Артём Попов: «Надо вернуть деревенской прозе истинное смысловое наполнение»

литература

Яркий представитель новой волны деревенской прозы. Автор, не понаслышке знающий об актуальных проблемах глубинки и активно откликающийся на различные просьбы сельчан – своих потенциальных читателей. Необычайно интеллигентный, учтивый и образованный человек. Член Союза писателей России, член Союза журналистов России, действующий пресс-секретарь городского Совета депутатов. Северодвинского прозаика Артёма Попова невозможно охарактеризовать парой слов – настолько многогранна его личность. Познакомившись с ним в начале июня 2022 года, я долго вынашивал идею о подготовке и публикации интервью со своим коллегой. И вот что в итоге получилось.

– Артём, буквально в конце весны 2023-го тобой и единомышленниками по перу был подготовлен манифест новой волны деревенской прозы. В чём его ключевая суть и кто его поддержал?
– Однажды я уже сравнивал писателей-деревенщиков с пчёлами, которые неустанно трудятся «в полях и лугах», пишут не совсем приятные вещи для власть имущих, часто «жалят», но кто-то должен это делать. Манифест объединяет разрозненных пчёл в один улей. Цель у этих пчёл такая: привлечь внимание к проблемам деревни как основы России. Манифест сплачивает поколение сорокалетних. Мы хотим вернуть деревенской прозе истинное смысловое наполнение: считаем себя продолжателями классического русского реализма, но при этом не отказываемся от новаторства и творческих экспериментов. В манифесте разбиваются многие стереотипы, существующие вокруг деревенской прозы, и предлагаются темы, которые будут животрепещущими в ближайшие годы. Манифест поддержали: Ассоциация союзов писателей и издателей России, первый секретарь Союза писателей России Геннадий Иванов, главный редактор газеты «День литературы» Валентина Ерофеева, главный редактор старейшего электронного журнала «МолОко» Лидия Сычёва, главный редактор журнала «Двина» Михаил Попов и другие известные писатели.

– Реально ли помочь современной деревне и её жителям подобной прозой, если учитывать реалии, в которых все мы существуем?
– Мы поддерживаем словом. А словом, как известно, можно и вылечить, и убить. Но молчать нельзя. Вспомним, как восстали люди против мусорного полигона в Шиесе в Архангельской области. И ведь всё у них получилось!

– Ты частенько ездишь по деревням и сёлам, встречаешься в библиотеках и клубах с местными жителями, твоими потенциальными читателями, заодно и для себя самого что-то новое открываешь. Чем заманивают, когда приглашают? Обливается ли сердце кровью, когда видишь забытые властями и Богом населённые пункты?
– Конечно, больно видеть разрушенные дома с провалившимися крышами, заброшенные фермы, закрытые школы и детские сады. В деревнях остаётся очень мало молодёжи… Но там живут мои читатели, как ты верно заметил, поэтому я не могу им отказать и готов ехать по бездорожью. Обратная связь нужна авторам как подзарядка. А вдруг какую-нибудь интересную историю расскажут на встрече, которая потом ляжет в основу нового произведения? И рассказывают!

– Старый Северодвинск, если говорить о различных архитектурных объектах, исчезает с лица земли, что явно не радует тебя, судя по постам в соцсетях. Это банальная ностальгия по чему-то былому и безвозвратно уходящему, ну, скажем так, возрастное? Или же есть реальная, по твоему мнению, возможность спасти, отстоять многие исторические памятники, но кому-то проще снести всё к такой-то бабушке?
– И возрастное, и ностальгия – всё верно. Это наша история! Пятый год провожу бесплатные экскурсии по старому городу. Возможность спасти здания, конечно, есть. Но не торопятся, ждут… А когда спохватятся, уже будет поздно – только фотографии и останутся.

– Жизнь на Севере уж точно не сладкая. Что тебя держит здесь? Были ли мысли перебраться в более тёплые края? Или ты непоколебимый помор до мозга костей?
– Вот сейчас, в середине июля, у нас тут 9 градусов тепла. Вспомним «Евгения Онегина»:
Но наше северное лето,
Карикатура южных зим,
Мелькнёт и нет: известно это,
Хоть мы признаться не хотим.
Не считаю себя помором. Хочется перебраться южнее, хотя бы на Вологодчину, где мои корни. Там, по сравнению с Северодвинском, более благоприятные условия. Но вот что-то держит, не могу пока даже для себя сформулировать…

– Ты не только (и, наверное, не столько) прозаик, но ещё и журналист. Мешает ли основная профессия куда более творческой и свободной деятельности, если говорить о наличии или нехватке времени, а также о переплетении двух всё-таки разных языков – журналистского и литературного?
– Хемингуэй считал, что на определённом этапе журналистика становится ежедневным саморазрушением для творческого человека. Впрочем, сам Хемингуэй тоже начинал в газете – это помогло ему отточить слог и упростить тексты. Газета научила меня в минимум слов вложить максимум смысла. Это полезно и для литературы. А язык, ты тоже верно подметил, совершенно разный: каждый раз бьюсь, избавляюсь от газетчины.

– Из-под твоего пера вышли пока две известные многим книжки – «Избачиха» и «Ваня Француз». И там, и там – рассказы. Чем для тебя привлекателен именно этот жанр? За повести или роман думаешь взяться в ближайшие годы?
– Мне на встречах очень часто задают этот вопрос. На самом деле жанр рассказа – очень сложный. И нужно помнить, что современный читатель экономит время, не каждый возьмётся за толстенный роман. О планах всегда умалчиваю – как суеверный человек.

Артём Попов: «Надо вернуть деревенской прозе истинное смысловое наполнение»– Чем ещё по жизни увлекаешься? Может, любишь спорт, занимаешься коллекционированием, ведёшь домашнее хозяйство?..
– Мне нравится выращивать цветы, это можно назвать хобби. Люблю, когда вокруг меня красота! Цветок – это мимолётное и в то же время вечное. Сам процесс взращивания долгий: из семечка дождаться цветка. Нужно набраться терпения, как будто пишешь рассказ, торопиться нельзя. Текст должен «отлежаться». А растение – вырасти, прежде чем зацвести.

– Обрисуй в нескольких предложениях своё детство. Каким оно было и каким был ты сам? Благодаря чему и кому сформировался будущий писатель?
– Очень правильный вопрос, Степан! В детстве закладывается всё – хорошее и плохое. Это запас прочности на всю жизнь. Лев Толстой писал, что человек воспитывается в раннем детстве – потом уже поздно. У меня было счастливое советское детство, спокойное и стабильное, за это я благодарен родителям. Я все лета проводил в деревне. И первые мои рассказы – про моё деревенское детство, родных и близких, малую родину.

– Закончить нашу беседу предлагаю в рекомендательном ключе. Перечисли три книги или произведения из тех, что были прочитаны тобой за последнее время и в большей степени запомнились. Что в них такого особенного и почему рекомендуешь их другим людям?
– Недавно я с удовольствием написал рецензию на повесть Максима Васюнова «Чёртово колесо». Это произведение признано победителем Международной премии имени Александра Ивановича Казинцева, моего учителя. В основу повести легла реальная история о том, как летом 2022 года старушка из уральской деревни отправилась в Ереван, чтобы найти там свою внучку, не оставившую родным ни своего нового номера, ни адреса. Максим Васюнов, сам того, конечно, не подозревая, написал рассказ-молитву. Вторая книга – «С отцом» Сергея Мурашёва. Это сыновья благодарность родителям и малой родине (как раз к твоему предыдущему вопросу о детстве). Наконец, назову книгу Елены Холмогоровой «Бегущей строкой», в которую вошли эссе о значимых событиях в жизни писателя. Я купил этот сборник на фестивале «Белый июнь». Советую всем!

Степан РАТНИКОВ.

Оцените статью
Комментировать