«Мама, я съела слона» Дарьи Месроповой

литература

Москвичка Дарья Месропова почти по-гроссмейстерски расчертила прозаическую партию с поеданием слона, в результате чего заняла третье место в седьмом сезоне молодёжной литературной премии «Лицей» имени Александра Пушкина. Название произведения вобрало в себя едва ли не все ключевые мотивы и смыслы, заложенные в текст, включая обжорство и его влияние на вес, игру в шахматы и сопутствующие этому подвиги, неоднозначность отношений между взрослыми и детьми, а также между людьми и животными.

Главная героиня повести «Мама, я съела слона» – школьница Вера Зайцева, которая не первый год занимается упомянутым видом спорта, однако никогда не выигрывала ничего серьёзного. Оттого-то юная шахматистка и не верит в себя, как бы её ни хвалили родители и тренер. Она даже полюбить себя никак не может, сетуя на отражение в зеркале, где «красуется» прыщавая девица в плотном теле. В то же время Вера частенько думает о том, как и чем помочь окружающим, которые, по её мнению, гораздо симпатичнее и умнее, но будто бы не подозревают об этом, а потому нуждаются в поддержке и даже в защите.
Вспоминаются слова Льва Озерова: талантам надо помогать – бездарности пробьются сами. Вспоминаются, однако к повести Дарьи Месроповой отношения не имеют. Вера Зайцева сколь добра, столь и талантлива. Просто обстоятельства так складывались, что ребёнок не слышал нужные слова в нужное время, а в силу возраста не мог осознать: всё происходящее – к лучшему. И как бы мы ни просчитывали жизненные ходы со всевозможными комбинациями, как бы ни делили всё на чёрное с белым, как бы ни взвешивали вероятные плюсы с минусами, на какие бы предзнаменования с предсказаниями ни нарывались и какими бы амулетами ни вооружались – всё будет исключительно по Его воле. А не благодаря везению, которое якобы «вообще самое главное в жизни».
Действие повести начинается и заканчивается в поездах. В разных. Причём условные старт и финиш зеркально отразятся. Так, после первого из описанных железнодорожных путешествий для героини многое закончится, а во время последнего – начнётся с нуля или же возродится. Спортсменке, успевшей настрадаться как морально, так и физически, достаточно будет лишь взглянуть на себя с другой стороны, отбросить все условности с пресловутыми штампами и наконец-то услышать то, что давным-давно следовало, а не какие-то обрывки речей – ввиду напрасной избирательности самого слушателя, его же на части и рвущие, как ни одной бродячей собаке не удалось бы.
Авторский язык – хитросплетённый, непредсказуемый и местами даже малопонятный, как партия в рапиде обывателю, – обращает на себя внимание столь же неизбежно, как и мошенническое поведение ключевых персонажей на важнейших соревнованиях. Дарья Месропова искусно потчует читателя шахматной терминологией, но палку в этом деле не перегибает и, условно говоря, слона проглатывать не заставляет.
Слегка смущает разве что употребление англицизмов и брендов: вероятно, сказалась погоня за модными веяниями вкупе с попытками выехать за счёт некоей узнаваемости. Впрочем, повесть от этого не проигрывает. Равно как и персонажи, которых победы – не только спортивные – настигают-таки рано или поздно. Даже Ярик Просолов, сливший важнейшие соревнования, обретает куда больше, нежели теряет. А заодно оказывается не таким уж и безнадёжным папенькиным сынком, как изначально думала Вера, считая парня любимчиком тренера.

Степан РАТНИКОВ.

Оцените статью
Комментировать