Планов громадьё, сомнений не меньше

Год Свиньи унёс вместе с собой жизнь моей матери. То же самое он сделал и с жизнью отца, но дюжину лет назад. И теперь у меня не осталось ни родителей, ни родных бабушек с дедушками. Прошлое во многом перечёркнуто – надежды лишь на будущее. А оно связано в основном с детьми. Своих, к сожалению, нет. Поэтому с удовольствием вкладываюсь в чужих. Ради них, мальчишек и девчонок, сейчас и живу. Но насколько хватит этого запала и рвения – никто не скажет. Многое зависит не от меня. Сами дети зачастую не ценят дружеского, почти братского к ним отношения (хотя нередко жалуются мне на школьных учителей, пап, мам, друзей), а некоторые родители и вовсе безучастны, из-за чего школьники ведут себя примерно так же, живя одним днём, плывя по течению и интересуясь лишь собой, а не теми, кто рядом, и уж точно не происходящим вокруг, не умея и не желая заглядывать в будущее, которое «как-нибудь само собой сложится», наверное.

Читать далее «Планов громадьё, сомнений не меньше»

Память вместо самой песни

Вы замечали, что редко какой человек способен оценить песню, услышав её впервые? Вот тащитесь вы по определённой музыкальной композиции, хотите поделиться ею с кем-то из своих знакомых, а в ответ слышите слегка обидное для вас: «Как-то не очень. Не моё». Бесспорно, человек не обязан любить то же самое, что и вы. Свободу выбора никто не отменял. Но как реагировать, если ваш товарищ (подруга) в очередной раз приходит в гости и слышит ту же самую песню, после чего просит сделать погромче, дескать, трек зачётный? Знакомая картина?

Читать далее «Память вместо самой песни»

«Кленовый лист» Маршала как состояние души

С большущей неохотой вспоминаю последние деньки, проведённые в Петербурге, и подавленное состояние, в котором тогда пребывал, ожидая вынужденного возвращения на родину – ввиду отсутствия жилья в Северной столице. Говоря точнее, я даже не вспоминаю всё это – оно само сидит в голове и периодически зудит. Не зря же говорят: память – это то, чего у нас не отнять. Соль на многочисленные раны сыпали и главный редактор «РЖД-Партнера» («Из такого города уезжать нельзя»), и родной брат («В Дивногорск никогда не поздно вернуться, а вот обратно в Питер – уже вряд ли»), и корефан из числа писателей («Пропадёшь ты, Стёпка, в Дивногорске»). Даже мой лучший друг едва не отчаялся, подумывая, хоть и не всерьёз, о возвращении на берега Енисея вслед за мной. Читать далее ««Кленовый лист» Маршала как состояние души»