Анастасия Карпова: «Когда ты такой весь творческий и странный, жить непросто»

литература

Современный литературный процесс в России заточен не только и, пожалуй, даже не столько на поддержку состоявшихся писателей, сколько на открытие новых имён. Для этих целей проводят многочисленные конференции, семинары, чтения. Да и весомая часть творческих конкурсов предназначена исключительно для молодых литераторов, коим особенно важны мнения и оценки экспертов: вошёл разок-другой в число финалистов – поверил в себя – продолжил начатое в более активном и осознанном ритме – вырос профессионально – обрёл своего читателя. Насколько тернист этот путь, обыватели вряд ли поймут, а авторы с внушительным стажем, вероятно, уже и не вспомнят. Попробуем детально рассмотреть на личном примере вологжанки Анастасии Карповой – студентки Литинститута, которая набирается знаний как в вузе, так и на выездных профильных мероприятиях, заодно успевая работать и публиковаться в авторитетных изданиях.

– Анастасия, в России давно отсутствует профессия «писатель». Но при этом существует Литературный институт имени А. М. Горького, где ты как раз и учишься. В чём истинная ценность такого образования? Особенно с учётом того, что многие известные писатели обучались в отнюдь не профильных учреждениях.
– Стандарт профессии «писатель» пока, действительно, отсутствует. Но этот вопрос с 2022 года обсуждается Литературным институтом совместно с Ассоциацией союзов писателей и издателей, что лично меня радует. Как говорят, научить писать нельзя, а научиться – можно. И всё, начиная от исторического места и заканчивая взаимодействием с выдающимися писателями современности, способствует этому: ты в процессе и около него. Не могу не сказать и о филологической базе, без которой невозможно создать что-то новое, ведь история литературы отвечает на многие вопросы и сегодня. Многое встаёт на свои места. Что касается ценности такого образования… Самое главное и ценное, что открыл для меня Литинститут, – это люди. Когда ты такой весь творческий и странный, жить непросто. А здесь тебя понимают. Уверена, многие известные писатели, среди которых Николай Рубцов, Роберт Рождественский, Василий Белов, учились здесь именно поэтому. Потому что писатель – понятие социальное. Кому-то повезло, и он работает на заводе, видит жизнь такой, какая она есть. А кому-то нужны люди, способные понимать твой язык и видеть в тебе и вокруг тебя свет этой жизни.

– Ты не только студентка, но и сотрудник литературного портала «Печорин.нет»: ведёшь его соцсети, периодически пишешь критические материалы, обзоры. Кстати, даже о моём романе «Школота» успела высказаться кратенько, дескать, «холодная, но честная проза». Какими путями пришла к «Печорину»? И чем он для тебя является: источником заработка, творческим трамплином, попыткой заявить о себе, жаждой открывать новые имена для других?
– Ещё будучи студенткой первого курса, я нашла литературный портал, рассказывающий об актуальных конкурсах и возможностях. Тогда же впервые открыла для себя новые литературные имена, которые прежде были мне не знакомы. А потом пришло время искать работу, и, должно быть, судьба – вакансия на том самом портале «Печорин.нет». И вот я уже два года работаю в команде Алексея Небыкова – главного редактора, писателя, просветителя и автора многих других литературных проектов. Конечно, портал – мой литературный старт, и я благодарю Алексея за доверие и веру в меня. Мне очень приятно быть частью этого проекта, ведь «Печорин.нет» открывает многое для авторов, которые только начинают свой путь. Взять, например, рецензии от профессиональных критиков, с которыми можно в прямом смысле познакомиться и получить ценные советы по работе с текстом. Серьёзно, где ещё можно вот так поработать с Романом Сенчиным, Борисом Кутенковым, Ниной Ягодинцевой и другими критиками, если, допустим, живёшь в небольшом городке и не имеешь возможности выбраться на семинар? Также на портале размещаются события, информация о литературных конкурсах, обзоры журнальной периодики (проект «Русский академический журнал») и многое другое. Честно говоря, я и сама продолжаю открывать для себя много нового, делиться полезными материалами и – главное! – писать, писать, писать. А твою «Школоту» я прочитала с середины – в рамках обозрения ноябрьского номера журнала «Наш современник» за 2022 год. И это, думаю, добрый знак.

– В минувшую дюжину месяцев тебя впервые опубликовали в таких известных журналах, как «Знамя» и «Наш современник». Плавный переход от альманахов и коллективных сборников к «толстякам-мастодонтам» официально состоялся. Теперь опускать планку нельзя, как считаешь?
– Безусловно, публикации в толстых литературных журналах – весомое достижение для меня. Год назад казалось, что это всё далеко и недоступно. Но, как говорится, всему своё время. И, конечно, теперь я ещё более строга к собственным текстам, потому что это уже совсем другой уровень. Но продолжаю поддерживать и коллективные сборники с альманахами. С удовольствием участвую, если такая возможность случается. Потому что самое главное для любого хорошего произведения – чтобы его читали. И это сбывается. За что спасибо дорогим редакторам.

– Ты пишешь и стихи, и прозу. Одно другому не мешает, если досконально разбираться? Чему отдаёшь предпочтение в большей степени? Или ещё не определилась?
– Писать стихи я начала раньше, чем прозу. Поэтическое баловство, отдушина – так назову свои отношения с рифмами. Здесь я позволяю себе всё то, чего мне не разрешают в прозе, а именно – чрезмерную образность. Да и стихи, как правило, совсем меня не спрашивают, говоря иногда против воли. А что остаётся делать – записываю. С прозой иначе. Проза рождается медленно и иногда с более глубоким эмоциональным выражением, нежели стихи. Когда пишу, то нахожусь в постоянном поиске близких состояний, которые испытывают мои герои. Всё-таки я прозаик. Думаю, так.

– Какие ощущения испытала, войдя в число экспертов всероссийского конкурса коротких рассказов для «Роман-газеты»? Считаешь себя уже созревшей для такого ответственного труда?
– Это большая честь – быть частью оргкомитета литературного конкурса «Современный российский рассказ» от портала «Печорин.нет» и журнала «Роман-газета». Дело в том, что я не впервые знакомлюсь с работами современных авторов, ведь позади было немало литературных семинаров и обсуждений. Однако опыт именно члена жюри для меня новый, и я благодарна организаторам за такую возможность. Оценивать работы – это огромный труд, который требует внимания, терпения и следования чётким критериям. Всё-таки 814 заявок из 68 регионов России и 12 стран мира – это не шутки!

– Летом 2023-го ты побывала в Химках на фестивале новых литературных форматов «Молодой Пушкин». Что это мероприятие дало тебе как человеку, как писателю и как организатору?
– Первые «Химки» случились со мной благодаря рекомендации по итогам Беловского литературного семинара. «Химки» – это традиционный семинар, литературная учёба, выступления в библиотеках. В общем, всё то, что я так люблю. Программа для организаторов впечатлила особенно, ведь этому посвятили целый фестиваль новых литературных форматов «Молодой Пушкин». Возвращалась домой с ощущением наполненности и новых знаний, в предвкушении того, что всё это можно попробовать реализовывать и в своём регионе. А ещё «Химки» – это люди. Настоящее чудо, когда ты можешь обнять всю Россию.

– Годом ранее без твоего участия не обошёлся и фестиваль «Капитан Грэй» в Мурманске, где мы с тобой, к слову, и познакомились. Можешь сравнить атмосферу двух упомянутых литературных мероприятий – подмосковного и северного? Кольский полуостров отныне навсегда в сердечке, признавайся?
– «Капитан Грэй» стал для меня самым первым литературным фестивалем, а такие события остаются в сердце навсегда. Можно сказать, что с него и началось моё знакомство с литературным процессом в принципе и с Советом молодых литераторов СПР в частности. Оба литературных события масштабны и значимы для современных авторов, но отличие всё-таки есть. «Капитан Грэй» похож на литературный пленэр: это совершенно иная природа, это вдумчивое созидание и наблюдение за городом и попытка запечатлеть, запомнить и увезти как можно больше в себе. Таким же в 2022 году получился и семинар критики под руководством Дмитрия Коржова и Юрия Татаренко. А вот «Химки» находятся, скажем так, в привычной для жителя центральной России плоскости. Поэтому там фокус идёт именно на взаимодействие с себе подобными при любой возможности, даже во время обеда или бессонной ночи в предвкушении следующего семинарского дня.

– Раз уж мы с тобой знакомы, то не могу не упомянуть и Виктора Астафьева. Ведь он с десяток лет жил и работал в Вологде, с которой связана внушительная часть твоей жизни. При этом Виктор Петрович родился в Овсянке, а умер в Красноярске. Я же, в свою очередь, начал самостоятельную жизнь как раз в упомянутом селе, откуда через семь лет переехал в столицу Красноярского края. Такая вот цепочка совпадений. В связи с этим хочется узнать твоё отношение к сибирскому писателю, к его творчеству. В частности, какое произведение нравится больше всего? А ещё – ёкает ли у тебя в груди, когда проходишь в Вологде мимо роскошной трёхэтажки, в которой жил Виктор Астафьев?
– Ещё как ёкает. И не только там. Дело в том, что сама Вологда тесно связана с литературой. Здесь жили и творили такие выдающиеся авторы, как Константин Батюшков, Николай Рубцов, Владимир Гиляровский, Василий Белов… И сегодня литература продолжает звучать. Но вернёмся к Виктору Астафьеву. Здесь, в Вологде, он написал знаменитую «Царь-рыбу», а также «Оду русскому огороду» и другие произведения. Во мне с особым трепетом и теплом отзывается его «Конь с розовой гривой». Кстати, в нашем Детском музыкальном театре идёт одноимённый спектакль Анны Мухиной, удостоенный Государственной премии Вологодской области, по мотивам этого рассказа. Так что Виктора Петровича на Вологодчине помнят, любят и читают.

Анастасия Карпова: «Когда ты такой весь творческий и странный, жить непросто»

– Частенько вижу новости о твоём участии в различных литературных мероприятиях, которые в вашем городе проходят по большей части в библиотеках. Есть ли на всё это очевидный читательский – в том числе зрительский – спрос? Или же пытаетесь, так сказать, насильно привлечь к прекрасному и вечному? Чем вообще живёт современная вологодская литература?
– Насильно мил не будешь, да и не надо, ведь в Вологде с особой любовью относятся к литературным мероприятиям. Вспоминаю своё первое выступление там: город мне не знаком, друзей ещё нет, а люди пришли. Это было удивительно и приятно, особенно после равнодушной Москвы. Так я обрела первых читателей в Вологде. А потом как-то само закрутилось: семинары в рамках Всероссийских Беловских чтений и «Братья по духу», фестивали «КнигПикник по-вологодски» и «Площадь поэтов», поэтический диалог «Взаимодействие», открытый микрофон «Между строк». Вот как живёт Вологда литературная!

– По сложившейся на этом сайте традиции, перечисли трёх авторов и, соответственно, три их книжки или три отдельных произведения, которые довелось прочесть за последние два-три года, да не просто осилить, а всерьёз удивиться или вдохновиться. Кто и чем тебе запомнился?
– Летом открыла для себя Даниэля Орлова и его «Долгую ноту»: север, Соловецкие острова, непростая судьба героини, но главное – какая-то близкая русская тоска. После этой книги я почувствовала, что однажды смогу написать крупную форму. Такое случается нечасто, надо сказать. Дальше – «Блок и его время» Нины Берберовой. Иногда, чтобы понять творчество, нужно посмотреть автору в глаза. И это как раз тот случай. Наконец, назову ещё две книги (я гуманитарий, не любящий считать), от которых становится светло на душе: «Нерентабельные христиане. Рассказы о русской глубинке» Петра Давыдова и «Избачиха» Артёма Попова.

Степан РАТНИКОВ.

Оцените статью
Комментировать