«Тюменский курьер»

Городская газета, выходящая в самом, пожалуй, неудобном для чтения формате – А2, не просто живёт уже дольше четверти века, но и удивляет своей периодичностью. Во времена, когда печатные СМИ неумолимо отживают своё, подписчики «Тюменского курьера» получают свежий номер издания трижды в неделю: по вторникам, четвергам и пятницам. Последний из них – с телепрограммой и кроссвордами. В розницу он стоит 10-11 рублей. Тираж, конечно, мог бы быть и побольше, но даже 5000 экземпляров – достойный показатель. А уж качество многих материалов – на загляденье! Причём материалов не только аналитических, очерковых, но и сугубо информационных.

Читать далее ««Тюменский курьер»»

Иркутск

На протяжении многих лет Иркутск бьётся – с Новосибирском и Красноярском – за неофициальное звание столицы Сибири. И неспроста. В городе есть всё необходимое (кроме метрополитена) из того, что может пожелать душа простого рабочего, творца, студента, пенсионера, семьянина, туриста: старинные кварталы, просторные парки, огромные мосты, шикарные памятники, торговые центры, точки общепита (особенно позные / бузные), стадионы, университеты, театры, музеи, вокзалы, аэропорт. Воздушная гавань, между прочим, не где-нибудь в десятках километров от Иркутска располагается, а почти в нём самом, неподалёку от Пивоварихи. Ну, и про Байкал, до которого, впрочем, придётся с часок прокатиться, забывать не будем.

Читать далее «Иркутск»

«Большая удача» Илариона Кувшинова

Стал лауреатом сам – сделай лауреатом другого! Вполне себе подходящий слоган для педагога. В минувшем году я впервые попробовал свои силы в Краевом литературном конкурсе имени Игнатия Рождественского, представив на суд жюри рассказ «Свободный художник» из своей – на тот момент ещё будущей – книги «Петербург богемный». Заняв третье место в номинации «Проза», был слегка удивлён и сильно обрадован. Спустя год, заявив на этот конкурс уже пять работ своих учеников и узнав о победе одного из них, удивился и обрадовался в разы сильнее.

Читать далее ««Большая удача» Илариона Кувшинова»

Самара (Зиминский район)

Только рек с таким названием в России не одна и не две. А уж населённых пунктов и того больше. Самый известный из них, разумеется, город в Поволжье. Связано с ним и село в Иркутской области. Первым жителем этого населённого пункта, как мне рассказали в местном Доме культуры, был Яков Платонов. Ранее он служил в Самаре, которая ему очень сильно понравилась. И когда перебрался в живописное местечко, расположенное посреди лесных угодий, на берегу реки Зима, то увидел определённое сходство с поволжским городом. Так будущее село и получило своё название. Читать далее «Самара (Зиминский район)»

Мордино (Зиминский район)

Деревня, расположенная аккурат между федеральной автодорогой Р-255 и рекой Ока, плотного соседства с другими населёнными пунктами Иркутской области не имеет. Забавное название, согласно местному поверью, пошло от морды. Но не от чьего-то лица, а от снасти-ловушки, которую использовали для ловли рыбы. Дело в том, что Мордино находится на берегу небольшого озера, продолговатого по форме. И самые первые здешние поселенцы, как нетрудно догадаться, были без ума от рыбалки. Читать далее «Мордино (Зиминский район)»

Усть-Мана

Приятные воспоминания из детства связаны с этим посёлком, расположенным ближе всех к Дивногорску. Чтобы точнее – в устье реки Мана, на обоих её берегах, с которых открываются потрясающие виды. Берега соединяет мост – автомобильный и железнодорожный одновременно. Там-то, на мосту, даже под ним, в специальных выступах, мы, будучи бестолковой пацанвой, и обитали чаще всего, щекоча себе нервы страхом свалиться вниз, прячась от бдящих тёток, куковавших в сторожке вблизи переезда, а также глазея на любителей позагорать на местных пляжах и даже бросая в них чем попало – в надежде, что никто не увидит и не догадается. К слову, стихийные пляжи и местечко, известное как Манский плёс, – это то, чем славится посёлок среди дивногорцев и красноярцев, ежегодно съезжающихся сюда летом. Читать далее «Усть-Мана»

«Золотые угри»: недетская рыбалка

В 1970-1980-х годах чехословацкий гений Карел Кахиня создал немало схожих, но уж точно не однотипных фильмов на тему раннего взросления. Вот и главный герой драмы «Золотые угри» (1979 г.) сорванец Вертелка, сыгранный Мартином Микуласом, слишком рано заглядывает в глаза смерти, пускай даже рыбьей, засматривается на красоту нагого женского тела, что так типично для творчества Кахини, а затем и вовсе оказывается главным добытчиком в семье, которую вынужденно покинули старшие братья и папенька (Владимир Меншик). Читать далее ««Золотые угри»: недетская рыбалка»

«Сеть»: шпионская рыбалка

Я бы ничего подобного не вынес – меня бы прикончили уже на второй-третий день! И вообще мало кто в схожей ситуации остался бы психологически сильным и здоровым человеком, если вообще выжил бы. Главный герой «Сети» – живущий вблизи государственной границы рыбак (Рю Сын-бом), у которого всего-навсего сломалась лодка и поневоле доставила его к чужакам. Бросать плавсредство он категорически отказался, ибо лодка – единственный способ прокормить семью. Но кто ж знал, что жена и дочь вынуждены будут ждать своего кормильца так долго и что сам глава семьи вернётся домой абсолютно выхолощенным – как морально, так и физически… Честно говоря, даже не верится, что человек может настолько сильно рваться к родным, а по возвращении уже совершенно ничего не хотеть – даже жить. Читать далее ««Сеть»: шпионская рыбалка»

«Дом у дороги»: маленькие радости большой семьи

Давненько не доводилось видеть в кино столько неподдельных эмоций на лицах детей. Этим-то мне, в первую очередь, и запомнится необычный фильм Алексея Жирякова продолжительностью 57 минут. Необычный – потому что донельзя жизненный и гротескный одновременно. В «Доме у дороги» режиссёр показал невымышленную многодетную семью Киселёвых, живущую (это уже, вероятно, сценарный ход, но утверждать не возьмусь) в антисанитарных, почти бичёвских условиях – на грани отвращения. Читать далее ««Дом у дороги»: маленькие радости большой семьи»

«Час волка»: свихнуться на прошлом

Если человек не желает забывать мрачное прошлое, то светлое будущее он не построит, куда бы ни бежал и во что бы ни погружался. Ещё и других за собой на дно потянет. История героя одного из самых – одновременно – психологических, абсурдистских и сюрреалистических фильмов Ингмара Бергмана наглядно это подтверждает. Художник Йохан, которого играет Макс фон Сюдов, сбегает от собственных страхов на этакий островок надежды – в аскетичную хибарку, одиноко стоящую на пригорке тихого леса. Вместе с ним в добровольную ссылку отправляется и Альма (Лив Ульман), во всём поддерживающая далеко не идеального, но любимого мужчину. Это тот самый случай, когда человек до конца несёт взваленный на себя крест, прогибаясь под его тяжестью, но ни в какую не сдаваясь. Читать далее ««Час волка»: свихнуться на прошлом»