула она и вытерла свои, начавшие было слезиться, глаза.
—    Не за что. Тебя, кстати, как зовут? – продолжал Сашка, выполняя за Мишку всю его работу.
—    Даша. А ты, кажется, Вася?
—    Нет, я Саня. Ну, а это у нас… – недоговорил он и подтолкнул товарища в бок.
—    А… а меня… Я Миша, – кое-как выдавил тот из себя.
—    Ты полудурок! – едва слышимо прошептал ему Саня. – Она мне нужна или тебе? Давай действуй!
—    Ты смешной, – улыбнулась Даша, глядя на Михаила. – Даже странно, что не куришь. Как-то не верится, если честно.
—    Нет, почему же, я курю, – ответил он, огорошив Саню, – просто сейчас не хочется.
—    Тоже стресс? – поинтересовалась девушка.
—    Ага, ещё какой! – ответил за Мишку приятель. – Жуткая депрессия.
—    Тем более странно. Обычно в такие минуты одну за другой выкуривают. Да и холодновато сегодня. Ну, как знаете!
—    Пожалуй, ты права, – окончательно поверг в шок Александра Михаил. – У тебя там какие сиги?
—    Сиги? Сигареты, что ли? – не поняла сначала Дарья. – «Тройка». На другие денег нет.
—    Пойдёт. Мне они тоже нравятся. Прикурить дашь?
—    Конечно. Вот, держи!
Дико посмотрев на товарища, Саня чуть не подавился слюной. Сам он никогда бы не взял в рот сигарету, несмотря на то, что слыл мотом и гулякой.
—    Слушай, – сказал Сашка, – завтра же практика. Я, пожалуй, домой пойду. Ты вечерком мне позвони, всё обсудим, ладно?
—    Что именно? – удивлённо спросил Мишка, на секунду оторвав взгляд от изящных Дашиных коленок, торчавших из-под дублёнки.
—    Ну, вообще всё-всё обсудим, – ответил Саша и, выпучив глаза, сделал намёк закурившему приятелю.
—    Хорошо, – кивнул головой Миша и внезапно закашлял.
Дарья легонько похлопала его по спине. Михаилу стало легче. Саня же отправился домой. Даша, помахав ему вслед, повернулась к Мишке и показала язык. Потом она приподнялась, окликнула потерявшегося в прострации парня и предложила ему прогуляться по проспекту, уже освещённому вечерними огнями фонарей.
Об этом незадачливый курильщик в глубине души давно мечтал, а потому, безумно радуясь, вскочил со скамейки и немного нервно взял девушку за руку. Даша на считанные секунды прижалась к нему, уткнувшись носом в хлипкое плечо, и потёрлась порозовевшей щекой о его куртку. В этот момент Миша почувствовал, что рядом с ним именно та девушка, которую он искал.

Глава 4. ПОРЯДОК

После непродолжительной прогулки с Дарьей Михаил вернулся домой. И тем же вечером ему позвонил Александр:
—    Ты чокнулся? Она колоться начнёт, и ты туда же?
—    Не неси чушь! – оговорился Мишка. – Просто если бы я этого не сделал, если бы не закурил, то упустил бы её. Ты, между прочим, сам на это намекал.
—    Да разве эта мымра стоит того, чтобы ты… – Саня ненадолго замолчал.
—    Чтобы я с ней переспал? Ты это хотел сказать?
—    Именно это! – не унимался Сашка. – С такой, да ещё и в койку! Фу!
—    Пошёл ты! – грубо ответил Миша. – Я люблю её! Люблю. Давно люблю. Тебе этого не понять. У тебя мысли только о деньгах и всякой пошлятине. А я хочу дружить с Дашей. Хочу, чтоб она стала моей девушкой. Я всегда о такой мечтал. А ты… ты…
Сашка был ошарашен. Извинившись, он сказал, что хочет спать и что разговор лучше продолжить на собрании по практике. А вот Михаилу не спалось. Он думал о Дарье, прощальный поцелуй которой не давал ему покоя; о практике, ехать на которую ужасно не хотелось; о деньгах, которые он в очередной раз, как последний болван, проиграл.
«Интересно, а как Даша относится к игровым автоматам? – размышлял Мишка. – Курит, наверняка и выпивает, паиньку из себя тоже не строит. Надо бы узнать и про покер. Хотя вдруг не играет – обидится ещё, дружить не захочет… Тогда, может, ненароком как-нибудь зайти? Якобы посмотреть, что и как. Пожалуй, так и сделаю. Стоп, что я несу?! Какие автоматы? Нет уж. Пора завязывать с этим безнадёжным занятием».
Спал Мишка плохо. Сначала долго ворочался на диване, а когда всё же заснул, то увидел жуткий сон. В нём они вместе с Дашей и Сашкой зашли в один из шикарных игорных клубов. Саня поставил на автомат большую сумму денег и принялся играть. Ему крупно везло. Даша была в восторге. Она попросила Мишку сыграть на стоявшем в углу зала раритетном рояле, чтобы поднять всем настроение. Но Михаил сказал, что музыкант из него паршивый. Даша обиделась и принялась целовать Сашку, называя его своим героем. Потом они сняли с игрового автомата крупный выигрыш и отправились гулять, но уже без Миши. А тот обречённо смотрел им вслед, проклиная убогий рояль…
Михаил проснулся, и ему показалось, будто сон был вещим. Непонятное чувство потери буквально поглотило его. Из-за вялости Мишка не хотел делать какие-либо движения и с трудом заставил себя дотянуться до будильника, который вот-вот должен был подать сигнал. Предстояло вставать, умываться и ехать в город на собрание по практике.
Когда Михаил потихоньку вышел из ванной, как назло раздался телефонный звонок.
—    Привет. Ты едешь? – спросил Саня.
—    Да, сейчас выхожу. И говорил же, не звони по утрам, – прошептал Миша. – «Автоматить» будем?
—    Само собой, – весёлым голосом ответил товарищ. – Деньги-то есть?
—    Немного. А у тебя?
—    Пару тысяч поставлю, не напрягайся! Кстати, Дашка поедет? А то я никогда её в «хлеборезке» не видел.
—    Ой! Послушай, а ведь я, лопух, даже не спросил у неё. Впрочем, ладно. Главное, узнать, как там наши учебные долги, и айда на автоматы! Да здравствует мистер Покер! А с Дашей я вечером встречусь.
—    Опоздаем, – намекнул Сашка. – И успокойся, а то снова без гроша домой вернёмся.
Собрание прошло быстро. Мишка узнал, где будет отрабатывать практику, на какие дни назначены первые пересдачи по учебным долгам, и сразу позвонил приятелю:
—    Ты скоро? А то я уже свободен. Когда встретимся?
—    Понимаешь, – ответил Саша, – из нашей группы никого не было. Потому я уже весь в игре. Езжай сюда!
—    Как?! Вот чёрт! Считай, что уже еду. Ты, как я понимаю, в нашей берлоге? Без меня всё не проигрывай.
—    Я, как обычно, там же. Не бойся, не проиграем.
—    То-то же. Сейчас буду… В смысле, «не проиграем»? – спросил вдруг Мишка. – Ты не один?
—    Угадай, кто со мной рядом? – ехидничал Сашка.
—    Наверное, какого-нибудь дебила из группы позвал?
—    Не угадал. В общем, слушай тогда внимательнее… – ответил Саня и ненадолго замолчал.
Миша не понимал, зачем нужно было кого-то брать с собой? Настроение резко испортилось, играть перехотелось.
—    Мишенька, здравствуй, мой хороший! – неожиданно послышалось в трубке.
—    Даша?! – затаил дыхание Мишка, после чего растёкся в улыбке. – А ты что там делаешь?
—    Жду тебя. Я ничего не понимаю в этих картах. Какая-то дурацкая игра. Тут тоскливо без тебя, котик. Я соскучилась, – словно музыка, разливался Дашин голос. – Приезжай скорее, и уйдём отсюда.
«Вот это да! – подумал Миша. – Вот это девушка!.. Господи, помоги мне сегодня выиграть, пожалуйста! Клянусь, если выиграю, то никогда больше не подойду к автоматам».
—    Даша, а ты как там оказалась? – спросил он.
—    В университете натолкнулась на Шуру. Он сказал, что вы с ним встретитесь в этом месте. А я как раз очень сильно хотела тебя увидеть.
—    Теперь ясно. Но могла бы сориентироваться и по расписанию моей группы, – волновался Мишка, дёргая себя за волосы.
—    Ты же мне ничего ещё не говорил. Ни номер группы, ни домашний адрес с телефоном, ничего другого. Забыл?
—    Ах, да, конечно. Какой же я болван! Прости, пожалуйста. Подождёшь меня, ладно? А потом сходим погулять.
Даша согласилась. В то же время поблизости раздались Сашкины крики – громкие и радостные. Миша незамедлительно поинтересовался:
—    Что там?
—    Шура радуется. Кажется, выиграл.
—    Сколько? – взволнованно спросил Мишка, забыв на секунду обо всём.
—    Сейчас узнаю, – ответила Даша и окликнула Сашку. – Шурик, сколько ты выиграл? Сколько?! Тринадцать тысяч?! Ничего себе! Мишенька, ты слышал?
—    Да. Вот так повезло. А я, неудачник, постоянно… – хотел было признаться Михаил, но не договорил.
—    Что «постоянно»? – заинтересовалась Дарья.
—    Да так. Не важно.
—    Нет уж, говори, – обиженно произнесла она.
—    Прости, у меня денег на счету мало. Вот-вот отключат. Скоро буду, тогда и поговорим.
Мишка довольно быстро приехал туда, где они с Саней были завсегдатаями. Перекинувшись с товарищем парой фраз, он посмотрел на Дарью. Та, понурив голову, стояла рядом с не занятым никем игровым автоматом. Тогда Мишка вывел Дашу на крыльцо и рассказал ей обо всём, кроме того, что никогда не курил. Но она и так всё поняла.
—    Я погорячилась тогда по поводу «ботаников». Не нужно было давиться сигаретой. Сама хочу бросить, только не получается. Если хочешь, то сыграй. Я не против. Но не будь таким, как Шура, обещаешь?
—    А что с ним?
—    Он, как и все здесь собравшиеся, ведёт себя, словно сумасшедший. Наверное, даже готов спать с этими автоматами, – недоумевала Даша, пряча руки в тёплые карманы. – Вот я, например, люблю бильярд. Прихожу с девчонками в бильярдную, рассчитываюсь за час игры, но сумма же мне не возвращается назад, так? Получается, что я как бы проигрываю партию. То есть дело в самой игре, в удовольствии, которое мы получаем от бильярда. Понимаешь меня? Так и автоматы. Можно сыграть на небольшую сумму, отдохнуть душой, если этот процесс тебе нравится. Но вести себя, как все эти люди, просто глупо.
—    Ты права, – потупил взгляд Мишка. – Я начинал именно так, как ты рассказала. Приходил просто ради удовольствия. Но не представляешь, как это затягивает. Пора завязывать с автоматами.
Дарья улыбнулась и поцеловала Михаила, после чего они вернулись в душный игровой зал.
—    Ну, давай, собака! – громко в этот момент рявкнул Александр, уставившись в экран.
Миша, подойдя к товарищу, обомлел. Сашка, уже успевший потерять всё, что до этого выиграл, снова поймал неплохую комбинацию и разбогател, таким образом, на четыре тысячи рублей; но решил рискнуть и удвоить выигрыш.
—    Не глупи, Саня! – испуганно произнёс Мишка. – Не пробьёшь.
—    Отвали!
—    Говорю, спиши в банк. Такие деньги! – не унимался Михаил.
Саша нажал на пробой, но потерпел крах, хотя шансы на успех были три к четырём.
—    Придурок! Ещё раз что-нибудь под руку скажешь, я тебе рыло разнесу! – разозлился он на Мишку.
—    А я тут причём? Тебе говорили списать. Ты уже как зомби себя ведёшь. У тебя все виноваты, но только не ты.
—    Если б ты заткнулся, я бы сумел пробить.
—    Да уж конечно, – обиделся Мишка. – Иди ты к чёрту вместе со своими автоматами!
—    Сам вали! Забирай свою…
Сашка, поняв, что переходит границы, так и не завершил фразу до конца.
—    Миша, давай отойдём, – предложила Дарья. – Сыграй рублей на сто, если хочешь, и поедем отсюда.
Мишка согласился. Через сорок минут они с Дашей, к большому негодованию Александра, поймали комбинацию «покер». Забрав три тысячи, Михаил подошёл к товарищу и шёпотом сказал ему:
—    Порядок! Я отыграл почти треть всего, что спустил за эти месяцы. Может, домой поедем? Сколько можно здесь торчать, Санёк?
—    Сильно правильным стал? Тогда при отсюда! А я буду дальше играть, – озлобленно ответил тот, пробивая очередной крупный выигрыш. – Тупой автомат! Ты будешь сегодня давать?!
—    Поехали, – тихо попросила Даша Мишку, взяв его за руку. – Пускай всё проиграет, если ему так хочется.
Они отправились на автовокзал. Так Михаил и узнал, что его любовь всегда ездила в город на автобусе: электричка была далеко от её дома. Чуть позднее, уже по пути к родному двору, Мишка с Дашей разговорились, узнавая друг друга ближе. Он проводил её до подъезда и назначил очередную встречу. Даша согласилась и пообещала, что отныне вместе с Мишей будет ездить в университет на электропоезде, а заодно попытается бросить курить.

Глава 5. МАСТЬ

Практика пролетела быстро. Но за это время Михаил успел сдать все долги и закрыть сессию. Он был окрылён Дашиной любовью. А его пристрастие к игровым автоматам угасало с той поры, как он перестал общаться с Сашкой.
Первого в четвёртом семестре лекционного дня Миша ждал с нетерпением. Встав чуть раньше, нежели обычно, он начал собираться на электричку, заодно размышляя, куда пригласить любимую девушку после учёбы. Во всяком случае, с того игрового дня, когда они с Дашей поймали неплохую комбинацию, ещё оставалось достаточно денег. По студенческим меркам…
Мишка традиционно зашёл в третий с хвоста состава вагон, и в глазах у парня зарябило. В середине на двух лавочках сидели заядлые картёжники Коля, Витёк и Руслан, а прямо за ними расположились Анжела и Игорь. Не успел Миша дойти до ребят, как кто-то схватил его за руку. Это, к большому удивлению Михаила, был Саня, рядом с которым обосновался не менее заядлый игрок в покер Валера по прозвищу Капуста, давно не ездивший в электричках.
Мишка же высматривал Дашу. Только её не было видно. Решив, что она перепутала номера вагонов и зашла в третий с другого конца, Михаил собрался на поиски. Однако тут же остановил свой взгляд на девушке, сидевшей к нему спиной на самой последней лавочке, неподалёку от Анжелы, Игоря и присоединившегося к ним Павла. Миша подошёл ближе и понял, что не ошибся: это была Даша.
—    Привет! Ты покрасила волосы? – растерялся он, присаживаясь рядом.
—    Да. Тебе не нравится? – тихо спросила она.
—    Почему же? Красавице всё к лицу. Но куда больше ты мне нравишься такой, какая есть на самом деле. Не обязательно что-то менять.
—    Прости, я думала, тебе понравится, – обиделась Дарья.
—    Ну, что ты… Мне нравится. Просто это… Давай лучше к ребятам сядем, – предложил Мишка, немного нервно указывая на соседнюю лавочку.
Познакомив ребят с Дашей, Миша спросил, давно ли они видели в электропоездах Сашку. Анжела сказала, что тот несколько дней назад куда-то ездил, причём с большой суммой денег.
«Неисправимый болван! – подумал о товарище Михаил. – Да и меня сейчас остановил, чтобы, наверное, на автоматы позвать. Нет уж, спасибо! Я своё «проавтоматил». Довольно!»
—    Ты чего, Миша? – спросила Дарья, потряся его за рукав.
—    Ой, задумался чего-то. Извини.
—    О чём? Об автоматах?
—    Ага, – кивнул он в ответ, удивившись Дашиной смекалке. – Эх, главное, не соблазняться. Гиблое это дело – автоматы. Не разрешай мне играть. Обещаешь?
—    Если ты так просишь… – сверкнула улыбкой Даша.
Она подвинулась ближе к нему и, спустя минуту, ласково спросила:
—    Котик, а ты много проиграл за всё это время?
—    Не очень. С учётом того, что мы в прошлый раз три тысячи отхватили, даже в выигрыше остался. Проигрываю гораздо реже, чем выигрываю.
—    Значит, можно без проблем чуть ли не каждый день уходить с деньгами в кармане?
—    Конечно. Если только не попадёшь в полосу неудач, – заволновался Мишка.
—    Может, тогда и сегодня зайдём? – предложила Дарья.
Миша осознал, что поступает глупо. Даша всё прекрасно понимала, и врать толку не было. Тогда он предложил ей выйти в тамбур, где собирался признаться в своих неудачах.
—    Если честно, – начал Михаил, – за несколько месяцев я проиграл уже тысяч шесть-семь. Про Сашку вообще молчу. Он оставил в автоматах тысяч пятьдесят. И это только минимум из того, что я сам знаю. На деле же, сумма куда больше. Она наверняка зашкаливает за сто тысяч.
—    Это правда?! – ужаснулась Даша.
—    Да-да, честно. Он до сих пор на шее у родителей сидит. Они его в зад целуют, вот он и швыряется тысячами направо и налево. Сам же ни гроша ещё не заработал. Совсем цены деньгам не знает.
—    А ты знаешь?
—    Разумеется, – сказал Миша, поглядывая в окошко.
—    А зачем же тогда играешь? – растерянно спросила Дарья.
Мишка опустил голову, не зная, что ответить.
—    Чёрт возьми! Ты права, – досадно качал он головой. – Но я и сам не понимаю, почему общался с ним. Почему, а?
—    Миша, ты только не обижайся, – сказала Даша, смотря вниз и изредка поднимая исподлобья глаза. – Вы с ним похожи. Как бы это объяснить?..
—    Не нужно объяснять, – сказал он в ответ и печально вздохнул. – Думал, хоть ты будешь считать по-другому, не так, как остальные. Все говорят, что у нас с ним много общего. Даже странно как-то…
Даша обняла Мишку и прошептала, что всё будет хорошо и что нужно просто больше думать головой. Он вынужден был согласиться. Дарья улыбнулась и наградила его горячим поцелуем, предложив встретиться где-нибудь возле её дома после возвращения из университета. Миша несказанно обрадовался, пообещав, что, как приедет, примерно к семи вечера будет у неё…
Первый учебный день был для Михаила кошмарным. Отсидев пару нудных лекций, он понял, что если не уедет из этих стен, то уснёт прямо за партой и проспит так до следующего утра. Дождавшись перемены, Миша поплёлся к выходу, думая, куда же отправиться: сразу на автовокзал или же с часок погулять по городу, а потом уехать домой на электропоезде. Второй вариант Мишку устраивал больше.
—    Эй, мальчик, куда собрался? – крикнул кто-то у него за спиной.
Михаил обернулся и, увидев Саню, недовольно спросил:
—    А тебе какого фига надо?
—    Может, хватит уже дуться? – сказал тот, почёсывая подбородок. – Ты с этой Дашей на себя не похож. Не забывай: если б не я, ты бы до сих пор не был с ней знаком.
—    У-у! Ты меня достал, можешь это понять? – разнервничался Миша. – Девчонкам байки трави, какой ты крутой. Можешь хоть все свои деньги им отдать.
—    Какие девчонки? Какие деньги? Что ты несёшь, шизофреник? – недоумевал Александр.
—    Или в автоматы сходи, они уже соскучились по тебе! – продолжал злиться Михаил.
—    Я вчера там был, а вот ты уже давненько не заглядывал, – ёрничал Саня.
—    И не загляну. Я больше не играю. Так что отвали. Ты у нас миллионер, вот и гуляй на широкую ногу.
—    Стоишь тут, умничаешь, – нахмурился Сашка, повысив голос, – а сам тайком «автоматить» ходишь, чтобы никто не знал. Моей бабушке расскажи, что тебя не тянет. Или Даше. А я знаю, что ты вприпрыжку помчался бы играть, просто денег нет. Завидуешь, да?
—    Как ты мне надоел. Что бы там ни говорили, я не такой, как ты. Уяснил? – грубо ответил Михаил.
—    Не кричи, псих! Я просто думал позвать тебя в нашу берлогу, поиграть на мои деньги. А потом на электричке бы домой поехали. Одному играть неинтересно, сам знаешь.
—    Я знаю одно: чем эти визиты заканчиваются. Поэтому, раз сказал, что завязываю, то реально завязываю. К тому же, – Мишка ненадолго задумался, а потом продолжил, – так уж ты и дал мне поиграть. Раза два разрешишь кнопки нажать – и всё!
—    Не гони! Я тебе на соседний автомат поставлю рублей двести. Сиди да играй. Говорю же, мне одному неохота. Как тебе, дураку, ещё объяснять?
Мишка заколебался, не зная, стоит ли ему нарушать данное себе и Даше обещание. До отправления электрички было ещё много времени, да и Дарья вряд ли бы узнала о его проступке.
—    Ладно, – согласился Миша, показав товарищу кулак. – Но учти, если что не так, я тебе морду набью.
—    Ой, боюсь! – с улыбкой ответил Сашка. – Поехали, хватит недотрогу из себя строить.
Прибыв в игровой зал, Саня поставил на два рядом стоящих автомата двести и тысячу рублей соответственно. На сердце у Мишки отлегло. Как-никак играл за чужой счёт. Но удача обходила Михаила стороной. Через час он уже всё спустил, а его товарищ, как обычно, играя по большим ставкам, наоборот, положил в карман пять тысяч.
—    Дай ещё сыграю, – попросил Миша.
—    Я тебе две сотни поставил, как обещал? Поставил. Так что на свои играй, – не поворачиваясь, сказал Саша, чем сильно разозлил Михаила.
—    Ты же всё равно достаточно выиграл. Не будь жмотом!
—    Сказал же, хватит с тебя, – парировал Александр и повторил, – на свои играй.
—    Тогда я домой поехал, – пробурчал Мишка.
—    Пожалуйста, скатертью дорожка, – ответил Саня, списывая в банк ещё две с половиной тысячи.
Миша скрипел зубами и крыл приятеля трёхэтажным матом. Но потом не удержался и полез в карман за деньгами. Не прошло и двух часов, а Михаил проиграл четыреста рублей, не оставив ни копейки на обратную дорогу. Сашка, конечно, занял бы денег на билет, но для этого Мишке надо было ждать, когда товарищ сам поедет домой.
Своеобразное колдовство возле автомата продолжалось ещё около полутора часов. Всё это время Миша стоял, словно истукан, наблюдая за тем, как Саня то выигрывает, то проигрывает тысячу за тысячей. После томительных ожиданий Александру крупно повезло. На экране застыли пиковые десятка, валет, дама, король и туз. «Рояль-флеш» – так называлась эта комбинация, о которой любой игрок мог только мечтать.
—    Тридцать тысяч! – шептал Мишка, едва сдерживаясь, чтобы не придушить Саню от зависти.
—    А ты домой собирался, – смеясь, ответил тот. – Масть попёрла! На, поиграй немного, я угощаю.
Он обернулся назад и протянул озлобленному приятелю слегка мятую пятисотку, а потом сказал, что уже через час поедет домой. Миша тут же забыл все обиды. К его неописуемой радости, фортуна повернулась-таки к нему лицом. Играя по пятой ставке, он выиграл полторы тысячи. Саша же тем временем продолжал разбазаривать деньги, снабжая девушку-оператора и охранника внушительными чаевыми.
Великолепное настроение у Михаила испортилось, когда по работавшему в игорном зале радио сообщили время – десять вечера. Парни так заигрались, что прозевали не только электричку, но и последний автобус. Пришлось вызывать такси. Денег на это у Александра было предостаточно.
Уже в дороге Мишка, выпучив глаза, думал только о том, что сказать Даше. А она, так и не дождавшись его, выключила свой телефон и легла спать.

Глава 6. ТРИ ПЛЮС ДВА, или ПОЛНЫЙ ДОМ

Когда Миша вернулся домой, его родители уже спали. Он потихоньку набрал домашний номер телефона Даши, но не смог дозвониться. Видно, отключили за неуплату. Сотовый тоже молчал. Зайдя к себе в комнату, Михаил обнаружил на столе триста рублей и записку от мамы. Там было сказано, что ему придётся три дня пожить одному. Ранним утром родители должны были уехать в гости к бабушке, но так как Мишка долго не возвращался с учёбы, маме пришлось сообщить сыну об этом письменно.
Михаил проснулся в десять минут восьмого. Отца с матерью уже не было. Несмотря на столь ранний час, Миша позвонил Даше, но вновь безуспешно.
«Зачем? Зачем? Зачем? – твердил он себе, проклиная игровые автоматы и свой жалкий выигрыш. – Неужели она больше не будет со мной общаться? Как же я мог?»
До второй утренней электрички оставалось больше часа, и Мишка решил ещё немного поваляться. Затем он уже в который раз попробовал дозвониться до Дарьи, но она была недоступна. Одевшись и собрав папку, Миша поплёлся на железнодорожный вокзал.
Знакомых в вагоне было привычно много. Присев рядом с Павлом, Михаил спросил, не видел ли тот Дашу.
—    Это та девушка, с которой ты нас вчера знакомил? – уточнил Паша.
—    Та самая.
—    Анжела скидывала мне сообщение – тебя вспоминала. Написала, что Даша сегодня на первой электричке ехала и была чем-то расстроена. Смотри, парень, не обижай девчонок. Или, может, ты сам не в курсе, что с ней было?
—    В курсе, – тяжело ответил Мишка. – Это я её обидел своим невниманием. Болван – вот кто я! Уже не первый год сам себе это доказываю.
—    Тише, – попытался успокоить товарища Павел. – По крайней мере, ты осознаёшь свои недостатки.
—    А толку-то? Я уже как клинически больной…
—    Что, опять автоматы?
—    Они, снова они… – каялся Михаил. – Попутал же чёрт связаться с этим недотёпой!
—    С Саней, что ли? – спросил Павел и устремил взгляд в другой конец вагона. – А вот и наш герой собственной персоной. Как говорится, вспомнишь эту дурно пахнущую субстанцию – она и всплывёт.
Мишка обернулся и увидел Сашу. Тот помахал ему и недвусмысленно подмигнул, после чего завалился на лавку, где сидел ещё один пробитый картёжник Димка.
—    Миха, ты же вроде завязал, – поинтересовался Паша.
—    Говорю, клинически случай, – ответил Мишка, тихонько стукнув кулаком по сидению. – Так сложились обстоятельства. Я даже полторы тысячи выиграл, не поставив ни копейки из своих кровных. Но дело в Даше. Она от всего этого пострадала. Я, болван, слово не сдержал, в гости к ней не зашёл.
—    Ого! Ясно. Тут есть над чем задуматься. Прости за каламбур, но тебе, как говорится, и карты в руки.
Михаил наигранно улыбнулся, достал телефон и попытался дозвониться до Даши. Та по-прежнему была недоступна.
Приехав в университет, Мишка занялся поисками любимой. Дождавшись перемены, он принялся судорожно смотреть по сторонам, чтобы не проморгать Дашу. Долго ждать не пришлось. Она вместе с одногруппницами вышла из предпоследней по коридору аудитории и направилась к доске с расписанием.
—    Даша! – обеспокоено крикнул Михаил. – Даша, я здесь!
Она, посмотрев в его сторону, продолжила разговаривать с подружками.
—    Даша, ты чего? – спросил он, подбежав к ней.
—    Миша, я не хочу ничего обсуждать. Уйди, пожалуйста, – спокойно ответила Дарья.
У Мишки словно земля из-под ног ушла.
—    Прости, Даш, –  разволновался он, – я всё объясню.
—    Ты не сдержал обещание, – ответила она, даже не взглянув на Михаила.
—    Я знаю. Но… выслушай меня…
—    Извини, Миша, я не могу! Думаю, нам нужно серьёзно подумать на досуге: стоит ли вообще всё это продолжать.
—    Конечно, стоит! Ну, прости меня, глупца! – разрывался Мишка.
—    Не могу, говорю же, – повторилась Дарья. – Нам лучше расстаться. Хотя бы ненадолго, а дальше – как сложится ситуация.
Ускорив шаг, изредка запинаясь, она спустилась по лестнице и затерялась в толпе студентов на первом этаже. Михаил долго смотрел ей вслед, а потом опомнился, осознав, что опаздывает на лекцию…
Три часа занятий тянулись, как лента из нагрудного кармана фокусника. Погода на улице резко испортилась. Могучие воздушные потоки сопровождались снегом. Мишке, увидевшему эту картину в окне, захотелось быстрее попасть домой и как следует выспаться. Запомнив расписание на следующий день, он отправился в гардероб. Но, спустившись на первый этаж, натолкнулся на Александра, который стоял в окружении трёх девушек и весело о чём-то им рассказывал.
—    Ты снова здесь? – засмеялся Сашка, приметив товарища. – Девчонки, этот «ботаник» меня везде преследует. Подождите здесь, я пока в милицию позвоню. Он может быть опасен.
Девушки тоже рассмеялись. Михаил, не обращая на это внимания, шёл дальше. Александр, извинившись перед собеседницами, догнал приятеля.
—    В чём дело? – недоумённо спросил Саня, придержав Мишку за плечо. – Я же пошутил.
—    Мне на твои шуточки плевать! – дерзко ответил тот, оттолкнув Сашкину руку в сторону. – И на твоих девок тоже. Меня Даша бросила. А всё – ты!
—    Я-то тут причём? – удивился Саша и сам изменил тон. – Вы уж меня извините, молодой человек! Играли на мои деньги, остались в выигрыше. Хоть бы спасибо сказали…
Миша ненадолго замолчал, уставившись в свои, уже где-то вымазанные, ботинки.
—    Хорошо, ты прав, – сказал он, насупившись. – Я сам виноват. Но, так или иначе, отвали!
—    Да ладно тебе. Что, правда, бросила?
—    Правда. Сказала, что нам лучше расстаться. Вряд ли она изменит своё решение.
—    Успокойся, – поддержал его Саня. – Всё будет отлично. На Даше мир не заканчивается.
—    Не знаю, – сдавленно ответил Михаил. – Всё, иди!
—    Да я тебе говорю, жизнь наладится. Хочешь, с девчонками познакомлю? Погуляем. Расслабишься хоть, а то со своей Дашей как ненормальный стал.
—    Не то у меня сейчас настроение…
—    Будь проще, чувак! – смеялся Александр, тряся Мишку за плечо. – Что ты теряешь? Ничего!
—    Ну, это как сказать.
—    Скажу так: лучше сделать что-то и жалеть об этом, чем потом жалеть о том, что не сделал.
—    Даша этого не одобрила бы.
—    Забудь ты про свою Дашу! Она всё равно не узнает, – теребил приятеля Саня. – К тому же это совсем не измена.
—    Эх, пожалуй, ты прав… – согласился-таки Миша.
Они подошли к девушкам. Те мило улыбались.
—    Это и есть твой Димка? – спросила у Сашки Таня, самая высокая из девушек.
—    К счастью, нет, – хитро ответил тот. – Девчонки, познакомьтесь, это Михаил Геннадьевич. Парень что надо! Прошу любить и жаловать!
—    А любить сильно? – шутливо поинтересовалась Евгения, отличавшаяся от подружек своей полнотой.
—    Разумеется, Жень! По десять раз в день, – игриво произнёс Саня и повернулся к Мишке. – Ты тоже знакомься. Это, если слева направо, Таня, Женя и Оля.
—    Привет, – как-то неуверенно сказал Мишка.
Ему сразу приглянулась та, которую звали Ольгой. Она во многом напоминала Дарью. Только волосы были немного светлее.
—    Ну что, девчонки, сходим проветриться? – расплылся в улыбке Саша.
—    Там такая ужасная погода, – сюсюкала Таня.
—    Точно. Надо где-то посидеть, погреться. Или ещё что. Может, съездим куда-нибудь? – предложила Оля и нежно обняла Мишкину руку.
—    Проблема, однако, – ответил Сашка, повиснув на шее у Татьяны. – Эх, что же делать?
—    Скучно, – буркнула Евгения. – Давайте уже определяться.
—    Есть предложение, – вставил своё слово Миша.
Он подозвал к себе товарища и дал понять, что родители уехали из города на три дня:
—    Один дома буду торчать. Можно до меня съездить. Но ответь: они чисты?
—    Если ты о том, потаскушки ли они, то будь спокоен. Все – нормальные девчонки. Правда, уже не девственницы…
—    Тогда ладно, – ответил Михаил, хотя всегда с долей неприязни относился к любой, потерявшей честь. – Как думаешь, поедут?
—    Само собой! – радовался Саня. – Они только этого и ждут. А с ночёвкой можно?
—    Нет, что ты?! Хотя… Пожалуй, можно. Только одно условие: не пить! А то у нас в холодильнике полно вина. Что-нибудь натворите, и меня потом родители прибьют.
—    Я тебя понял, дружище, – ответил Сашка и, пожав приятелю руку, повернулся к прекрасным молодым дамам. – Девчонки, едем к нам в город!
—    Вот ещё! Зачем это? – удивилась Женя.
—    Точно, для чего? – слегка улыбнулась Таня.
—    Ты нас приглашаешь? – кокетливо спросила у Михаила Оля.
—    Можно сказать, что так. Если вы, конечно, согласны… – невнятно ответил он.
—    Согласны!!! – почти одновременно произнесли девушки.
—    Тогда все домой к Михаилу Геннадьевичу! – громко произнёс Александр и похлопал товарища по спине. – Спасибо тебе, дружбан! Вовек не забуду.
Уже через полтора часа все они были в тёплой и уютной квартире Мишкиных родителей. Девушки сразу поспешили в ванную, занимая друг за другом очередь, а Сашка обосновался на кухне, разведывая, что есть в доме из еды. Миша же завалился на свой диван и принялся размышлять, правильно ли поступил, устроив в родительской квартире балаган.

Глава 7. КАРЕ

Михаил проснулся от мешавших спать звуков. Это Женя решила с самого утра сходить в туалет. Миша повернулся на бок и обомлел. Рядом с ним лежала полуобнажённая Ольга. Он долго смотрел на её восхитительную грудь и не мог поверить в то, что видит эту неземную красоту наяву.
Михаилу стало не по себе. Он потихоньку поднялся с дивана, чтобы надеть на свой голый торс хотя бы футболку. Заглянув в зал, Миша и вовсе остолбенел: на кровати его родителей в обнимку лежали абсолютно голые Сашка и Таня. В тот же миг из туалета вышла Евгения, на которой тоже ничегошеньки не было надето. Увидев хозяина, она расплылась в улыбке и послала ему воздушный поцелуй. Мишка немного испугался. Однако Женя осторожно забралась на «родительскую» кровать и прижалась к Сашке.
«Неужели это правда? – подумал Миша. – Может быть, я сплю, и все эти прекрасные девушки мне всего лишь снятся?»
Он повернулся обратно и окончательно потерял дар речи. Отошедшая ото сна Оля, сбросив с себя одеяло, заманчиво смотрела на Мишку, зовя его в постель. Он, не контролируя свои действия, словно заворожённый, прилёг рядом с Ольгой.
—    Ты такой лапочка! – прощебетала она, целуя Мишку в щёку. – Как хорошо, что мы вместе, да же?
—    Конечно, – немного судорожно ответил тот. – Я давно о такой мечтал.
—    О какой «такой»? – продолжала она кокетничать.
—    Такой… ну… такой… – беспокоился Миша.
—    Красивой, да? – улыбалась Ольга.
—    Да, – сгорал он от стеснительности. – Я такой красивой девушки никогда ещё не встречал.
—    А ты девственник? – спросила вдруг она.
Михаилу стало ужасно неловко. Он подумал, что признаться в своей неопытности будет опрометчиво.
—    Нет, не девственник. А что?
—    Ничего. Просто ночью я это так и поняла.
«Ночью? – испугался Михаил. – Стоп, какой ночью? Неужто мы с ней…? Я-то думал, что это сон».
—    А тебе понравилось? – спросил он, невольно заморгав правым глазом.
—    Ты был великолепен! – сказала Оля и нежно обняла гостеприимного хозяина.
«Спасибо тебе, Господи! – думал Миша. – Это и впрямь правда!»
Он улыбнулся и, погладив девушку по голове, проворковал:
—    Кстати, забыл сказать, что у тебя замечательные волосы!
—    Не в волосах дело, а в причёске, – грустно ответила Ольга. – Волосы у меня ужасные. Когда они были длинными, я напоминала чучело. Только после стрижки на меня стало возможно смотреть.
—    Ну, зачем же ты так о себе? – удивился Михаил. – Ты прекрасна. А что за причёска? Как называется?
—    Каре, – тихо ответила она.
—    Ух ты! – удивился Мишка. – Как покерная…
Он в очередной раз едва не проговорился.
—    Как покерная комбинация? Ты это хотел сказать? – поинтересовалась девушка. – Да, ты прав, как покерная комбинация. Кстати, скучно чего-то. Сейчас бы как раз не помешал покер.
—    Как? Ты тоже в него играешь? – спросил Миша после долгой, вызванной небольшим удивлением, паузы.
—    Да. А ты разве нет? Шурик говорил, что вы…
—    В общем-то, если честно, играю, – перебил её Михаил. – Просто никогда бы не подумал, что такая прекрасная девушка… Хотя, чего это мы? Может, лучше поцелуешь меня?
Михаил осмелел и теперь уже сам припал к Олиным губам.
—    Смотрю, ты здесь тоже не скучаешь, – испугал его Саня, выглянувший из-за дверного косяка. – На учёбу поедем? Или гуляем?
—    Какая может быть учёба? – рассмеялся Миша. – И вообще… Давай-ка иди к себе в комнату, не мешай нам.
—    Как скажешь, хозяин, – пошутил в ответ Саша. – Ну, а на автоматы-то хоть пойдём?
—    Да, да, да! – обрадовалась Оля. – Мишуня, пойдёшь?
—    Конечно, пойду, – ответил Михаил, а по его телу пробежала лёгкая дрожь. – Только я не буду…
—    Не капризничай, мой хороший, – сказала Ольга и крепко поцеловала Мишку. – Разве у тебя нет денежек?
—    Ну, хорошо, – вынужден был согласиться тот. – Но тогда ты, Санёк, тоже ставишь.
—    Естественно, – не возражал товарищ. – Пару тысяч поставлю. Одеваемся?
—    Может, не сейчас? – насупился Миша, всячески пытаясь отложить визит в игровой зал. – И откуда у тебя столько денег, ёлки-палки?
—    Места надо знать! У тебя – квартира. У меня – деньги и девки… Ой, прости, Оля!
Из зала послышался голос Тани:
—    Шурик, ты там скоро?
—    Похоже, автоматы и впрямь немного подождут, – улыбнулся Саша, обхватив своё заспанное лицо ладонями. – Бегу, девчонки!
Положив руку на живот Оле, Мишка ненадолго задумался. Сначала он вспомнил Дашу, и ему стало чуточку грустно. Но когда осознал, что впервые в жизни спит с девушкой, которая при этом была внешне ничуть не хуже Дарьи, слегка повеселел. Потом Миша стал размышлять о пропущенных занятиях. И лишь поняв, что в начале семестра ничего архиважного в университете быть не может, окончательно вздохнул с облегчением.
—    Мишуня, – прервала его мысли Оля, – ты меня любишь?
—    А разве можно об этом говорить после одного дня знакомства? – удивлённо спросил он в ответ.
—    Я так и думала, – обиженно произнесла она. – Вам, мужикам, только бы одно…
—    Не грусти. Просто прошло так мало времени. Как я могу сейчас говорить о таких серьёзных вещах?
—    Но мы же провели незабываемую ночь! Если бы я знала, что ты такой, то никогда бы…
Не договорив, девушка заплакала. Мишка подумал, что она права. За месяц дружбы с Дарьей он не получил от неё столько, сколько за одну ночь ему дала Ольга.
—    Прости, ты верно говоришь. Да, я люблю тебя! – решил успокоить её Михаил.
—    Честно? – шмыгая носом, переспросила она.
—    Честнее не бывает, – ответил он и в который уже раз прильнул к её алым губам.
—    Ты мне тоже сразу понравился. Хочу, чтобы мы были вместе.
—    Мы и так вместе, – улыбаясь, посмотрел Миша на Олю.
—    Дурачок, я не об этом! – игриво ответила девушка. – Иди ко мне!
Ещё около трёх часов они нежились в постели. И только потом, плотно пообедав и затарившись пивом, все впятером отправились в зал игровых автоматов.

Глава 8. МАСТЬ ПО ПОРЯДКУ

Миша не стал никому говорить о том, что не взял с собой денег. В кармане у него завалялись лишь двести рублей, полученные от родителей. Остальное лежало нетронутым в Мишкиной копилке, куда он ещё в полдень, за час до выхода из дома, заглядывал по весьма странной Сашкиной просьбе. Причём поначалу Михаил собирался-таки захватить тысячу, но, вспомнив свои былые похождения, передумал: у Сани и так была немаленькая сумма.
В зале игровых автоматов находился всего один посетитель. Но и тот через несколько минут удалился. Сашку это обрадовало: он не хотел, чтобы кто-то мешал их игре. Девушки сели на стулья прямо за спиной у Александра, образовав тем самым замкнутый круг. Мишка же стоял в сторонке.
—    Ну, начнём? – спросил Саша, протянув ладонь Михаилу.
—    Давай, – ответил тот.
—    Это ты давай, – засмеялся Саня, шевеля пальцами. – В смысле, денег давай. Буду ставить.
Миша достал из кармана две сотенные купюры и отдал их Сашке.
—    Это всё?! – негодуя, отреагировал Александр. – Слабенько как-то, тебе не кажется? Что ж, девчонки, придётся вам раскошеливаться. Ну-ка, сбросились все по сто рублей.
—    Ещё чего! – надула щёки Евгения. – У меня денег только на обратную дорогу.
—    Действительно, – подтвердила Ольга. – Лишних средств не имеем.
—    Не волнуйся, подруга дней моих суровых, – с азартом проговорил Саня. – Играть будем поочерёдно, так сказать, по порядку, а выигрыш поделим. Вот увидишь, масть попрёт. Можешь на меня положиться. Гони деревянные!
Сашка, всё-таки собрав со всех примерно четыре сотни, добавил к этой сумме ещё полторы тысячи, и игра началась. Каждый по очереди жал на кнопки. Удача долго обходила игроков стороной. За это время Мишка успел узнать, каким образом можно за пару часов выпить по пять литров пива, как умеют материться девушки, а также много чего ещё. Больше всего его удивило то, что утренняя любовь Ольги к нему внезапно испарилась: автоматы занимали её куда больше, чем он сам…
На экране застыли три семёрки и валет с тузом.
—    Родименький, дай каре! – скуля, просил Сашка и поглаживал кнопку раздачи карт.
Вместо валета с тузом открылись джокер и ещё одна семёрка. Молодёжь принялась ликовать, ведь поймать комбинацию «покер» было непростым делом.
—    Шурик, снимай, и уходим отсюда! – сказала Таня.
—    Ты чего? Такая везуха началась! Может, пробьём разок? – предложил в шутку Саня.
—    Давай, – веселились девушки, – сломай машину!
Сашка, расправив плечи и гордо задрав голову, ничтоже сумняшеся нажал на кнопку «удвоения».
—    Ты чего?! Мы же пошутили, – испугалась Женя, увидев на экране бубнового короля.
Девушки, как и Миша, были в ужасе. Чтобы удвоить выигрыш и не остаться с носом, Сашке предстояло выбрать одну из четырёх предложенных автоматом карт, которая оказалась бы выше той, что уже была открытой, то есть старше короля.
Александр долго решал, какую из четырёх карт открыть. В то же время Михаил понимал, что всё это безнадёжно. Автоматы никогда бы не дали шанса пробить подобную сумму. Так и вышло. Самой сильной из закрытых карт оказалась пиковая десятка, но Таня неуверенным нажатием пальца открыла и вовсе трефовую тройку.
—    Козёл! – обиженно произнесла Женя, стукнув Сашку по спине.
—    Вы сами сказали, мол, давай пробьём, – пытался выкрутиться он.
—    Девочки, поехали домой, – сквозь слёзы сказала Оля. – Скотина, все деньги проиграл!
—    Сама ты скотина! – ругнулся Сашка. – И без того кучу денег получила, а теперь ещё и…
Он ненадолго замолчал, бросив взгляд в Мишкину сторону. Тот стоял, не говоря ни слова. Ему вся эта история уже порядком надоела: неуёмный фанатизм товарища, треклятые автоматы, высасывающие из игроков последние деньги, и даже Ольга, насчёт которой у Миши едва ли не ежеминутно рождались серьёзные подозрения. Ему хотелось закрыть глаза, что есть мочи закричать и, успокоившись, начать жизнь сначала.
Девушки, оставив ребят вдвоём, сели в отходящий автобус и отправились к себе в город. Сашка в это время проигрывал жалкие остатки ранее поставленной суммы.
—    Они из какой группы? – спросил у него Мишка.
—    Они? – невнятно ответил Саня. – Они… это… не с нашего факультета.
—    А где ты их откопал?
—    Какая разница? Тебе не понравилось?
—    Смотря, что не понравилось. Их поведение очень подозрительно. Так откуда они?
—    Первокурсницы они. С юрфака. Чего пристал? – ворчал Саша.
—    Первокурсницы?! Да они мне в старшие сёстры годятся!
Михаил, вспылив, схватил Александра за шею:
—    Это были шлюхи? Говори!
—    Эй! – заскулил Сашка. – У тебя не все дома или как? Отпусти!
—    Я задал вопрос!.. – рычал Мишка.
—    Говорю же, первый курс. Юристки.
Миша не выдержал и заехал Сане в челюсть, а потом, громко выругавшись, пошёл домой, без гроша в кармане.
«Сколько это может продолжаться? – нашёптывал он себе под нос, шагая по тротуару. – Ты же вроде не дурак. Сдались тебе эти автоматы? И какого чёрта с потаскухами связался? А этот богатенький? Ты же зарекался не общаться с ним. И вообще до сих пор непонятно, почему родители дают ему столько денег, если он всё проматывает? Хотя, может, и не дают вовсе? Пожалуй, пора поговорить с ними начистоту. Уж больно испорчено их дитё!»
Зайдя домой, Мишка бросился к холодильнику, чтобы сделать живительный глоток апельсинового сока. Но кто-то из недавних гостей его уже выпил. И четыре бутылки вина тоже! Пришлось довольствоваться остывшей кипячёной водой. Михаил ещё долго шатался по квартире, обречённо размышляя о своём в корне изменившемся поведении, распорядке дня и новых увлечениях. Злоба переполняла парня. Ему не хотелось ни видеть, ни слышать никого.
Немного поостыв, он решил подготовиться к предстоящему учебному дню. Сложив нужные тетради в папку, Миша достал коробку со своими сбережениями. Но, открыв её, обомлел. Коробка была пуста.

Глава 9. ПОКЕР

Михаил больше не мог терпеть. Сняв телефонную трубку, он набрал номер Сашкиных родителей, решительно настроившись рассказать всё, что знал. Без утайки и без прикрас.
К телефону подошла мама Александра.
— Здравствуйте, это Мишка! – начал тот без промедления. – Возьмите стул, присядьте и приготовьтесь внимательно слушать. Извините, что я так сразу, но у меня к вам серьёзнейший разговор.
Сашкина мать перепугалась, но сделала всё, как сказал Миша. Когда тот начал свою исповедь, женщине стало плохо. Их разговор длился почти час.
—    Я долго не хотел ничего рассказывать ни вам, ни уж тем более своим родителям, – признался Михаил, – но сегодня моему терпению настал конец! Поймите меня правильно.
Поведав, наконец, о девушках лёгкого поведения и краже, которую, скорее всего, совершили они же, Мишка отдышался и продолжил:
—    Вы не подумайте. Я совсем не прошу вас возвращать мне деньги за этих похотливых баб. И не утверждаю, что сам, дескать, такой невинный и пушистый. Просто хочу, чтобы вы обо всём знали. Водка, игровые автоматы, теперь ещё и проститутки… Нельзя так баловать сына, поймите это!
—    Мишенька, – не жалея слёз, говорила Сашкина мать, – мы с мужем даже не подозревали, что Шурик вырастет таким оболтусом. И мы совсем его не балуем. Просто он уже третий год ворует у нас деньги…
«Вот оно что! – поймал себя на мысли Миша. – Значит, это дело рук совсем даже не девок… Точно, ведь только этот крысёныш знал, где я храню деньги. Теперь ясно, насколько ты «крут», мальчик! Надо же, родители у тебя богатенькие! По тысяче на газировку с мороженым дают, понимаешь ли! Ворюга паршивый!»
—    Родительская любовь слепа, Мишенька, – продолжила женщина. – Думали, порядочный мальчишка растёт. Всё для него делали. А он ни в какую не желает ни учиться, ни работать.
—    Не плачьте. Пожалуйста, не надо. Как бы это грубо ни звучало, вы сами виноваты, – заявил Мишка. – Извините, конечно, но вы знаете, что я человек прямой. Хотя, вполне возможно, и не стал бы раскрывать всех секретов, если бы не этот случай с воровством.
—    Теперь мне всё ясно, – не унималась мать Александра. – Муж говорил, мол, давай заплатим за следующий семестр, дадим сыну последний шанс. Но станет ли он учиться?.. Сейчас Шурик думает, будто мы верим в то, что у него с учёбой всё в порядке. Специально зачётку от нас прячет, поганец!
—    Его уже отчислили, – признался Михаил. – Лично я не уверен, что этот бездарь когда-нибудь поумнеет. Из любого разговора с вами он не извлечёт для себя никакой пользы. Будет лишь с умным видом слушать, что вы ему говорите, но тут же всё забудет. Уж я-то его знаю! Меня самого это бесит!
—    Ну, ты же его друг. Ты, по идее, и должен больше нас знать о его увлечениях.
—    Он мне уже не друг! – едва не вспылил Мишка. – Да и никогда им не был, по сути. Даже не понимаю, почему мы с ним общались. Я и он – два абсолютно разных человека.
Сашкина мать по-прежнему плакала, осознавая, кем стал её сын.
—    Миша, как считаешь, может, его в армию отправить?
—    Это уже ближе к цели. Но и здесь я не уверен, что такое поможет. Время уже упущено. Армия его вряд ли исправит. Без вас в этой жизни он ничто! Пустое место!
—    А что мы? Мы не так уж и богаты, как ты думаешь…
—    В любом случае, вы гораздо состоятельнее моих родителей. Но ваш сыночек, поймите же это, не приучен работать, не знает цены деньгам, сплошной ноль по жизни. Не нужно было его целовать в… кхе-кхе… Сами понимаете, во что… Как же я зол!..
—    Но мы же хотели, как лучше, поэтому ни в чём ему не отказывали. И совсем не целовали, а били даже…
—    Только, пожалуйста, не надо врать! – обиженно произнёс Миша. – Ой, простите, случайно вырвалось. Никогда вы его не били. Я не верю в то, что ваш любимый Шурочка – не маменькин сыночек.
Сашкина мама окончательно разревелась.
—    Ну, чего вы? – тяжело вздохнул Мишка. – Всё наладится. Просто вам нужно правильно взглянуть на всё, что я вам рассказал. И не плачьте. Уже поздно горевать. Лично я собираюсь рассказать своим родителям всё, как только они вернутся от бабушки. Обо всех своих глупостях, которые успел наделать за несколько месяцев похождений с вашим Сашей. А вот вы с ним, кстати, давно на такие темы разговаривали?
—    Никогда. Ну, пару раз от силы…
—    Так вот, поговорите. Но не так, как обычно, – пояснил Михаил. – Не нужно философии и заумных рассказов о том, как надо жить. Будьте ближе к сути. Заставьте его пахать, как вола. Пускай он не понаслышке узнает, что такое жизнь. Иначе вы его окончательно потеряете: он и так уже заблудившийся человек. В общем, думаю, вы и сами знаете, что теперь делать. Нет, я, конечно, не хочу показаться правильным мальчиком или же верным, заботливым дружком. Скажу честно: мне глубоко наплевать на ваше чадо. Уж извините, но такова правда. А вот вас мне жалко. Честно, жалко. Потому что сам я рос далеко не в сказочных условиях, хоть и не в нищете. И будь у моих родителей такой достаток, как у вас, и такое же отношение ко мне, я бы ни за что их не огорчил. Только не подумайте, конечно, что я не люблю своих родителей…
—    Я тебя прекрасно поняла, Мишенька, – призналась женщина. – Мы с мужем всегда тебя Сашке в пример приводили. Ты же такой самостоятельный и разумный парень, несмотря на то, что никогда не видел больших денег. Но Шурик только хохочет, когда мы рассказываем ему о тебе.
—    Отправьте его служить. Тогда он похохочет! – ударил кулаком о тумбочку Мишка.
—    Не знаю, не знаю. Мне как матери тяжело будет. А ты молодец, что всё осознаёшь.
Разговор продолжался. Михаил посоветовал Сашкиной маме как-нибудь наведаться в игровой зал, где ребята были постоянными посетителями. Ей эта идея понравилась. Женщина слегка успокоилась и попрощалась…
Уже через сутки родители Александра направились в университет. Им хотелось лично убедиться в том, что сын выдворен из числа студентов. И они убедились. Причём Сашка об этом даже не догадывался. В тот вечер он, вернувшись домой, сразу же крикнул с порога:
—    Народ, есть что-нибудь пожрать? Историчка всю плешь проела! Прямо не историчка, а истеричка какая-то. Сил уже нет учиться. Сейчас умру с голодухи!
В коридор вышла мама и, прищурив глаза, сказала:
—    Сегодня, молодой человек, специально для вас приготовлено фирменное блюдо – покер натуральный под острым соусом из кирзовых сапог!
—    Прошу вас к армейскому столу, юноша! – выглянув из спальни, добавил отец и потряс какой-то бумажкой, зажатой в кулаке.
Это была справка о том, что Александр отчислен из университета. Причём отчислен не только за академическую неуспеваемость, но и за неоплату обучения: деньги, которые родители выдали Сашке в начале семестра, осели в игорных залах. Виновник происходящего вздрогнул от страха и понял, что его размеренной жизни настал конец…

Глава 10. РОЯЛЬ

Как вы сами понимаете, Александр своё отгулял. Хотя родители собирались его простить: они тогда покричали на него, последний шанс на исправление дали. Но, обнаружив наполовину опустевшую шкатулку с некогда припрятанной заначкой, поняли, что нужно кардинальным образом менять ситуацию. Потом ещё и за руку Сашку поймали в одном из подпольных игровых залов. Вот и предприняли попытку вернуть испорченного сына к реалиям жизни. Отправили сапоги топтать. Так и хотелось сказать вдогонку: «Счастливого тебе марша, Санёк!» Но до сих пор ищут его, дезертира…
Мишка? А что Мишка? Михаил – он парень не промах. Был в некотором заблуждении и помешательстве. Но вовремя одумался. Взял и рассказал обо всём своим родителям. Хотя мог бы и не делать этого, ведь они всё равно ничего не знали. Тем не менее, поняли всю суть, простили сына и даже похвалили за смелость и откровенность.
Правда, Михаил так и не нашёл себе новую подружку. Жалко парня, честное слово! Ведь он до сих пор любит Дарью. А она уже почти год гуляет с другим, который ей совсем даже не нравится. По-прежнему дымит, как паровоз, и выпивать начала. Постоянно вспоминает Мишку, но не желает возобновлять отношения. Злится. Нет, не на тот случай. На себя злится. Не может простить себе того, что перестала тогда общаться с Мишей из-за какой-то ерунды. Он, как видит её, постоянно здоровается. Но Дарья всё голову воротит, делает вид, что не замечает. А потом слёзы по ночам в подушку льёт. Любит его, но молчит.
В отличие от скитающегося непонятно где Александра, Михаил продолжает учиться в университете. Ещё и в музыкальную академию заочно поступил. Родственники настояли. Да и сам Миша был только «за». Такой дар, как у него, нельзя терять. То, что он вытворяет, сидя за роялем, не описать никакими словами. Ох, вы бы только знали, как человеческие уши радуются Мишкиной музыке! Потому-то и получает парень одну премию за другой. Молодчина! Без серьёзных целей в нашей жизни никак нельзя. А то совсем пропадёшь.

(2006 г.)

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector